Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Что такое наркотический кайф?

Описания, собранные нами из разных источников, довольно специфичны, неполезны для перечитывания тем, кто совсем недавно освободился от зависимости, но, думается, крайне необходимы тем, кому по долгу службы необходимо понимание внутреннего мира зависимого человека, понимание всей пагубности греховных переживаний, стимулируемых наркотиком.

аркотическая зависимостьВ состоянии наркотического опьянения человек перестает испытывать душевную и физическую боль, появляется ощущение легкости, комфорта. Ощущение легкости приводит к потере контроля над собой и утрате чувства реальности. Бывают случаи, когда человеку начинает казаться, что он может выпрыгнуть из окна и полететь по воздуху и т. д. Состояние наркотического опьянения продолжается только в то время, когда наркотическое вещество содержится в крови.

Переживание наркотического опыта настолько ярко запоминается, настолько глубоко фиксируется каждой клеточкой тела, настолько пронизывает физическую, психическую и духовную природу человека, что, запечатлеваясь в основании центральной нервной системы, в душевных глубинах структуры человеческой личности, формирует в ней новую доминанту, определяющую отныне ход желаний, мыслей, поступков. Потребностный цикл всего человеческого существа становится ориентированным на достижение эйфории.

Что же такое “эйфорическое состояние” наркомана, состояние “кайфа”? Оно включает в себя ощущение «прият­ности» как таковой и восприятие человеком окружающей обстановки и собственного тела совершенно особенным образом. При этом возникает чувство невесомости тела, легкости, парения. Возникает ощущение силы, свободы и уверенности в себе.

“Через несколько секунд после введения наркотика возникло ощущение настолько приятное, что оно превосходило все, испытанное раньше. Я погрузился в мечты… не хотелось ни двигаться, ни думать. По рукам и ногам полилось чувство теплого блаженства. Образы и звуки, которые приходили в это время, были настолько необычными и в то же время близкими и знакомыми, что не поддавались никакому описанию…

Все было как в приятном сне, который вспоминается очень долго. Окружающего как будто не существовало, но я знал, что мои друзья испытывают то же, что и я. И от этого они казались мне ближе, чем раньше. Все их поступки и мысли стали мне близки. В них осталось только хорошее. Думал я о них, как об очень милых и сердечных людях. Такое состояние длилось (как потом я узнал, посмотрев на часы), около трех часов. Затем ощущение стало снижаться, и было очень жаль расставаться с мечтами, не хотелось, чтобы их сменила грубая реальная жизнь.

После всего этого желание испытывать действие наркотика стало постоянным и больше никогда не исчезало. Я начал запасать его впрок, чтобы, ввести в удобное время, когда никто не смог бы помешать мне доставить себе удовольствие. Всегда заранее ожидал тех ощущений, которые появятся после укола.

Через полгода регулярного употребления я заметил, что прежняя доза уже не дает желанного эффекта. И к концу года я увеличил ее в четыре раза”.

Илья, 22 года

(стаж 3,5 года)

Наркотический опыт значительным образом влияет на характер отношений человека к окружающим людям. В состоянии «кайфа» возникает ложное переживание особого отношения к людям, чувства симпатии, открытости, легкости общения, чувства взаимопонимания и полноты отношений.

Наркотический кайф изменяет (иногда пожизненно) характер мышления человека. В первую очередь — это изменение соотношения логического и наглядно-образного мышления, характер оценки объектов мышления. Для людей, имевших наркотический опыт, характерны потрясающие проявления подстройки под собеседника, о чем бы он ни говорил, кем бы он ни был. Эта личностная особенность определяется не столько эмпатическим складом характера, сколько тенденцией к размыванию личностных границ. Наркоман — человек с размытыми личностными границами. Для него характерна потеря грани между “я” и “не я”.

Под воздействием наркотика особым образом деформируется греховная природа человека, поскольку происходит торможение более естественных его греховной природе страстей и влечений в пользу доминирующей страсти — потребности в наркотике. У наркоманов со стажем наступает некое утишение других страстей, поскольку страсть к наркотику наиболее сильно и властно овладевает человеком.

Отношения наркомана к наркотикам очень похожи на чувство влюбленности. Он все время думает о предмете своей страсти, постоянно ожидает встречи с ним и стремится к нему. Предвкушает радость, если эта встреча состоится, тоскует и нервничает, если она откладывается, готов на что угодно, только бы быть рядом с наркотиками.

Острота, глубина и характер свойственных состоянию наркотического «кайфа» ощущений и переживаний запоминаются надолго, если не на всю жизнь, и, при отсутствии критического отношения, начинают служить ориентиром в поведении человека, испытавшего это. Во-первых, это эйфория, потом ощущение прилива энергии, повышение умственной активности. Наркотик заставляет работать очень значительное число клеток головного мозга на работу в экстренном режиме, что дает избыточную самоуверенность, усиленное чувство восприятия, снижение потребности во сне, повышенное беспокойство и постоянное желание повторить первый опыт наркотического опьянения. У всех кокаиновых и первинтиновых наркоманов быстрыми темпами развивается бредовый психоз, т.е. сумасшествие.

Память ставится в услужение наркотической потребности. Своеобразной разновидностью поврежденной наркотиком памяти являются устойчивые изменения внутренних процессов, изменения обмена веществ в нервных клетках, вызываемые наркотиком. Чем они устойчивее, тем память о воздействии наркотиков прочнее, тем вероятнее, что укоренившаяся в человеке страсть спровоцирует повторный прием наркотического вещества.

Информацию, полученную в процессе употребления наркотика, можно вспомнить в полном объеме только после приема того же наркотика. Такая особенность памяти — одна из ловушек для любого наркомана. Вместо одной личности, одной памяти образуются как бы две личности и две памяти. Одна из них — личность, для которой самое главное — наркотик, другая, бешенными темпами уничтожаемая первой, — прежняя, ненаркотическая.

Восстановить жизненный опыт и информацию, полученные в состоянии опьянения, в трезвом виде бывает практически невозможно. Это одна из тех причин, по которой врачи не любят общаться с наркоманами, находящимися в состоянии опьянения, — это бессмысленно.