Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Дистанционная психотерапия: Письма, написанные одной бедой

Я получаю много писем в ответ на свои публикации в популярных изданиях. Здесь я привожу с некоторыми сокращениями письма жен и невест больных алкоголизмом. Они пришли из разных регионов России. Для меня они олицетворяют великую боль значительной части женщин России. На некоторые письма я отвечала лично, на некоторые впервые даю комментарий в этой книге. АлкоголизмДля соблюдения конфиденциальности настоящие имена заменены, опушены детали, по которым авторы писем могли стать узнаваемыми своими знакомыми. Оставлена та часть содержания, которая исключительно типична для семей с наличием больного алкоголизмом.

Уважаемая Валентина Дмитриевна!

Трудно, конечно, о таком писать, но чувствую, что должна, что обязана. Самый родной и дорогой для меня человек попал в беду. И страшно то, что я ничего не могу изменить, поправить к лучшему. Не могу жить с такой мыслью, что ничего не значу в этой жизни, не хочу мучиться с этой безысходностью потому, что я люблю его, болею им, чувствую его и каждую секунду думаю о нем.

Познакомились мы с Олегом полтора года назад. О том, что он пьет, узнала не сразу (он долго скрывал), а когда узнала, стало страшно, но решила, что не отдам его. Вот возьму, заслоню руками и не отдам. Мы везде и всегда были вместе, после работы бежим в кино или по делам. Читаем вместе книги, стряпаем на кухне, ходим в гости к друзьям. Я видела его глаза, когда он возился с моим племянником. Я любовалась Олегом, когда он был занят какой-либо работой. А как радовалась душа, когда он меня встречал с работы. Он через весь город шел с работы усталый вечером, чтобы лишний раз посмотреть на меня, рассказать о своих делах.

В отпуск поехали вместе. Как было здорово видеть, что кто-то беспокоится о моих промокших ногах, ловит каждый мой жест, как котенок заглядывает в глаза. Но я видела, что его тянет к спиртному. Я видела, как он мучается, страдает. Не могу забыть, как он метался во сне, хватая сухими губами воздух, как лихорадочно билось сердце. Пустые, безжизненные глаза смотрят на меня, но увы!, не замечают. Как было обидно и больно, когда он срывался. Сколько слез я пролила, уговаривая его на лечение! Олег об этом даже слушать не хотел, становился грубым, неприступным.

Дома с родителями начались сложности. Каждый день упреки, что я неправильно поступаю, не так себя веду, слезы мамы о моей горькой судьбе. И смертельное заявление Олега «пил и пить буду».

Случилось то, что должно было случиться, но увы… Сработало сволочное предательское чувство себялюбия, самозащита от родного мне человека. Не выдержала, выгнала Олега. Сломала своими руками то, что так долго и трудно строили вдвоем, разрушила хрупкий мир двоих. Оттолкнула от себя человека, который мне поверил, который тянулся ко мне. А я…

Затихли на лестнице шаги, перестал звонить телефон, теперь не нужно было бежать открывать дверь, а если раздавался звонок, я знала – это не мне. Стало тихо, пусто, холодно, мертво, как в могиле. Никого не нужно провожать, никого не нужно встречать, все затихло, остановилось, живи в свое удовольствие, а вот жизни нет.

Мама успокаивает, что еще встречу свою судьбу и все устроится. А у меня душа изболелась за него. Засыпаю и просыпаюсь с одной мыслью, день хожу, не видя перед собой дороги. Тошно стало жить, зная, что мой единственный человек болен, а я не помогла ему, а еще своими руками толкнула его в яму.

Больно думать, что должна подчиниться обстоятельствам и плыть по течению. Ведь мать-природа для чего-то дала мне жизнь и облик женщины. В своих мыслях дошла до полного отупения, ведь должен быть выход, должен.

Понимаю, лишь имея желание, он сможет себе помочь, а у Олега его нет. Твердит одно слово – нет. Господи! Как найти слова, чтобы убедить? Легко и просто любить человека, когда он хороший, добрый, нежный, ласковый, надежный и все в нем устраивает. Ты его понимаешь, и он тебя. А ведь нужно найти силы любить, когда он невыносим, когда поступает плохо, мучается сам и мучает других. Хочу любить и верить, верить и любить, не могу вычеркнуть его из своей жизни. Ведь ему 24 года.

Цепляюсь за каждую малость той нашей счастливой жизни. Хочу понять, почему все так нелепо, глупо. Ведь можно так здорово жить.

Прочитала статью и появилась надежда. Помогите нам с Олегом. Если нужно приехать на консультацию, я приеду в любое назначенное время.

Меня интересуют такие вопросы:

  1. Какие существуют современные методы лечения?
  2. Какое время должен человек воздерживаться от спиртного, чтобы родился нормальный, полноценный ребенок?
  3. Как вызвать у человека желание обратиться к врачу для лечения?
  4. Чем я могу помочь ему в данной ситуации?

С уважением Л., г. Витебск.

Комментарий. Дорогая Лена (назову вас так, поскольку полного имени вы не сообщаете)!

Ситуация с вашим любимым действительно трагическая. Он болен алкоголизмом. Его метания ночью, которые вы описали, это похмельный синдром. Он честно сказал: «Пил и пить буду». В этом ему можно верить. Как можно помочь человеку, который не просит помощи, отвергает ваши предложения помочь, вы же его уговаривали на лечение? Более того – он недвусмысленно показал, что ему дороже – водка или вы. Вы его не просто прогнали, а с условием, что готовы продолжать взаимоотношения, если он откажется от алкоголя. И вы сами видите, что он выбрал.

Не корите себя за разрыв с Олегом. Вы проявили максимум терпения и преданности. Еще больше терпеть и бросать к его ногам свою жизнь означало бы, что вы себя ни во что не ставите, свою жизнь не цените. Вы пишете, что нужно любить человека, когда он бывает и плохим, и трудным. Кто сказал, что именно нужно? Это ваш добровольный выбор. Кстати, хотя больной алкоголизмом и испытывает непреодолимое влечение к алкоголю, но и у него есть выбор – продолжать пить или стремиться к выздоровлению и трезвости.

Возможно, вы дали ему последний лучший шанс начать выздоравливать. Многие больные пришли на лечение именно тогда, когда жены поставили вопрос ребром: «Или лечись, или я развожусь с тобой». Другие больные продолжали пить и после этого и пришли на лечение «на стадии табуретки». Так выразился один мой выздоравливающий больной. Он рассказал, когда потерял все – работу, семью, имущество, из которого осталась одна табуретка, – тогда, наконец, серьезно решил что-то изменить в своей жизни. Он добровольно обратился за лечением. Некоторым больным необходимо упасть до самого дна, чтобы, оттолкнувшись от дна, начать восхождение к новой жизни.

Олег, наверное, чувствует, что вы его по-прежнему любите. Вы, а не он спрашиваете о сроке воздержания от алкоголя перед планированием ребенка. Значит, он пока еще не будет думать об изменении привычного образа жизни.

Если по существу вопроса, то ребенок может быть здоровым при рождении и при небольшом, скажем, месячном сроке воздержания от алкоголя обоих родителей. Срок трезвости, однако, не влияет на риск алкоголизма для ребенка, когда он достигнет подросткового и зрелого возраста. Дети больного алкоголизмом отца (или обоих больных родителей) относятся к группе высокого риска развития алкоголизма. Риск – это не фатальная неизбежность, это только вероятность. Риск может снижаться, если присутствуют защитные факторы – благоприятная семейная атмосфера, любовь и внимание обоих родителей, хорошая успеваемость в школе, вовлеченность в так называемую просоциальную активность (в деятельность, одобряемую в обществе), наличие непьющих «положительных» (не склонных к правонарушениям) друзей, отсутствие психических нарушений (депрессия, расторможенность). Естественно, ребенку с высоким риском развития алкоголизма нужен пример трезвости родителей, сверстников. Вы уверены, что ваш ребенок будет наблюдать такие примеры?

Можно просчитать риск алкоголизма и еще точнее. Это делается в медико-генетической консультации, например, в Научно-исследовательском институте наркологии Министерства здравоохранения России, где я работаю.

Однако люди руководствуются не расчетами риска, а любовью, когда хотят рожать детей. И правильно делают. Все предусмотреть трудно. А любовь родителей между собой и любовь их к ребенку может делать чудеса и уберечь от многих напастей, в том числе и от алкоголизма.

На вопрос о методах лечения алкоголизма я не буду отвечать, поскольку успех лечения зависит не от метода, а от личности больного и тяжести его болезни. Зависит это и от вовлечения в процесс выздоровления близких людей. Например, если бы вы сами, Лена, могли пролечиться по программе преодоления созависимости или хотя бы посещали группы самопомощи «Ал-Анон», то шансы на обращение за лечением Олега резко бы повысились. Лечение требуется не только Олегу, но и его семейному окружению. Вы – уже член семьи, поскольку принимаете большое эмоциональное участие в его судьбе.

О том, как его мотивировать на лечение, читайте в этой книге о тактике интервенции. Но в начале думайте о собственных потребностях и проблемах.

Желаю вам научиться заботиться о себе не меньше, чем о своем любимом.

С уважением, Валентина.