Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

История наркомана

«В 1992 году я попал в неврологическое отделение одной из Архангельских больниц, мне тогда было 15-ть лет и тогда я ещё ни разу не пробовал каких-либо одурманивающих веществ, кроме алкоголя. В этой больнице я впервые попробовал марихуану и некоторые вещества из группы бензодиазепинов, мне их предложил сосед по палате.

Лечение НаркоманииЧестно говоря, тогда я не смог оценить то наслаждение, которое испытал. Но позднее в этом же отделение появился паренёк, с которым мы периодически баловались циклодолом и марихуаной, тогда я ещё не понимал, к чему это может привести, и на славу отрывался, в моей голове не возникало и мысли о том, что сегодняшний кайф через некоторое время обернётся мукой, безысходностью, депрессией и позднее ломками.

После того, как я выписался из стационара, контакт с тем человеком, что был так щедр со мной, был потерян, и я лишь изредка вспоминал о кайфе, но не упускал любой возможности вновь что-нибудь употребить, будь то радедорм, или релашка или барбитураты; я обманывал врачей, приходя к ним и рассказывая всякие байки. Так продолжалось до 1995 года, именно тогда я впервые испытал действие винта — этот наркотик поработил меня полностью, уже в первый раз я испытал страх перед тем, что меня может отпустить это необычайное наслаждение, я лежал на кровати и боялся пошевелиться, думал: «Вот сейчас я пошевелюсь, и на этом всё удовольствие будет исчерпано…» — При мысли об этом я начинал беспокоиться, в моей душе поселялась суета.

И так продолжалось изо дня в день. А когда действие проходило, у меня начинались галлюцинации, но не какие-нибудь «страшилки», а абсолютно реальные сцены, которые могут произойти в жизни. Мне слышалось, как на кухне отец обсуждает меня со своей женой и обсуждает как раз то, что сейчас со мной происходит, я подходил к кухне, и оказывалось, что она пуста.

Я кололся «винтом» 3-4 дня в неделю и за эти дни терял по нескольку килограммов веса — с меня падали штаны. После нескольких суток без сна я ложился спать и отсыпался — спал примерно сутки, потом пару дней отъедался, после чего всё начиналось по новой. А какие мысли крутились тогда в моей голове, это не передать словами, именно впервые употребив «винт», я понял: «Я в полном дерьме, и теперь я уже бессилен…».

В 1996 году я впервые попал на лечение в один Московский центр, но и после этого всё продолжалось. И уже к концу года я дошёл до такого состояния, что боялся выйти из дома: меня преследовал страх, — дикий страх. И я не знал, чего я боюсь, просто когда нужно было выйти из комнаты, я не мог этого сделать, будто кто-то невидимый держал меня за ноги, у меня неоднократно возникали суицидальные мысли, и спасибо моим друзьям за то, что они уберегли меня от этого шага. Когда страх был особенно силён, я прибегал к помощи алкоголя и снотворных средств — иногда это помогало. Я не раз клялся родителям и друзьям в том, что вот вчера это было в последний раз, но всё начиналось вновь, и когда я давал клятвы, обязующие меня отказаться от наркотиков, то я говорил правду и действительно был полон решимости и желания завязать, но болезнь брала верх. И вот уже летом 97 года, после продолжительной детоксикации, я поехал проходить реабилитацию в Норвегию, где провёл чуть больше месяца и вернулся в Россию. После возвращения из Норвегии я оставался трезвым более 3-х месяцев, а потом опять срыв и опять детоксикация, и опять срыв. Именно этот срыв вывернул меня наизнанку, именно тогда я увидел и почувствовал самого себя и разглядел лицо своей болезни, я почувствовал дно…

С этого момента началась новая эпоха моей жизни и, хоть я и продолжал употреблять наркотики и даже подсел на героин, причём очень плотно, это было уже карабканье вверх. И в январе 1998 года я попал с тяжёлым абстинентным синдромом в реанимационное отделение — это была уже настоящая героиновая ломка, и, наверное, после этого я полностью созрел, кроме того, у меня обнаружили гепатит. Что-то на 180 градусов перевернулось в моей душе, мне просо захотелось жить. Кроме того, меня окружали люди, которые сочувствовали мне, выслушивали меня и поддерживали, с их помощью мне удалось выкарабкаться. И теперь я благодарен этим людям за их доброту и терпение.

У меня нет готового рецепта исцеления от наркомании, но я точно знаю, что если люди не будут оставаться безучастными к больным этим недугом, то у наркоманов будет гораздо больше шансов выжить, именно выжить, ибо наркотики рано или поздно убивают!!! Надеюсь, что моя история, хоть немного, да прольёт свет на эту болезнь и на чувства тех людей, которые страдают этим заболеванием!

И мне хотелось бы призвать каждого, кто посетит эту страничку: » Не стойте в стороне и объединяйтесь!!! Всё вместе мы сможем противостоять этой беде и сможем победить!!! Не бывает чужих детей, братьев, сестёр!!!”

Артем

“Винт” — сильнейший наркотик, приводящий к быстрой умственной деградации. Знакомые “героинщики” называли тех, кто “сидит на винте”, «кончеными«.