Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Как спасти детей от наркотиков Данилин А. Данилина И.

Скачать книгу

Данилин А., Данилина И. Как спасти детей от наркотиков. М., Центрполиграф, 2000.

                                            Содержание

  • Вместо введения
  • Почему наши дети начинают прием наркотиков.
  • Немного психоанализа, или Глава, которую можно не читать.
  • Немного биологии
  • Что же нам делать для того, чтобы наш ребенок не стал наркоманом?
  • В каком возрасте наши дети начинают интересоваться наркотиками?
  • Как можно заподозрить, что ребенок начал принимать наркотики?
  • Как можно определить, какое наркотическое вещество принимал ребенок?
  •   Героин и другие опиаты
  •   Марихуана
  •   Кокаин и другие психостимуляторы
  •   Галлюциногены
  •   Растворители
  •   Успокоительные препараты
  • Каким образом дети достают деньги на наркотик?
  • В чем состоят наши ошибки и заблуждения?
  • Проблема созависимости и типы семьи.
  • Влияние созависимого поведения на личность родителей.
  • Что Вы должны знать об основных законах психологического развития Вашего ребенка.
  • Психология влияния.
  • Как определить тип личности Вашего ребенка и выработать оптимальную стратегию взаимодействия с ним?
  •     Опросник Айзенка
  • Психологическая защита
  • Как приём героина изменяет психику молодого человека?
  • Как выбрать эффективный метод лечения для ребенка-наркомана.
  •   Метод Назаралиева
  •   Программа “Детокс”.
  •    Метод Маршака.
  •   “Кодирование”
  •   Гемосорбция и “искусственная почка”.
  •   Стереотоксическая операция на головном мозге.
  •   Метадон
  • Что же тогда остается?
  •   Этап дезинтоксикации
  •   Этап лечения депрессии.
  • Психотерапия
  •   Анонимные наркоманы
  •   Как это действует?
  •   Что я могу сделать?
  •   Семейная психотерапия
  •    Гипноз
  • Немного о лекарствах применяемых при лечении наркоманов.
  •   Опийные антагонисты.
  •   Антидепрессанты.
  •   Трамал и другие анальгетики.
  •   Метаболическая терапия.
  •   Успокоительные и снотворные препараты.
  •   Противосудорожная терапия.
  •   Иглорефлексотерапия.
  • Какие лекарства Вы можете рекомендовать?
  • Что могут сделать родители во время лечения.
  •   Как вести себя во время и после лечения.
  •   Где же все-таки лечиться?
  •   Сколько времени молодой человек должен находиться в стационаре (в больнице)?
  •   Вопрос о наркологическом учете.
  • От чего происходит рецидив?
  •   Нужно ли изолировать ребенка после лечения?
  •   Может быть, посадить его в тюрьму?
  •   А если отправить его в армию?
  •   Можно ли вылечить наркоманов принудительно?
  • Вместо послесловия.

Вместо введения

Авторы этой книжки понимают, что изложенная в ней информация не очень проста. Эта книжка предназначена для умных родителей. Для родителей, которые хотят понять, что происходит с молодым человеком и семьей, в которой он живет. Ее не имеет смысла читать людям, которые хотят отмахнуться от проблемы наркотиков, сделать вид, что это всего лишь болезнь, заниматься которой должны врачи без всякого участия семьи пациента.

Почему наши дети начинают прием наркотиков.

Такая глава есть в нашей книжке о героине. Мы решили, что в углубленном виде она нужна и в книге для родителей. Ведь, самая главная для нас с вами задача - это попробовать понять, что происходит в нашей семье и попробовать измениться. Пока еще не слишком поздно. Однозначно, на вопрос о причине приема наркотиков не может ответить никто. Во всяком случае, известно совершенно точно, что никакие наследственные особенности на это не влияют. Наркоманы встречаются среди всех слоёв общества в любых семьях, любых учебных заведениях, независимо от их элитности. Поэтому нам с Вами придётся искать более глубокие причины наркотической эпидемии, разразившейся в России. Большинство исследователей этой проблемы давно пришли к выводу, что наркотики, как нелегальные (героин и марихуана), так и легальные (табак и алкоголь), являются не симптомом конкретного заболевания, а "симптомом" культуры, "симптомом" психологического состояния общества. Вдумайтесь, мы, старшее поколение, применяем алкоголь в быту для лечения любых заболеваний - начиная от простуды и заканчивая сильными болями. Что уж там говорить о трудных состояниях души: тревоге, депрессии, стрессе, одиночестве и т.д. Кто из читателей этой книжки обратился к врачу - психотерапевту для лечения последствий стресса? А кто из Вас при нервном напряжении предпочитает "выпить рюмочку"?… Вот поэтому под маской алкогольной болезни у нашего и более старшего поколения могут встречаться любые душевные проблемы, расстройства и заболевания. Нас никто не учил обращаться к врачу или священнику, и большинство из нас предпочитает лечиться не с помощью врача, а "через магазин"… Что же мы хотим от своих детей? Героин и другие наркотики выполняют в их культуре, культуре, новой и непонятной для нас, ту же самую роль универсального лекарства "от всех проблем", которую в нашей молодости играл алкоголь. Жизнь старшего поколения (собственно, всех тех, кому сейчас за 35 и, личность которых формировалась в советский период) отличалась пятью главными особенностями:

  • Во-первых, она была в целом безответственной. Большинству из нас в ней приходилось много и монотонно работать, причем работать очень часто бессмысленно, ни за что, кроме физического своего присутствия на рабочем месте, не отвечая. Смысл нашего труда, с нашей точки, зрения должно было понимать только страшно далекое от нас "начальство". Труд и поступки большинства из нас были абсолютно безответственными. Ответственность наступала лишь в том случае, если мы нарушали приказы начальства и "выбивались" из общего фона поведения некого абстрактного "коллектива". Кстати говоря, мы в советские времена были во многом лишены ответственности и за собственных детей. Где-то, в глубине души мы знали, что отвечать за их развитие будет школа и государство, а наше дело - одеть, обуть, накормить, дать денег, а вырастет и станет человеком он, как-нибудь сам.
  • Во-вторых, она была удивительно статичной. У большинства из нас не было никаких сомнений в том, что завтра будет то же самое, что и вчера. Большинство из нас было уверенно в завтрашнем дне. В этой жизни была постоянная уверенность, что человек сначала будет ходить в детский сад, потом в школу, потом либо в институт, либо на работу и т.д. Не возникало даже малейших сомнений в том, что человека распределят на работу, и он будет жить, по крайней мере, не хуже других.
  • В-третьих, мы жили в обществе, в котором отдельная личность не значила практически ничего. Мерилом правильности поведения отдельного человека служило мнение коллектива. Мифический коллектив был вместо личности единицей социального измерения.
  • В-четвертых, в этой жизни у всех был некоторый смысл, не связанный с материальным благополучием. Упрощая, можно сказать, что все мы участвовали в строительстве "светлого будущего". Большинство смотрело программу "Время" и даже, если не верило в социализм до конца, то все равно считало, что "все врать не могут" и "завтра будет лучше, чем сегодня".
  • В-пятых, в советской культуре, не было места для удовольствий. Телесные удовольствия, практически, были под запретом. Как известно, "в СССР секса не было". Не только секс, но и остальные чувственные удовольствия, такие, как музыка, танцы, занятия спортом доставались нам с величайшим трудом и, в целом, не поощрялись как формы человеческой деятельности, "отвлекающие человека от созидательного труда".

Из этих особенностей жизни бессознательно формировалось наше мышление - "образ мысли советского человека":

  • Мы не привыкли к переменам. В действительности, мы их боимся больше всего на свете и хотим, чтобы завтра все было так же, как вчера.
  • Мы не привыкли искать в жизни смысл. Мы постоянно бессознательно ждем, что этот смысл даст нам кто-то извне, как раньше нам его диктовали "родная партия и правительство".
  • Мы привыкли к отсутствию ответственности за результаты собственной деятельности. Мы не хотим ни за что отвечать. Мы хотим, чтобы за нас принимал решения кто-то другой. Мы привыкли к разделению общества на себя самих и начальство. (Начальство, в данном случае - это та бессознательная символическая инстанция, которая принимает на себя ответственность за проступки подчиненного).
  • Мы не чувствуем ценности собственного существования, как отдельной личности. Наша ценность по-прежнему определяется нашими социальными ролями - ролью в семье, ролью на работе, заработками, ролью в компании и т.д.
  • Телесные удовольствия для нас бессознательно, по-прежнему, находятся под запретом. Секс, по-прежнему, нечто постыдное, вызывающее смешки.

Все эти пять коренных особенности нашего мышления мы автоматически перенесли на воспитание своих детей:

  • Во-первых, из-за трудностей нашего детства, мы решили сделать детство наших детей безоблачным и лишенным проблем. Все они, воспитываясь в наших семьях, стали "уникальными", "единственными", "самыми лучшими". Мы даже не пытались их приучить к мысли о том, что жизнь состоит не только из удовольствий и побед. Мы не смогли им объяснить, так как не понимали этого сами, что взрослая жизнь подразумевает ответственность за свои поступки.
  • Во-вторых, привыкнув сами к жизни в статичном обществе, мы смертельно боимся перемен. Мы воспитывали детей, даже не пытаясь их приучить к возможностям внезапных и далеко не всегда приятных изменений общества и внешнего мира, вообще. Если быть честными, то свобода и связанная с ней необходимость выбора и принятия решений пугает нас больше всего на свете.
  • В-третьих, мы не научили их оставаться самими собой, несмотря ни на какие перемены окружающей действительности. Мы не смогли объяснить им ценность отдельной личности. Мы не воспитали в них привычку к самоанализу. Не смогли объяснить важность иметь собственное мнение по любому поводу. Мы забыли рассказать о том, что такое самоуважение и чувство собственного достоинства. Мы сделали их зависимыми от мнения и "моды" подростковой компании, точно так же, как мы были зависимы от мнения "коллектива".
  • В-четвертых, и это на наш взгляд самое важное, мы "забыли" объяснить им, зачем человек живёт на Земле, дать им хоть какой-то иной смысл существования, кроме зарабатывания денег. Мы понадеялись, что этот смысл, как и в нашем детстве, даст Государство. Однако Государство, построенное на деньгах и лжи, никакого смысла дать не захотело…
  • В-пятых, мы не научили их получать удовольствие от собственного тела, от таких естественных его функций, как слух, зрение, осязание, обоняние, которые объединившись на своем максимуме, приносят человеку сексуальное удовольствие.

В результате наших "воспитательных усилий" средний молодой человек нашей страны, достигший 15-16-тилетнего возраста, оказывается в своеобразном духовном вакууме. Он не знает, зачем он живет на свете. Система "ценностей" и "интересов" его родителей, в основном сводящаяся к зарабатыванию денег и бесконечному сидению у телевизора, его не интересует, чаще всего их взгляды и образ жизни ему просто-напросто чужды. Он не заинтересован в учебе. Он ни за что не отвечает, не имеет никакого дела, которое поручено только ему. Любовь для него понятие немодное, практически полностью дискредитированное общественным сознанием, а секс - понятие неприличное, грязное. Лишенный любви и интересов, он лишается чувства самоуважения - ему кажется, что он "не такой, как все". Он становится целиком и полностью зависимым от мнения своего, подросткового, коллектива. Он боится внешнего мира, реальности, которая живет по своим грязным законам. Ведь всю эту нашу грязь родители обсуждали при нем с раннего детства. Он не хочет взрослетьДуховный вакуум - это пустота, а если природа не терпит пустоты, то душа человеческая, тем более. Пустота души, если она не в состоянии заполниться внутренним смыслом, всегда найдет себе внешний "наполнитель". У нашего поколения это был алкоголь, нынешний мир подсунул детям наркотики. Можем ли мы этому удивляться? Подростковый возраст - это возраст самой главной человеческой попытки разобраться в окружающем мире, осмыслить свою роль в нём. Новое поколение не может выбирать "пепси". Человеческое сознание не в состоянии принять приобретение жвачки "Риглис", как высший смысл собственной жизни. Такие, с позволения сказать, "ценности" и порождают чувство пустоты и бессмысленности существования. Давайте попробуем поподробнее разобраться в структуре ощущений наших с вами детей. Мы всегда просим наших пациентов взять лист бумаги и написать не менее 15 причин, по которым им нужен наркотик. С чистым листом бумаги, гораздо проще быть искренним, чем с любым человеком. Давайте возьмем только одну такую показательную, в плане нашего разговора, анкету. Вот "15 причин, по которым нужны наркотики", приведенных девушкой Леной, попавшей в беду. Текст ее ответов мы приводим целиком, разумеется, с ее согласия. "Почему мне был необходим героин:

  1. Так было легче жить, потому что все проблемы казались какими-то далекими, многие из них я просто не замечала.
  2. С героином жизнь воспринимается гораздо лучше, чем на самом деле. Это уход от нее.
  3. Мы расстались с моим молодым человеком, я никак не могла его забыть. С героином это получилось. Без героина у меня были трудности с сексом, масса комплексов. Мне все это было неприятно, а мой молодой человек этого хотел. С героином это прошло. Никакого особенного удовольствия я не получала, но и противно быть перестало.
  4. Возможно, у меня много страхов: я боюсь, что мне скажут "нет", я всегда думаю, что обо мне думают другие люди, беспокоюсь, как я выгляжу и т.д. Героин все это победил. С героином ты не чувствуешь никакого страха вообще.
  5. Героин позволил мне не думать о себе и своей жизни. "Под героином" ты вообще не думаешь ни о чем, и в какой-то мере это здорово, так как до этого я изводила себя мыслями: какая я, какая у меня жизнь и т.п.
  6. Сначала я думала, что наркотики дают мне шанс выделиться из общей массы. Я думала, что это "круто" и т.д. Потом я поняла, что это не так, но все равно продолжала чувствовать определенную "избранность".
  7. Когда я рассталась со своим молодым человеком, я осталась одна, так как еще до этого практически потеряла связь со своими подругами. Одиночество - страшнее смерти. Это то, чего я боюсь больше всего. Я не могу быть одна. Наркотики и наркоманы подменили мне все и всех. Я уходила из дома с утра и приходила поздно вечером. Целый день я где-то была, куда-то ездила, я встречала кучу людей, сидела на чьих-то квартирах, я была в гуще событий и в центре "маленькой вселенной". Мне это в наркотиках нравилось больше всего. Если честно, то я скучаю по этому до сих пор.
  8. Среди наркоманок я была очень симпатичной, даже, можно сказать, красивой, ухоженной и хорошо одетой, поэтому у меня было много кавалеров среди молодых ребят (правда, таких же наркоманов, как и я). Это давало мне чувство собственной привлекательности, в чем я была крайне не уверена после разрыва с моим молодым человеком.
  9. Героин - это какое-то дело. Это, если хотите, в своем роде, работа, которую надо выполнять каждый день. И это трудная работа, потому что найти хороший героин, когда он тебе нужен, очень трудно. Поэтому мне казалось, что, если я могу это, то я смогу многое другое. Я казалась себе умной, самостоятельной и способной добиться чего-то сама.
  10. Из-за того, что меня "бесит" моя мама. Она хороший человек и меня очень любит (даже слишком), но она "достает" меня каждый день, каждую минуту. Иногда мне казалось, что я её ненавижу. Кроме того, она постоянно искала наркотики в моих вещах. Мне всегда хотелось заткнуть уши и закрыть глаза. Опять-таки, за меня это сделал героин.
  11. У нас очень напряженная обстановка в доме. Мама "пилит" не только меня, но и папу, поэтому они частенько пререкаются. Кроме того, папа всегда защищает меня, что тоже не нравится маме. На улице мне было лучше, чем дома:– там до меня никому не было дела.
  12. Я очень люблю своего папу. У нас прекрасные отношения с детства, считайте, что это он меня воспитал. Для меня существовал только один идеал – мой папа. Я всегда хотела быть похожей на него и очень хотела, чтобы он мною гордился. Я училась на пятерки в школе, танцевала в ансамбле, выступала, играя на фортепиано, но, казалось, он этого не замечал. Он и мама хотели большего от меня. Я думала, что я ничего не могу.
  13. Мне нравилось жить двойной жизнью: дома и в институте ты - примерная девочка, а на улице ты - "дрянная" девчонка. Мне нравилось почувствовать себя "плохой". Для меня это была скорее игра, чем реальный мир. Мне нравилось играть, делать то, чему меня учили. К тому же, здорово было иметь какую-то тайну.
  14. Героин дает определенную простоту: тебе не надо думать, что сказать, не надо думать, что делать. Когда ты встречаешься с другими людьми, тебе не надо думать, чем заняться, – все уже решено. По большей части, наркоманы, которых я встречала, это необразованные люди, многие не закончили 11 классов, и я сначала думала, что мне с ними будет неинтересно. Но потом я обнаружила среди них вполне образованных людей. Это было странно. Героин раскрепощает. Это смешно выглядит со стороны. Люди идут за героином и по дороге обсуждают рассказы А.П.Чехова, или различные философские школы, или начинают читать стихи свои и чужие. Но было и такое, на героине особенно тянет на философию и поэзию. Хотя я думаю, что если бы мы встретились в другой обстановке, все было бы по-другому.
  15. Мысли о самоубийстве появились у меня еще в довольно раннем возрасте, лет в пятнадцать. Меня ничего не держало в этой жизни тогда, не держит и сейчас. Мне говорят, что надо просто жить. Но я так не могу, так как считаю, что жить надо зачем-то, то есть иметь хоть какую-нибудь цель. Я люблю своих родителей, но жить так же, как они, в какой - то бесконечной серости я не могу. Конечно, никто не знает, зачем мы здесь, но просто "плыть по течению" – это глупо, это и есть самоубийство, но только самоубийство личности, души. Я считала, что как личность я – ничто и никто, я не смогу сделать что-нибудь стоящее, поэтому мне всегда хотелось уснуть и больше не просыпаться. Даже в детстве, засыпая, я представляла, что я – в могиле (может, у меня что-то с головой?). Героин - это сон. Сон – это смерть. Жизнь…? Я не помню, что это такое.

P.S. Писать больше не могу, так как очень разволновалась и могу заплакать. Я и так тут много чего написала сокровенного. Я очень не люблю, когда "лезут в душу", потому что это больно. Я не люблю кому-то что-то рассказывать, я держу все в себе. Это трудно. Одно - трудно, другое –больно. Что выбрать? Но копаться у человека в душе, это как-то слишком, хотя, Вы – доктор, Вам видней. Но я, думаю, что Вы образованный человек и знаете, что: "Не стоит заглядывать чересчур глубоко в душу, иначе скоро наткнешься на решетку, которая ведет в подземные каналы, где текут нечистоты"."

Пожалуйста, перечитайте этот текст еще раз, вдумайтесь в каждую фразу. В них трепещущая боль живого человека, а вовсе не абстрактная "болезненная тяга к наркотикам". Может быть, этот текст даст основания родителям, наконец, задуматься о том, насколько серьезны те проблемы, с которыми сталкивается "несерьезная" детская душа. Давайте попробуем вместе разобраться в тех "подземных каналах", о которых пишет девушка. Что же так мучает Лену, написавшую эту исповедь? Можем ли мы с Вами попытаться понять те основные проблемы, которыми болеет ее душа? Разве вправе мы считать героин главной Лениной проблемой? Нет, главные беды ее души общие для всех нас. Ее боль - душевная боль всего молодого поколения. Систематизировать эту общую боль, которая приводит к наркотикам, очень трудно, но мы, все-таки попытаемся. 1. Потеря смысла Человеческая потребность понять смысл собственного существования практически не волновала советскую психологическую науку. Смысл жизни нам формулировала "родная партия", и задумываться об "иных" смыслах было нельзя. Однако теперь мы знаем, что именно осознание своего истинного предназначения, понимание предначертанной Богом жизненной Задачи помогло Александру Исаевичу Солженицину преодолеть рак и справиться с теми бесконечными препятствиями, которые уготовила ему судьба. Легендарный психиатр и психоаналитик Виктор Франкл, прошедший через нацистский концлагерь, описал свой опыт и доказал, что в концентрационном лагере выживали только люди с твердым пониманием смысла и предназначения своей жизни. Человек, лишенный ощущения осмысленности своей жизни, практически неминуемо погибал. Осознание своего жизненного предназначения, поиск ответа на вопрос о смысле собственной жизни - одна из главных потребностей человеческой души. Это ось, вокруг которой вращается наша психическая жизнь. Давайте сразу оговоримся, что под смыслом жизни, мы имеем в виду ее космическое, мистическое предназначение, а не общепонятные, бытовые смыслы, такие как: семья, дети, карьера, приобретение вещей и т.д. Нет, не о бытовых ценностях тоскует душа Лены, да и каждого подростка! Вспомните себя в юности, разве о квартире и машине думали Вы в 18 лет? Вы, точно так же, как и Лена, хотели понять, зачем Вы оказались на земле именно в этом месте и в это время. Вы хотели и дети наши хотят понять смысл своей судьбы. Это было не явной, возможно, бессознательной, но главной Вашей потребностью. Дореволюционные православные мыслители называли главную человеческую потребность - "метафизической потребностью" - и описывали её, как потребность понять "промысел Божий" в своём собственном предназначении и судьбе. Великий русский философ Николай Бердяев описывал эту потребность, как потребность в Творчестве. Бердяев подразумевал под понятием "творчество" потребность в повторении главного деяния Бога - создание собственного мира. Великий американский психолог Абрахам Маслоу в 70-е годы научно доказал существование такой потребности, которую он называл "метамотивацией" или "гиперпотребностью". Суррогаты, которые сегодняшнее общество подсовывает для ее удовлетворения, не могут устроить подростка, пытающегося стать Человеком. Эта потребность особенно остро осознается в возрасте от 14 до 18 лет. Молодому человеку необходимо найти смысл собственного бытия. Иначе отсутствует ось, стержень, вокруг которого формируется индивидуальность. Конечно, молодой человек не осознаёт этого процесса, однако что-то внутри него болит. Ощущение несправедливости окружающего мира, неспособность взрослых ответить на какой-то очень важный вопрос, который вертится на кончике языка, их невнимание к тому, что взрослые считают "глупой подростковой романтикой", приводит к ощущению бессмысленности реальной жизни. Именно об этом пытается сказать Лена в 5-ом пункте анкеты, когда пишет: "…героин позволил мне не думать о себе и о своей жизни". Ну, а 15-ый пункт весь, фактически, об этом. Мы не привыкли заботиться о "высоких материях" , однако, если мы хотим, чтобы наши дети не "лечились" наркотиками от ощущения бессмысленности собственного существования, нам необходимо самим задуматься о смысле собственной жизни. Как именно, вопрос сложный. Мы попробуем, отчасти, ответить на него в следующей главе. 2. Одиночество. Ощущение подростка, что его жизнь бессмысленна, порождает другое, казалось бы, противоречивое чувство. Ему начинает казаться, что он мучается бессмысленностью, страдает от нее только он один. Молодой человек начинает испытывать одиночество. Он думает, что все окружающие не понимают и не разделяют этих его чувств. Ему кажется, что у всех, кроме него, есть друзья. Все они веселы и счастливы. И только его одного мучают вопросы смысла своего существования, а всем остальным это просто не интересно. Молодой человек чувствует, что он хуже окружающих сверстников. Страдает его чувство самоуважения. В рамках традиции "индивидуальной психологии" А.Адлера угроза самоуважению, исходящая от угрожающей подростку среды, рассматривается как главный психологический механизм, приводящий человека к употреблению наркотиков. То, что мы здесь называем самоуважением, в теории Адлера называется sеlf - самость. Личность молодого человека переживает процесс становления. Ощущение самоуважения в этот временной период, практически, равно ощущению индивидуальности. Интересы социальной среды противоречат интересам личности подростка, его желанию быть лидером, быть любимым и уважаемым всеми окружающими. Молодой человек очень подвержен давлению внешнего мира, который стремится скорректировать и подавить его индивидуальность. Самоуважение развивается очень медленно с детства. Оно развивается через поведение, которое Адлер называл экспотенциальным (овладевающим). Что обозначает, что оно развивается через ситуации, направленные на овладение различными людьми и предметами и достижение поставленной цели. Однако такому поведению тоже нужно учить. Низкое самоуважение, а вместе с ним и отсутствие ощущения ценности собственной индивидуальности, может быть результатом излишней опеки родителей и, особенно, матери. Оно возникает как результат попытки матери, или обоих родителей, взять на себя всю ответственность за любые поступки ребенка. Постоянные, незаслуженные ребенком подарки и вознаграждения, фактически, приводят не к повышению чувства самоуважения, а к его снижению, поскольку нужные ребенку предметы образуются из внешней среды сами собой, без затраты усилий на овладение ими. Возникает ситуация, в которой личности не нужно ставить перед собой никаких задач для достижения цели или удовольствия. Когда такая личность сталкивается с окружающей средой, выясняется, что эта подростковая среда не хочет его уважать. Низкое уважение может быть так же результатом прямо обратной ситуации. Оно может стать проблемой ребенка, выросшего в семье слишком сильно занятых или небрежных родителей, которые не уделяют ребенку достаточного внимания. Отсутствие внимания со стороны родителей с раннего детства как бы ставит перед ребенком, наоборот, невыносимо сложную задачу: преждевременно стать взрослым. Так как эта задача не может быть выполнена, она порождает ощущение ничтожности, ненужности собственной индивидуальности. Как избыток внимания с излишней опекой, так и недостаток внимания равно приводят к замкнутому кругу: низкое самоуважение - ощущение ничтожности и одиночества – наркотики, как универсальное лекарство - еще большее понижение самоуважения - полная неспособность бороться с наркотической зависимостью. Надо отметить, что особенно сильно это ощущение изоляции проявляется у талантливых, тонко и глубоко чувствующих ребят. Они остро реагируют на несоответствие своих интересов с интересами окружения. Родители чаще всего не знают, что сказать своему ребенку в такой ситуации, и не могут пробиться сквозь возникшую вдруг у подростка замкнутость и нежелание общаться. Более того, наше невнимание к детской душе, к потребности ребенка в общении, к необходимости обучения искреннему общению и получению от него удовольствие очень часто в наших семьях становится вопиющим. Мы делим семейные разговоры и встречи на "взрослые" и "детские". Мы очень часто прогоняем ребенка и говорим: "уйди, это не детский разговор… иди, иди, играй, ты в этом все равно ничего не поймешь". Мы сами изолируем ребенка от нормальных, необходимых ему, коммуникаций с взрослыми, а потом удивляемся, почему он чувствует себя одиноким и не имеет друзей. А подросток, тем временем, для того, чтобы избежать одиночества, пытается стать, "как все". Его тянет в компанию сверстников, которые, как ему кажется, не чувствуют одиночества. Он думает, что "романтически" шушукающиеся о чем-то в потаенных местах ребята - это именно те люди, которые ему нужны, так как в их компании явно не будет одиноко. Они "крутые" - они знают все… Если Вы вдумаетесь, то именно об этом пишет Лена в 6-м и 7-м пунктах своей анкеты. 3. Тяжесть свободы. Состояние нашего общества последнего десятилетия можно описать как шок от наступившей свободы. Давайте задумаемся о том, что такое свобода. На собственной шкуре мы убедились, что свобода - это необходимость выбора из целого ряда возможностей, которые, на первый взгляд, кажутся равными. До сих пор мы с Вами подолгу стоим у ставших уже нарицательными прилавков с колбасой, не будучи в состоянии выбрать лучший сорт или производителя. Даже при такой элементарной необходимости выбора мы очень часто бываем не в состоянии выбрать сами, и обращаемся за помощью к продавцу с надеждой, что он точно знает, "какая колбаска получше". В более сложных ситуациях выбора мы просто-напросто застываем в неподвижности и почти умираем как "буридановы ослы" между двумя равными охапками сена. Свобода подразумевает умение выбирать. В свою очередь, умение выбирать требует образования, позволяющего правильно оценить открывающийся мир возможностей. Когда человек не умеет выбирать, он в ситуации свободы будет поступать, практически, только двумя способами. Во-первых, он будет "голосовать" за что-то далеко не самое лучшее, но зато привычное. Он будет выбирать отсутствие перемен, то есть, он предпочтет старую несвободу новой свободе, требующей от него все нового и нового выбора. Во-вторых, он будет выбирать не самую лучшую и не самую новую возможность, а возможность самую простую, максимально примитивную и понятную. В посттоталитарном обществе, не привыкшем к возможности свободного выбора, свобода начинает вызывать тревогу и депрессию. Человек, вместо радостного ощущения свободы, начинает чувствовать тревожную неопределенность своего бытия. Он хочет знать, что с ним будет завтра, и отказывается понимать, что в обществе, избравшем путь свободы, это невозможно. Ощущение тревоги, вызванное неопределенностью будущего, - одно из главных, мучающих нас ощущений. То же самое ощущение мучает и наших детей. И они, точно так же, как и мы, пытаются найти лекарство, чтобы избавиться от мучительно-тревожных ощущений неопределенности завтрашнего дня, особенно если в семье отношения между родителями нестабильны. И даже в постоянстве собственного дома молодой человек не может быть уверен. В нормальном случае тревога неопределенности будущего проходит тогда, когда человек принимает решение, то есть тогда, когда он смог сделать выбор. Когда Вы уже купили колбасу, поздно жалеть о том, что на прилавке остался лучший, еще более вкусный сорт. Придется есть ту, которую купили. То есть придется отвечать за принятое решение. Но подросток не привык к ответственности за свои поступки, которая, по сути, и означает переход от детской жизни к жизни взрослых людей. Мы не научили его этому. Он избалован. Он привык, что всё, что ему нужно, начиная от одежды, и, кончая любимой девушкой, ему приносят родители на блюдечке с голубой каёмочкой в готовом виде. Он уже ждет, что все важные решения за него примет кто-то другой Он глубоко и естественно убеждён в том, что это не он поступит в институт, а "его поступят" в институт; что это не он устроится на работу, а "его устроят" на работу. Всё это можно продолжать описывать до бесконечности. Мы часто сталкиваемся с тем, что у будущих наркоманов даже отношения с любимой девушкой (юношей) выясняют… родители. Нам часто приходится слышать потрясающие фразы типа "Они меня избаловали - вот пусть они теперь меня и лечат…" В действительности такая "избалованность" означает, что включился порочный круг. Молодой человек не приучен с детства отвечать за свои поступки – значит, он не в состоянии принимать самостоятельные решения – следовательно, он боится свободы - испытывает страх за собственное будущее - ему становится необходимо "лекарство от ответственности и неопределенности завтрашнего дня" - внешний мир подсовывает ему наркотик. Можно описать тяжесть свободы и другими словами: "взрослеть очень не хочется". Желание жить "статично", в неизменном мире, в привычном тепле семьи, которая исполняет малейшие прихоти молодого человека и, главное, желание жить без ответственности, не удовлетворяется, как говорят психологи, "фрустрируется". Подросток испытывает непонятную ему самому тревогу, страх за будущее, неопределенность. Он хочет немедленно получить удовольствие и вернуться в детство, в котором все его желания немедленно удовлетворялись. Этовыхотите, чтобы подросток повзрослел, а ему вовсе не хочется взрослеть в нашем жестоком мире, вовсе не хочется учиться думать, читать книжки и отвечать за свои поступки. И тут окружающая среда радостно идет ему навстречу, предлагая героин, как универсальное лекарство "от взрослой жизни". 4. Страх смерти. Мы очень редко затрагиваем этот вопрос. Однако, все мы знаем, что жизнь каждого из нас заканчивается смертью, и это единственный закон, который не удалось преодолеть никому, из когда-либо живших на Земле людей. Все мы боимся смерти. Никто не знает точно, что ждет нас за ее порогом. Казалось бы, как-то нелогично: смерть и наркотики. Наркотики смертельно опасны. Они приближают к смерти. Это очевидно. Так разве можно с помощью наркотиков убежать от страха смерти? Оказывается, можно. Именно об этом пишет Лена в своей анкете. Давайте вдумаемся, мы столкнулись с тремя "страхами":
  • страхом жизни без смысла;
  • страхом одиночества;
  • страхом неопределенности, боязни завтрашнего дня.

Попробуйте вчувствоваться в эти общие для всех нас страхи. И на дне их Вы увидите общий и главный страх - страх смерти. Неопределенность и опасность будущего угрожает смертью, одинокого человека некому поддержать, и это снова грозит смертью. Отсутствие смысла делает жизнь ненужной и, практически, равной смерти. Перечитайте еще раз Ленину анкету. Мы забыли свою молодость. Мы забыли о том, как в 15-18 лет, нас интересовала проблема смерти. Как мы любили стихи Есенина, посвященные ей, и как мы боялись смерти и умирания. Вспомните, как часто Вам, когда Вы были подростком, снилась Ваша смерть и смерть близких Вам людей. Ребенок начинает понимать, что люди смертны, где-то в возрасте от 4 до 5 лет. Если мы скрываем от него этот факт и не готовим человека к правильному восприятию смерти с самого раннего возраста, то в подростковом периоде страх смерти может стать практически невыносимым. В православии постоянно живущий в нас страх смерти носит замечательно образное название, он называется смертной памятью. Смертная память внутри человеческой души может быть преобразована в творческий импульс. Только то, что человек создал в своей жизни и в жизни своих детей, способно пережить его тленное тело. Этому преобразованию посвящена масса замечательных Православных книг. Вот, как описывает смертную память Священник Тимофей в своем "Пособии по аскетике для юношества": "Память смертная не есть панический ужас смерти. Она есть лишь верная оценка земной жизни и ее временных благ. Эти блага для помнящего последний час суть не более, чем пища червей, равно как и тепло наше, пользующееся нами. Безудержная погоня за тленным и временным влечет за собою суровый ответ в день Суда…" Не только Лена, но каждый третий из наших пациентов в той или иной форме напишут в анкетах, что они начали принимать наркотики, так как бояться смерти. Каждый пятый признается в том, что до встречи с наркотиком раздумывал о самоубийстве. Мысли о самоубийстве, фактически, и есть признание все того же: бессмысленности, одиночества, бегства от свободы и ответственности, неопределенности завтрашнего дня. Наркотик - лекарство от всех перечисленных проблем, вызывающих неосознанное беспокойство. Наркотик, быстро и незаметно, на место проблем человеческой души ставит проблемы "души травяной". Вместо огромного количества вопросов, на которые нужно ответить молодому человеку и в материальной жизни и в духовной, встаёт один: "Как добыть следующую дозу"? Так как добыть её достаточно просто, то все вопросы решаются сами собой. Тем более, что наркотик для подростка, это нечто загадочное, преступное и романтическое одновременно. Наркотик это то, что колют мрачные, загадочные и неопрятные ребята. У них есть какая-то "тайна" от лживого мира взрослых, к которой очень хочется "причаститься". Наркотик - это следствие протеста молодёжной культуры против несправедливости, лживости и продажности нашего мира. В этом ужас героина. Все проблемы души решаются простым уколом, понюшкой или затягиванием дымом.

Говорят, что сатана прячется в простых решениях. В самой сущности наркотиков заключен величайший обман сатаны. Молодой человек пытаетесь "лечиться" ими от чувства звенящей пустоты в душе, от холода, который его окружает. А наркотик приносит взамен другую "теплую" пустоту. В "теплоте" наркотиков тоже нет никакого смысла, никакого содержания. Это тупик. Это бегство - неудачное бегство подростка от несправедливости жизни и несоответствия идеалов и реальности. Нам кажется, что талантливые ребята, люди с тонкой, чуткой душевной организацией в наше время чаще других становятся жертвами наркотиков. Они болезненнее воспринимают бессмысленность, холод и несправедливость мира, а бороться с этими страшными ощущениями их никто не научил. Они пытаются убежать от остроты собственных ощущений, пытаются стать "как все", а эти "все" употребляют наркотики. Можно сформулировать еще одно очень важное понятие, которое в заключении этой главы нам хотелось бы выделить отдельно. Все перечисленные нами проблемы в становлении личности и трудности в получении удовольствия, очевидно приводят подростка к подражанию сверстникам. Он воспринимает свою личность как ущербную, а свое будущее, как зыбкую неопределенность. Ему нужна точка опоры, если мы с Вами, родители, ее не создали, то он будет искать такую опору в неформальном общении с подобными себе. Неуверенность и неопределенность ведет к подражанию. Так образуется подростковая "мода". Сегодня в моде наркотики… Подражание и мода начинают эксплуатировать одно из замечательных свойств человеческой личности – любопытство. Любопытство – необходимое человеку свойство, позволяющее ему ориентироваться в окружающем мире. В каждом из нас живет ориентировочный рефлекс «Что такое?». Человек прекращает любопытствовать после того, как «тайна» разъяснилась и незнакомое явление стало знакомым. Разумеется, у ребенка любопытство выражено гораздо сильнее, чем у взрослых. Весь детский мир состоит из незнакомых вещей и впечатлений. По мере взросления любопытство у многих людей постепенно превращается в жажду новых впечатлений, и эта жажда порой оказывается сильнее осторожности, даже сильнее страха смерти. В конце 70-х годов американский психолог М.Цукерман создал теорию, описывающую потребность в различных новых впечатлениях, переживаниях и стремление к физическому и социальному риску ради этих впечатлений. Цукерманом был создан специальный тест, с помощью которого можно определять:
  • желание физического риска (интерес к опасным видам спорта)
  • желание нового психологического опыта (употребление наркотиков, сексуальные извращения, бродяжничество и т.д.)
  • желание антисоциального поведения (включение в молодежные банды, употребление алкоголя, азартные игры)
  • желание избавиться от скуки, стремление к новым знакомствам, неприязнь к монотонным занятиям.Мы приводим здесь названия шкал теста Цукермана для того, чтобы было понятно, насколько разными формами поведения может выражаться человеческое любопытство, перерастающее в естественную для человека жажду новых впечатлений. Подростки, которые демонстрируют высокие показатели по любой из шкал теста Цукермана, более других стремятся к экспериментам с наркотиками. Они быстрее попадают в зависимость от любых психоактивных веществ. Наркотики позволяют им смоделировать в своей психике ощущения нарастающего напряжения и разрядки, которые возникают в момент совершения рискованного поступка.
Немного психоанализа, или Глава, которую можно не читать.

"Какое отношение к нам имеет эта "темная" наука?", - спросят нас родители. Оказывается, имеет и, причем, самое непосредственное. Давайте попробуем поговорить об еще одной проблеме, которая отчетливо звучит в Лениной анкете. Сутью этой проблемы является уже упомянутое нами отсутствие у молодых людей навыков получения удовольствия. Если задуматься, то у человека есть один единственный источник получения естественного, оправданного природой, удовольствия. Этот источник - его собственное тело. Никакого другого инструмента для получения удовольствия у нас просто нет. Органы чувств, с помощью которых мы смотрим и получаем удовольствие от живописи и кино, с помощью которых мы слышим и получаем удовольствие от музыки, с помощью которых мы нюхаем и получаем удовольствие от приятных запахов - все это чуткие инструменты нашего тела. И как любыми инструментами, органами чувств тоже надо уметь пользоваться. Зигмунд Фрейд и следом за ним целое огромное направление психологии 20-го века, которое мы знаем под названием "психоанализ", исходило из того факта, что максимальное удовольствие человек получает от удивительной гармонии всех инструментов человеческого тела, объединяющихся в момент полового акта. Не удивительно, что сексуальное удовлетворение, которое служит выполнению главной задачи человека как биологического вида - продолжению рода - является самым сильным из доступных человеческому телу удовольствий. Однако любое умение получать удовольствие от органов чувств имеет свои этапы развития и ему, как и любому умению, необходимо обучить. Для того, например, чтобы получать удовольствие от музыки, надо сначала развивать слух, нужно учиться ее слушать. Для того, чтобы сексуальное удовольствие стало естественной потребностью, естественным выражением человеческих чувств и, самое главное, чтобы оно стало достаточным для того, чтобы помочь молодому человеку преодолеть стрессы реального мира, это удовольствие должно правильно развиваться, ему тоже нужно учиться. Первая и главная задача родителей заключается не в том, чтобы научить молодого человека сексуальной "технике", а в том, чтобы не помешать становлению и развитию нормальной человеческой сексуальности. К сожалению, в нашей культуре мы систематически мешаем здоровому развитию у ребенка чувства удовольствия от собственного тела, которое на ранних этапах человеческого развития и является тем самым половым влечением, которое Зигмунд Фрейд назвал общеизвестным словом "либидо". В сущности, наши дети выросли в мире, лишенным элементов телесного удовольствия. Советская культура, по существу, была культурой нерелигиозного пуританства, то есть, в этой культуре, как детские чувственные удовольствия, так и взрослые сексуальные, бессознательно или сознательно, ощущались людьми как запретные, "грешные". Причем, сформулированных причин для такого пуританского отношения к телесным удовольствиям, в общем-то, не было. Мы не будем вдаваться в историю. Однако, давайте посмотрим, каким образом подобное отношение к чувственным удовольствиям "помогает" формировать психологию будущего наркомана. Психоанализ - наука спорная. Тем не менее, за годы ее развития в ней существуют представления, признанные психологами и психиатрами всего мира. Даже в нашей стране они постепенно входят в структуру ежедневной психологической работы. Одним из таких общепризнанных представлений является учение Фрейда о стадиях или этапах становления сексуальности. Нам хочется, чтобы читатель понимал, что когда психоаналитик говорит о детской сексуальности, он имеет в виду процесс становления телесной чувственности, процесс формирования радости от контакта с собственным телом, и позднее, с телом другого человека. Давайте посмотрим как мы, родители, нарушаем процесс правильного формирования стадий развития телесного, полового инстинкта, и что получается в результате. 1. Первая стадия называется оральной. Она протекает, практически, от момента рождения ребенка до полутора лет. В этом возрасте максимальное удовольствие ребенок получает от процесса сосания. В первую очередь, от сосания материнской груди. Центром его телесной чувственности в этом возрасте являются губы и слизистая рта. Мы не можем утверждать, что наши статистические данные абсолютно достоверны, так как это данные одной единственной клиники. Но в наших исследованиях при сборе сведений о ранней жизни наших пациентов выяснилось, что около 40% больных алкоголизмом, около 60% больных наркоманией и 75% ребят, которые в подростковом возрасте вдыхали всевозможные продукты бытовой химии, мы их называем токсикоманами, находились на искусственном вскармливании. Вместо груди матери они сосали соску, или весь период оральной стадии развития, или большую его часть. С точки зрения психоаналитика, это означает, что младенец получал удовольствие от сосания совершенно другого, по сравнению с материнской грудью, предмета. Предмета более жесткого, искусственного. Потребность ребенка в сосании и удовольствие от ощущений, получаемых от контакта слизистой поверхности рта с материнской грудью, была не удовлетворена. Надо сказать, что в течение всего детства и юности, ребенок, а потом и молодой человек будет пытаться удовлетворять эту потребность. Когда он совсем маленький, он будет пытаться сосать свои пальчики, в первую очередь, большой самый толстый палец руки. Потом, более взрослым ребенком и даже подростком, он будет сосать и грызть карандаши и ручки. Это, является его бессознательной попыткой дополучить то удовольствие, которое он не смог сполна получить из-за краткости контакта с материнской грудью. Однако мы, родители, не даем ребенку даже такой возможности. Мы бьем его по рукам, когда он сосет палец, насильно вытаскиваем палец у него изо рта. Позже мы начнем делать то же самое со сгрызаемыми ручками и карандашами. В результате потребность в оральном удовольствии так и остается неудовлетворенной. И если окружающая среда подсунет подростку какие-либо вещества для вдыхания, которые раздражают слизистую рта или бутылку, которая стала такой привычной еще в младенческом возрасте, то его бессознательное "подскажет" ему, что с помощью бутылки или средства бытовой химии он может вспомнить и вновь испытать неудовлетворенную детскую радость сосания. Кроме того, как говорят психоаналитики, ощущение опьянения, связанное с раздражением слизистой, станут для личности "воспоминанием" о раннем детстве, возвратом к "райской", блаженной поре жизни, когда еще не существовало ни проблем, ни ответственности, а весь мир состоял из материнского тепла и материнской груди. Такой возврат источника удовольствия к стадиям раннего детства, психоаналитики называют регрессом или инверсией полового чувства. Главной его причиной является затрудненное, искаженное прохождение стадий полового созревания личности. Регресс при знакомстве с веществами, вызывающими опьянение, наступает легко, а вот бороться с ними потом крайне трудно. Представление о больном алкоголизмом, как о человеке с неудовлетворенной в детстве потребностью орального удовольствия, - одно из самых широко распространенных в классическом психоанализе. Однако, мы считаем, что такая неудовлетворенность имеет гораздо более широкое значение - это первый шаг к бессознательной убежденности человека в том, что удовольствие от тела (материнской груди, пальцев собственной руки) "получать запрещено". 2. Следующая стадия развития сексуальной, телесной потребности называется анальной стадией. Продолжается она от 1,5 до 2,5 лет. Максимальное телесное удовольствие в этот период ребенок получает в момент дефекации. Испражнения (фекалии) в этом возрасте вызывают особый интерес у ребенка. Ребенок интересуется их запахом, рассматривает фекалии. Он сидит на горшке очень долго. Этот процесс доставляет ему удовольствие. Анальная стадия, проблемы развития которой кажутся, на первый взгляд, смешными, являются, с точки зрения аналитика, очень важной стадией становления нормальной человеческой сексуальности. Вдумайтесь, точно так же как во время полового акта, процесс испражнения связан с нарастанием напряжения в области малого таза и резким приятным расслаблением в результате самого акта дефекации. Процесс дефекации - это первый телесный опыт избавления от напряжения естественным путем: с помощью собственного тела. В будущем таким естественным способом избавления от физического напряжения и связанной с ним агрессии должен будет стать половой акт. Дефекация - "модель" будущих сексуальных отношений. Может быть, Вы обращали внимание на то, что, когда Ваш ребенок был маленьким, перед тем как попроситься на горшок, он становился, капризным, агрессивным. Ребенок, скорее всего, не любил, чтобы Вы присутствовали в это время в комнате, может быть, даже махал руками и говорил :"Уйди!" Очень многие дети просят, чтобы в этот момент им дали любимые игрушки. Делают они это для того, чтобы усилить чувственное удовольствие. В этот же период формируется здоровая, свойственная человеку, агрессивность. Начинает формироваться понятие - "МОЕ"! Обратите внимание, удовольствие доставляют испражнения, то есть то, что отделилось от собственного тела ребенка. Он начинает относиться к собственным игрушкам, как к таким же отделенным от тела предметам. Он агрессивно реагирует на попытку других детей или родителей взять у него игрушку, так как для него она - часть его собственного тела. Что же мы делаем с этой стадией развития телесной чувственности? Во-первых, знаменитые памперсы, конечно, замедляют и делают неестественной прохождение этой стадии. Ребенок в памперсах получает гораздо меньше удовольствия и, практически, не ощущает испражняемое, как часть, отдельную от своего тела. Во-вторых, приучая ребенка к горшку, мы делаем это с помощью насилия. Мы кричим, если ребенок испражняется в не устраивающее нас время и в не устраивающем нас месте. Если ребенок взял фекалии в руки, мы начинаем бить его по рукам и стыдить. Мы запрещаем ребенку защищать свои игрушки, шлепаем его при попытках проявить агрессию. Очень часто мы прячем от него игрушки, которые считаем агрессивными, например, пистолеты, детские сабельки и т.д. На деле для самого ребенка такая агрессивность и есть символ анальной стадии. Это и есть те предметы, которые являются продолжением его собственного тела. В результате, анальная стадия развития тоже проходит "вкривь и вкось". Нарушаются сразу три процесса. Во-первых, еще больше усиливается запрет на получение удовольствия от собственного тела и его частей. Во-вторых, мы, ругая его за проявление здоровой агрессивности, загоняем агрессию внутрь, в глубины психики, и когда ребенок станет взрослым, эта запрещенная агрессивность может выплеснуться на нас же самих в любой, самый неподходящий, момент. "Ну, какое все это имеет отношение к наркотикам?", - спросит нетерпеливый читатель. Самое прямое. Первая по частоте причина приема наркотиков, по мнению самих наркоманов (она упоминается в 80-ти анкетах из каждой сотни), - "невозможность расслабиться". Они пишут о потребности резко сбросить напряжение и употребляют наркотики "для того, чтобы не психовать", "чтобы снять агрессию". Самое распространенное название героина на слэнге в Москве - "говно" (психоанализ не считает такие совпадения случайными). Да и вообще в "эстетике", разговорах и рисунках самих наркоманов Вы встретите массу сюжетов, связанных с испражнениями. Процесс поиска все более и более сильнодействующего наркотика связан с поиском "сильного прихода" т.е. с потребностью резкого мышечного расслабления в момент приема наркотического вещества (для психоаналитика это связано с поиском ощущений близких по форме к акту дефекации). Частое вдыхание растворителей и других химикатов через некоторое время начинает сопровождаться спонтанным выделением кала. Многие токсикоманы утверждают, что это и есть самый приятный момент для "нюхача". Наверное, этого достаточно. Мы с Вами должны понять главное. Наше отношение к ребенку во время анальной стадии развития "либидо" имеет огромное значение для будущего. Если мы, родители, ведем себя в этот период неправильно, то ребенок делает следующий шаг к поиску источника удовольствия вне собственного тела. Психика фиксирует следующую, вытесненную в бессознательное, неудовлетворенную потребность. Прием наркотиков может стать регрессом к анальной форме получения удовольствия. 3. Третья стадия развития сексуальности называется фаллической. Протекает она где-то в промежутке от 2,5 до 4-х лет. Это период, в который мальчик начинает замечать существование у себя пениса, а девочка - клитора. Мальчик впервые в жизни начинает играть собственным пенисом. Маленький ребенок начинает ощущать удовольствие от трения своих половых органов. Происходит это, конечно, не только во время игр с половыми органами в ванной или туалете, но и во время бега, ходьбы, спортивных упражнений. Ребенок начинает чувствовать приятные ощущения от трения половых органов об одежду при беге и танцах. Это возраст формирования приятных ощущений от прикосновения к половым органам. Как мы, родители, обращаемся с ребенком во время становления фаллической стадии? Во-первых, мы все время заняты. Детская беготня и суета нам жутко мешает. Мы пытаемся ограничить активность ребенка, пытаемся его усадить, сделать так, чтобы он меньше двигался. Во-вторых, мы категорически запрещаем ребенку играть с собственными половыми органами. Если мальчик играет с пенисом в ванне у нас на глазах, мы категорически возражаем и стараемся его отвлечь. Если нам кажется, что он что-то "неприличное" делает рукой в кармане, то мы вытаскиваем руку из кармана, и опять-таки мешаем ему. В результате у ребенка впервые начинает формироваться мысль о том, что его собственные половые органы - нечто запретное, что контактировать с ними нельзя. Наверное, Вы уже поняли, что удовольствия, которые недополучены человеком в детстве, он любой ценой будет пытаться получить в более зрелом возрасте. 90% наркоманов-мальчиков в анкетах опишут себя до приема наркотика как "злостного онаниста". Кроме того, крайне важно понимать необходимость движения и спорта как одной из основ сексуального становления. В 4-5 лет дети переживают знаменитый "эдипов комплекс" (мальчики) и "комплекс электры" (девочки). Так как книжка, которую Вы читаете, не является психоаналитической, то за подробностями мы отсылаем Вас к любым психоаналитическим источникам. В любой из них эти комплексы описаны подробно. Здесь мы хотим сказать только одно: "эдипов комплекс", то есть влюбленность маленького ребенка в мать и его ревность к отцу (у девочек все тоже самое, с точностью до наоборот), является нормальной и необходимой стадией созревания полового чувства. В первую очередь, для того, чтобы в процессе прохождения этого комплекса у мужчины сформировались мужские качества характера (а у женщины, естественно, женские), детям необходимо, чтобы их семья была полной. Факт остается фактом: чуть меньше половины лечившихся у нас наркоманов и токсикоманов являются детьми из неполных семей. Во многих случаях даже при сохранении семьи отношения в ней были абсолютно формальными, и отец по той, или иной причине (начиная от чрезмерной занятости, и кончая пьянством) никакого участия в воспитании ребенка не принимал. Очень часто максимальное участие отца в воспитании - это окрики и угрозы. В результате прохождение "эдипова комплекса" искажается. Ребенок слишком сильно идентифицирует себя с матерью, он старается психологически слиться с ней, быть максимально похожим на нее. В нем начинает недоставать мужской половины, а это - та самая половина, которая психологически связана с активностью и ответственностью. Более того, когда отец редко появляется дома и все время наказывает, то такое его поведение вызывает первичный страх сексуальной несостоятельности у ребенка, так как таким образом запрещаются любые формы проявления активности. Мы не можем предпринять здесь попытки глубинного анализа, скажем лишь, что неправильное прохождение "эдипова комплекса" ведет к скрытой гомосексуальности. Откровенная боязнь сексуальных отношений, страх оказаться "плохим мужчиной" в результате такого воспитания будет звучать в анкетах 20% мальчиков-наркоманов. Они напишут, что девочки нужны им: "для порядка", "потому, что так принято", "для психологической поддержки". Обратите внимание, вообще-то должно быть наоборот: мальчик должен психологически поддерживать девушку. 4. В возрасте от 3 до 5 лет протекает следующая стадия развития либидо, которая называется стадией нарциссизма. Этот этап развития чувственности, по сути, является этапом самолюбования. Разглядывание себя в зеркале, поглаживание самого себя по бокам, рассматривание собственной одежды доставляет ребенку максимальное чувственное удовольствие. Практически, самолюбование является, чуть ли не единственным "разрешенным" родителями видом сексуальной активности в нашей культуре. Разглядывать себя в зеркале можно сколько угодно. Мы разрешаем ребенку даже рассматривать его половые органы, только бы он не трогал их руками. Складывается следующая ситуация: все предыдущие виды чувственного удовольствия ребенку получать было запрещено, а, вот, любоваться самим собой, неожиданно, стало можно. После постоянного запрета на удовольствие ребенок вдруг получает на них разрешение. В бессознательной сфере ребенка фиксируется примерно следующая мысль: "Удовольствие можно получать только любуясь собой, но так как при этом нельзя себя ласкать, его источник лежит где-то вне тела: в зеркале, в воде ванной и т.д." В этом возрасте получение удовольствия от изучения самого себя и самолюбования имеет еще одно неявное следствие. Ребенок 4-5 лет начинает чувствовать себя личностью, отдельной от окружающего мира. Весь внешний мир начинает восприниматься им как источник получения удовольствия, которым он может управлять. Фрейд называл это ощущение ощущением детского всемогущества. Поощряя только этот вид детской сексуальной активности, мы косвенно подтверждаем, что ребенок прав. У многих наших детей на всю жизнь фиксируется ощущение, что он, ребенок, является центром вселенной, а окружающий мир существует только для того, чтобы доставлять ему удовольствие. Необходимо отметить еще одну особенность этого периода. Удовольствие от самолюбование или от прикосновения к самому себе - это удовольствие, которое человек может получить немедленно, то есть в тот самый момент, когда ребенку это захотелось. Точно так же ребенок в нарциссическом возрасте немедленно может удовлетворить свою потребность в ласке и поддержке родителей. Регрессия (возврат) чувства телесного удовольствия к нарциссической стадии, а это единственная вид полового поведения ребенка, который одобряется и поддерживается родителями, будет и в более взрослом возрасте связан с желанием получить удовольствие немедленно, как это было возможно в раннем детстве. Целью поведения наркомана является немедленное получение удовлетворения. Наши пациенты напишут в своих анкетах, что "не верят в будущее", что главное - " не задумываться о завтрашнем дне, потому что страшно и, вообще, ни к чему". Фактически, наркоман боится даже собственного успеха. Один из них написал: "Если завтра мне улыбнется удача, и я выиграю кучу денег в какую-нибудь лотерею, то послезавтра деньги все равно кончатся, и все опять будет плохо…" Большинство наркоманов, фактически, делает все возможное и невозможное, чтобы снизить вероятность собственной удачи. Самое главное для них - не чувствовать разочарования и связанной с ним ответственности. Они интересуются только теми видами деятельности, которые приносят немедленное, сиюминутное удовольствие. Желание получить немедленное удовлетворение появится у будущего наркомана и в отношениях с другими людьми. Он будет пытаться манипулировать ими для того, чтобы получить мгновенный результат. Например, наркоман не будет прямо просить о помощи, моральной или материальной поддержке, обещая что-то взамен. Он будет симулировать тяжкое, или не очень тяжкое заболевание для того, чтобы помощь пришла к нему немедленно и как бы сама по себе, без затраты усилий с его стороны, так же, как она приходила в детстве. Родителям очень трудно понять разницу между способами получения удовольствия у наркомана и нормального человека. Дело в том, что удовольствие у взрослого тесно связано с деятельностью и количеством затраченных на получение удовольствия усилий. Мы получаем тем больше удовольствия, чем больше труда мы затратили на его получение. Для коллекционера самая дорогая марка не та, которую он дороже купил, а та, которую дольше всего искал. Подлинное сексуальное наслаждение мужчина получает от женщины, расположения которой он добивался долго и трудно. В жизни нормального человека, точно так же, как и в сексе, должен действовать принцип - чем сильнее напряжение (труд, поиск), тем сильнее расслабление (удовлетворение от полученного результата). Этот принцип действует повсюду, кроме нарциссического самолюбования. Во время этой стадии полового развития получение удовлетворения не требует напряжения и затраты усилий. Наркотик - это способ получения удовольствия без затраты усилий. Здесь, как и в раннем детстве, не действует сексуальный принцип напряжения и расслабления. Даже сам процесс поиска наркотического вещества для наркомана является частью опьянения, "кайфа", и частью немаловажной. Очень многие наши пациенты со стажем говорят, что сам наркотик перестал доставлять удовольствие, он нужен только для того, чтобы "жить нормально". Как это ни странно, больше всего им нравится "мутить". Этим словечком ребята называют процесс добычи денег на наркотик и поиск самого наркотического вещества. Этот "процесс", по сути, не является трудным. Он состоит из привычного манипулирования окружающими, чаще всего родителями, демонстрацией себя наркотической "тусовке" и самолюбования. Исходя из того, что написано выше, этот процесс является нарциссическим от начала до конца. Мы, родители, поощряя только одну стадию формирования телесного удовольствия и поддерживая ее значимость на протяжении всей дальнейшей жизни молодого человека, формируем нарциссическую, паразитарную позицию личности. Нужно ли еще раз объяснять, что при столкновением с реальностью такая личность будет искать любые возможные способы бегства от нее и источников получения дополнительного удовольствия вне тела. Когда больной наркоманией или алкоголизмом напишет в анкете, что он принимает наркотики, потому что "его никто не понимает", что "он никому не нужен", а это напишут, практически, все наши пациенты, эти строки будут означать только одно. Он воспитан как Нарцисс с ощущением собственной исключительности, с бессознательной убежденностью, что мир вокруг и окружающие его люди существуют для того, чтобы доставлять ему сиюминутное удовольствие. Естественно, окружающая реальность и люди не хотят понимать и признавать такую позицию личности. Окружающая среда будет сопротивляться и не принесет ребенку ожидаемого непрерывного удовольствия, и только удовольствия. Только продавцы наркотиков, зная эти особенности его личности, будут поддакивать ему, убеждать его, что он самый лучший, а все остальные люди его просто не принимают. В результате самовлюбленный Нарцисс, в отличие от греческого мифа, в нашей реальности начнет прием наркотиков, для того, чтобы сохранить детское ощущение своего всемогущества и исключительности. 5. Возраст ребенка примерно с 4-5 до 8-9 лет Фрейд называл латентным (скрытым) периодом в развитии чувственных удовольствий. Основные интересы этого возраста направлены на сравнение полов, на изучение строения собственного тела и тел окружающих ребенка людей, в первую очередь, родителей. Это тот самый возраст, в котором ребенок начинает подглядывать за родителями по ночам, интересоваться происходящим в туалете и в ванной комнате. О влиянии этого периода на дальнейшую судьбу развития телесных удовольствий личности написаны целые тома. Здесь мы хотим отметить лишь следующее: Во-первых, родители чаще всего запрещают маленьким мальчикам и девочкам рассматривать друг друга и, тем более, трогать и изучать лиц противоположного пола при совместных играх, например, на пляже. Во-вторых, наши дети если и видят родителей обнаженными, то, как правило, далеко не в самом эстетически привлекательном виде. Большая часть мам просто не задумывается о том, что для подрастающего сына она - объект чувственного влечения. Впечатления, оставленные ее поведением в этом возрасте, станут для подрастающего мужчины бессознательной моделью всех женщин, которых он будет встречать на своем пути. Если мамин (или папин) вид отвратителен, а те сцены, которые ребенку удалось подсмотреть, выглядят неестественно, то отношение к сексу и к противоположному полу, как к чему-то грязновато-отталкивающему, может сохраниться на всю жизнь. При таком поведении родителей может произойти и другая вещь. Маленький ребенок может сделать вывод, что на свете существует только один пол, или что его пол гораздо привлекательнее и интереснее, чем пол противоположный. Именно так может формироваться то, что мы называем гомосексуализмом. 6. Несмотря на любые трудности, к 10 годам телесное удовольствие сосредотачивается в половых органах. Период обнаружения ребенком того факта, что максимальное удовольствие доставляет прикосновение к половым органам, Фрейд называл генитальным. Это возраст нормального детского онанизма. Наше пуританское отношение к онанизму общеизвестно. Но мы в своей практике сталкивались с абсолютно чудовищными случаями. Три-четыре процента наших пациентов написали в своих анкетах, что родители, борясь с онанизмом, натирали мальчику половой орган горчицей и перцем. Многие ребята, вспоминая детство, рассказывали, что им привязывали руки к спинке кроватки на ночь. Такое поведение родителей препятствует развитию нормальной сексуальности и провоцирует развитие сексуальных комплексов. Родители как бы объявили ребенку, что его половые органы - вещь запретная и неприличная, точно такая же по сути, какой раньше были фекалии. У ребенка появляется твердое убеждение, что половые органы нельзя использовать для получения удовольствия, нужно искать другие пути. 7. В 11-17-летнем возрасте ребенок проходит нормальный подростковый или пубертатный период сексуального развития. Все предыдущие телесные удовольствия должны превратиться в нормальное гетеросексуальное половое поведение. Однако и в этот период мы совершаем не только поведенческие ошибки, о которых мы поговорим ниже, но и абсолютно не хотим учитывать важность сексуального становления личности. Вся наша культура до самого недавнего времени была направлена на поощрение гомосексуального поведения. Например, в гости на праздники и дни рождения наши дети приглашают приятелей только своего пола. Родители, все время подчеркивают во время бесед необходимость мужских и женских "междусобойчиков", как бы говоря, что подлинное доверие и отдых возможны только в мужской (женской) компании. Мы не будем описывать всех сексуальных проблем, которые встают на пути нормального сексуального становления подростка, иначе эта книжка превратится в психоаналитическую монографию. Здесь нам хотелось бы привести лишь наиболее распространенные ответы подростков. Всем нашим пациентам, в стандартном интервью, мы задаем один и тот же вопрос - Что такое секс, для Вас, это необходимость или потребность? 100% девочек и до 50% мальчиков (!) отвечают - "секс это не очень приятная необходимость"; "Я занимаюсь сексом потому, что так надо мальчикам (девочкам) ". Особенно поразительны такие ответы у мальчиков. Ведь они - активная половина пары, их половое чувство созревает самостоятельно. Половое чувство у девочки, в норме, развивается постепенно, пробуждаясь вместе с возникновением половых контактов, и в зависимости от них. При описании собственно чувства удовольствия, "кайфа", получаемого от наркотиков, большинство наших пациентов рассказывает не о психологических ощущениях (приподнятом настроении, приятных фантазиях и т.д, что характерно для описаний американских подростков ), а об ощущениях чисто физиологических, по сути, близких к сексуальным. Вдумайтесь, например, в такой рассказ: "Главное в героине – тепло. Оно разливается по телу. Тебя прямо распирает изнутри: руки, ноги, соски, как будто набухают, ко всему приятно прикасаться. Потом мышцы расслабляются, вдоль по телу пробегает теплая волна… становится расслабленно и спокойно". 90% наших пациентов описывают, как главное удовольствие от различных наркотиков тепло, ощущение набухания частей тела и последующее расслабление. Причем, похожие описания дают даже ребята, употребляющие не героин, а наркотики, которые таких ощущений вызывать, теоретически, не должны ("винт", экстази, марихуана и т.д.). Обратите внимание! Такие описания, как бы повторяют ощущения, которые должен испытывать человек во время полового акта. Итак, в результате нашего воспитания, в бессознательной сфере психики многих наших детей возникает внутренний конфликт: гетеросексуальные половые отношения не слишком приятны, гомосексуальные - преступны и запретны. Отсутствие культуры и умения получать телесное удовольствие приводит подростка к поиску источника физиологического, чувственного наслаждения вне тела, вне нормальных сексуальных отношений.

Немного биологии

Авторы этой книжки принадлежат к числу людей, которые считают, что не существует некоего единого заболевания, которое называется “наркомания”.

Мы думаем, что прием наркотиков, как и любые другие формы зависимого поведения, являются способом психологической защиты личности при столкновении ее бессознательных желаний и стремлений с реальностями внешнего мира.

Так как психологические проблемы существуют у любого человека, то никакой единой теории, до конца объясняющей склонность личности к употреблению наркотиков какими-либо наследственными или молекулярными механизмами, существовать не может.

Таких теорий за столетие изучения наркотиков и наркоманов, существовало много, но все они остались недоказанными и сохранились лишь как гипотезы-предположения.

Биологические теории последних десятилетий связывают склонность к формированию зависимости от наркотических веществ с дефицитом так называемых “эндорфинов” или эндогенных морфинов. Эндогенные морфины - это вещества, действительно абсолютно аналогичные молекуле опиатов, которые получаются при переработке опийного мака.

Они представляют собой молекулы, состоящие из цепочки аминокислот со сложной пространственной структурой. В нервной системе человека они отвечают за тонкую регуляцию нервных импульсов. Изменения, которые происходят в человеческой психике при их недостатке, достаточно сложны для описания. Но все подобные изменения будут похожи на период отмены наркотика у опийных наркоманов. В первую очередь, эти изменения будут связаны с психической нестабильностью: склонностью к перепадам настроения, раздражительностью, неустойчивостью эмоций и всего поведения.

Количество эндогенных морфинов может понижаться по самым разным причинам, не зависящим от наркотиков. Но так или иначе они будут связаны с органическим повреждением нервной системы человека. То есть с травмами и, так называемыми, органическими заболеваниями головного мозга.

При любом из органических заболеваний нервной системы (травме, нарушении мозгового кровообращения, различных воспалительных процессах в мозговых оболочках, болезнях, связанных с отравляющим воздействием токсических (ядовитых) веществ), количество эндогенных морфинов в нервных клетках будет понижаться.

Человек при таких заболеваниях становится эмоционально и поведенчески нестабильным. В состоянии раздражительности, бессонницы, внезапных перепадов настроения больному будет трудно жить в обществе, трудно адаптироваться к требованиям окружающей среды. Он будет стремиться найти какие-то внешние вещества-регуляторы - “лекарства”, которые будут облегчать его нервную деятельность.

К таким психоактивным веществам (наркотикам, алкоголю, успокоительным лекарствам) человек, страдающий органическими заболеваниями нервной системы, привыкает гораздо быстрее, чем человек, ими не страдающий. У него быстрее развивается зависимость от них.

Кстати, относительно недавно голландским исследователем Мартином Куйманом было доказано, что аналогичные биологические изменения мозга, связанные со снижением количества эндогенных морфинов, могут появляться в результате хронических, длительно действующих стрессовых ситуаций. В экспериментах на крысах было показано, что в случае изоляции детенышей от родителей и старших родственников (у человека это соответствует нехватке родительского внимания и общения), уровень эндогенных морфинов также понижается.

Большинство наркотиков, алкоголь и многие психоактивные вещества способны понизить активность опийных рецепторов нервной клетки. Это специальные места на поверхности нервной клетки, к которым “причаливают” эндогенные морфины для выполнения своей регулирующей роли. Тем самым временно увеличивается количество эндорфинов. Таким способом и формируется человеческая зависимость от многих психоактивных веществ.

Так что все, что Вы прочли в психологической части постепенно получает и свое биологическое подтверждение. И здесь становится очевидным, что наибольшая опасность попасть в зависимость от тех, или иных, химических веществ появляется у человека, который уже страдает органическим повреждением нервной системы и одновременно находится в состоянии хронического стресса.

Человек с органическим заболеванием нервной системы будет хуже других переносить любую психологическую нагрузку. В том числе, все проблемы развития личности, описанные в психологической части этой главы, он будет переживать гораздо более остро и болезненно. Его восприятие мира будет трагичнее, чем у окружающих людей.

Важно понимать, что органические повреждения нервной системы человека приводят к психической нестабильности. Психическая нестабильность увеличивает вероятность того, что человек прибегнет к тем или иным психоактивным веществам, которые ему будет предлагать его окружение. И делает он это не для получения удовольствия, а для лечения собственной избыточной реакции на стресс.

Такие люди, например, употребляют алкоголь не для того, чтобы поднять себе настроение в компании. Они ищут повода или пьющую кампанию для того, чтобы “вылечить” себе самому избыточное психическое и мышечное напряжение, снять готовую выплеснуться через край агрессию. Они лечат пьянством собственную повышенную возбудимость, совмещенную с неуверенностью в себе.

Точно таким же “лекарством” для молодого поколения стали наркотики.

Только в наши дни становится понятно, что долгие десятилетия мы жили в стране, в которой отдельная человеческая жизнь не представляла собой никакой ценности, не говоря уже о проблемах «несуществующей» человеческой души. Теперь мы знаем, что страна, практически, находится на грани экологической катастрофы. В каком бы регионе России мы ни жили, мы не знаем, каким воздухом дышим, чем отравили воздух окружающие наш дом предприятия. Мы не знаем, какие химические соединения мы пьем вместе с водой и проглатываем вместе с пищей. Мы знаем только одно: в результате воздействия огромного количества химических факторов в нашей стране рождается все больше и больше психически неполноценных детей.

Дело в том, что вся совокупность, практически, неконтролируемых веществ особенно сильно воздействуют на мозг ребенка, находящегося в утробе матери. Беременные женщины в нашей стране дышат тем же воздухом, едят ту же пищу, контактируют с тем же уровнем повышенной радиации, что и окружающие их люди.

Оказывается, мозг реагирует на огромную массу разнообразных вредностей довольно стандартным образом. В нервной системе нарушается правильное течение окислительно-восстановительных процессов. Говоря еще проще, мозг начинает не совсем правильно дышать: усваивать кислород и синтезировать с его помощью энергетические молекулы.

Такое состояние мозга ребенка возникает в результате почти любого неблагоприятного течения беременности и хода самих родов. Возникающее вследствие этих процессов состояние мозга в педиатрии принято называть минимальной церебральной дисфункцией. Такая дисфункция и есть минимальное, проявляющееся вместе с рождением ребенка органическое повреждение нервной системы.

Суть проявлений такой минимальной церебральной дисфункции заключается в том, что отдельные участки мозга во время беременности лишаются правильного поступления кислорода. В этих зонах мозга образуются как бы микроскопические рубчики, на которых «спотыкается» нервный импульс.

Именно результатом существования минимальной церебральной дисфункции объясняется повышенная возбудимость, мышечный гипертонус, плохой сон и аппетит, избыточная плаксивость огромного количества грудных детей в нашей стране. Дело в том, что с точки зрения самой нервной системы, минимальная церебральная дисфункция обуславливает склонность нервной клетки к внезапным, судорожным реакциям. Врачи-неврологи говорят в таких ситуациях о снижении порога судорожной готовности организма.

Эти явления распространены настолько широко, что уже воспринимаются педиатрами, как вариант нормы. Во всяком случае, родителям обычно говорится, что такие явления нормальны и пройдут сами, по мере развития ребенка.

С одной стороны это действительно так. По мере роста человеческого мозга его способность адаптироваться к внутренним и внешним вредностям будет возрастать. И, в большинстве случаев, мозг со временем, действительно, преодолеет свою склонность к судорожным реакциям.

С другой стороны, характеристики мозга, приобретенные в ходе беременности и родов, будут сопровождать его всю жизнь. “Архитектурный план” нервной системы, заложенный наследственностью, беременностью и самим процессом родов, уже не изменится никогда.

Ранние детские проявления судорожных синдромов через некоторое время пройдут. Однако последствиями существования минимальной церебральной дисфункции могут быть различные задержки и нарушения интеллектуального развития, порой не бросающиеся в глаза, и поэтому не обращающие на себя внимание ни врачей, ни родителей. И, кроме того, существует целый ряд невротических расстройств, которые у наших детей тоже считаются тоже, нормой: все та же повышенная возбудимость и эмоциональная чувствительность, несвойственная возрасту агрессивность и нарушения сна. Ребенок, а затем и подросток, с минимальной церебральной дисфункцией очень быстро устает, не по возрасту плохо может сосредоточиться, проявляет склонность к депрессиям, страхам, которые, с точки зрения родителей, не имеют под собой никаких оснований.

Кроме того, не надо забывать, что мозг ребенка развивается в условиях постоянного действия все тех же отравляющих веществ и все увеличивающегося количества стрессов. В подростковом возрасте к стрессам развития и семейным проблемам добавляется непрерывный стресс сегодняшней окружающей реальности.

Вы уже поняли, что мозг ребенка с минимальной церебральной дисфункцией работает так же, как мозг с любой другой органической патологией, описанной выше. Наверное, наши читатели уже сопоставили описание симптомов с особенностями роста своих собственных детей. Результат сравнения получился невеселый.

Результаты обследования нервной системы наших пациентов и истории их жизни в раннем детском возрасте показывают, что до 95% будущих наркоманов появились на свет с явлениями той самой минимальной церебральной дисфункции.

К сожалению, это относится не только к наркоманам. Педиатры считают, что до 70% всех наших детей появляются на свет с той, или иной степенью нарушения развития центральной неравной системы. Нам хочется отметить, что минимальная церебральная дисфункция - не психическое заболевание. Это действительно мозг нормального человека, некоторое нарушение деятельности которого заставляет нервную систему срабатывать “рывками”, “судорогами”, “спазмами”. Такие органические расстройства нервной деятельности являются не только “почвой” для приема тех или иных психоактивных веществ. Они в конечном итоге являются “почвой” для детской преступности, для роста числа детских самоубийств, уходов из дома и, вообще, неадекватных форм поведения.

Мы с Вами должны понимать, что живем в стране, в которой психическая неполноценность, практически, превращается в норму.

Книги о зависимости