Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Как вести себя с наркоманом и алкоголиком?

Но вот у родителей или других близких родственников не остается сомнений — ребенок (брат, сестра, племянник и т. д.) употребляет наркотики. Сразу стоит отказаться от иллюзии: посредством ранее привычных в деле воспитания бесед, наставлений, угроз или даже физического воздействия добиться от ребенка отказа от наркотиков. Этим родители как бы взваливают на себя ношу его ответственности, а он должен нести ее сам.

 

По той же причине нельзя рьяно ограждать от сопутствующих приему наркотиков проблем: «разборки» с остальными наркозависимыми, приводы в милицию, «ломку», псевдо- и истинные долги. Человек должен сам осознать всю пагубность избранного пути, «созреть» для последующего лечения. Поэтому, если он набьет «шишек», то вполне будет доволен жизнью, когда он под защитой родителей, которые принимают весь удар на себя. Такими «сподвижниками» быть не нужно, этим лишь отсрочивается кардинальное решение проблемы.

Кстати, решение о необходимости лечения наркозависимый в подавляющем большинстве случаев все же принимает, поэтому не стоит его торопить и чуть ли не силой тащить в клинику. В таком случае не исключено, что пребывание в лечебнице будет проходить под лозунгом: «Полечусь для вида и опять начну». Чем самостоятельнее и «вымученнее» решение самого наркозависимого, тем выше процент длительной ремиссии после лечения и реабилитации. Возможно, нужно переступить через себя и дождаться момента, чтобы сын или дочь буквально умоляли направить на лечение — это позволит лучше уяснить, кому нужнее пребывание в больнице или диспансере.

Куда конкретно поместить наркозависимого на лечение, дело самих родителей. Некоторыми соображениями на этот счет мы уже делились. Единственно, стоит напомнить, что в подавляющем большинстве государственных больниц и диспансеров тоже есть платные отделения, обеспечивающие более комфортные условия пребывания.

Здесь есть важный момент, который порой сводит на нет все усилия и родителей, и нередко даже врачей. Точнее, он убивает у наркозависимого главное — веру в возможность отказаться от наркотика. В чем тут дело? В усиленно навязываемой официальной пропагандой идее неизбежности рокового исхода. Дескать, зачем пытаться как-то бороться, если статистика возвращения к нормальной жизни сравнительна мала? Сказывается то, что околонаркотические страсти нередко преувеличиваются. По мнению некоторых психотерапевтов, есть смысл говорить не о фатальности наркомании, а о высокой степени риска развития наркотической зависимости от наркотиков. Да, он велик, порядка 90 процентов. Для сравнения, риск развития алкогольного синдрома оценивается в 7-11 процентов. Но даже шанс попасть в те 10 процентов наркозависимых, у которых есть реальная возможность нормально жить, достаточно высока. К примеру, в Петербурге многим хорошо известен весьма показательный случай, когда женщина по имени Ольга, наркоманка с 15-летним стажем, с которой уже мысленно попрощались даже самые терпеливые доктора, смогла отказаться от наркотиков. Вот уже более трех лет она живет нормальной жизнью. Лично известен случай, когда человек с семилетним героиновым стажем, смог отказаться от наркотика и даже стал руководителем одной из общественных антинаркотических общественных организаций.

Кстати, родственники нередко сами восстанавливают у наркозависимых сына или дочки прежний стереотип жизни с наркотиком. Что имеется в виду? Родительский страх: ожидание повторения беды, повышенная тревожность и бросающаяся в глаза бдительность. Задержался ребенок на полчаса — уже паника! Иной раз, наоборот, чрезмерная наигранная веселость.

Как порой случается? После лечения и реабилитации сидит подросток дома, и к нему в комнату то и дело заглядывает «радеющая» матушка: «Как самочувствие? Нет ли тревожных симптомов? Не возникает желания вернуться к наркотику?» Тут уже ребенок сам поневоле начинает излишне прислушиваться к себе, вспоминать былое. Появляется желание на практике проверить, тянет или нет. И все начинается сначала.

Иными словами, еще раз всплывает тезис о пагубности излишней родительской опеки. Вместо «теоретической» пользы она в подавляющем большинстве случаев дает обратный эффект. Наркозависимый хочет доказать, что страхи окружающей родни не напрасны…

Не нужно вступать в спровоцированные скандалы (или самим их провоцировать) — подобный стресс, возможно, хорош в общении с нормальным подростком, но не в данном случае. Хотя достаточно твердо нужно заявить о своем неприятии наркотика.

Да, не каждый сможет сказать сыну или дочери: «Хочешь колоться — колись. Иди, зарабатывай деньги. Сам себе покупай наркотики. Живи с теми людьми, которые тебя понимают и, как тебе кажется, любят тебя больше, чем мы. Мне не нравится, что ты воруешь». Но это один из действенных способов прекратить врать друг другу. В идеале, спровоцировать решившего бросить наркотики — сделать так, чтобы он противопоставил себя домашним в положительном ключе. О чем речь? Он должен занять позицию: «Не дождетесь!» И попытаться это доказать.