Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Кто такой наркоман?

Большинству из нас не надо задумываться над этим вопросом. МЫ ЗНАЕМ! Вся наша жизнь и все наши мысли так или иначе были сконцентрированы на наркотиках: как их достать, как использовать и как найти пути и способы достать еще. Мы жили, чтобы употреблять и употребляли, чтобы жить. Все очень просто: наркоман – это мужчина или женщина, чья жизнь контролируется наркотиками. Мы – люди, охваченные хронической и прогрессирующей болезнью и конец всегда один и тот же – тюрьма, лечебница и смерть.

наркоманияТем из нас, кто принял Программу Анонимных Наркоманов, не надо особо задумываться над вопросом: кто такой наркоман? Мы знаем! То, что здесь написано, это наш опыт.

Мы, наркоманы, — люди для которых употребление любых химических веществ, изменяющих настроение или влияющих на мышление, приводит к проблемам во всех сферах жизни. Наркомания – это болезнь, которая больше, чем употребление наркотиков. Некоторые из нас убеждены в том, что наша болезнь началась задолго до первого употребления.

Большинство из нас не считали себя наркоманами до того, как приняли Программу Анонимных Наркоманов. Прежде информацию, доступную нам, мы получали от несведущих людей. Пока нам удавалось на время прекратить употребление наркотиков, мы думали, что с нами все в порядке. Мы обращали внимание на те периоды, когда нам удавалось останавливаться, а не на те, когда мы употребляли. По мере того как наша болезнь прогрессировала, мы все меньше и меньше думали о том, чтобы останавливаться. И только дойдя до отчаяния, мы спрашивали себя: “Неужели все это наркотики?”

Становиться наркоманами мы не собирались. Мы страдаем от болезни, которая находит свое выражение в антиобщественных проявлениях, и это очень затрудняет обнаружение, диагностику и лечение.

Наша болезнь изолировала нас от людей, за исключением тех моментов, когда нам удавалось доставать наркотики и находить способы доставать их все больше и больше. Настроенные враждебно, злобно, эгоцентрично, своекорыстно, — мы отрезали себя от внешнего мира. Все, что нам было не вполне привычным и знакомым, становилось чуждым и опасным. Наш мир сузился и нашей жизнью стала изоляция. Мы употребляли наркотики для того, чтобы выжить. Это был единственный образ жизни, который мы знали.

Некоторые из нас употребляли и злоупотребляли наркотиками, и все еще не признавали себя наркоманами. Несмотря ни на что, мы продолжали говорить себе: “Я могу справиться с этим”. Наше искаженное понимание природы наркомании включало в себя насилие, уличные преступления, грязные иглы, тюрьму.

Когда к нашей зависимости от наркотиков стали относиться как к преступлению или нравственному пороку, мы взбунтовались и оказались в еще большей изоляции. Наркотики еще приносили удовольствие, но, в конце концов, то, на что нам приходилось идти ради того, чтобы употреблять, было полным безрассудством.

Мы попались в капкан своей болезни. Мы вынуждены были бороться за выживание любыми путями. Мы манипулировали людьми и пытались контролировать все вокруг нас. Мы обманывали, воровали, лгали и продавали себя. Мы должны были иметь наркотики независимо от того, чем нам за это приходилось платить. Неудача и страх начали заполнять нашу жизнь.

Еще одной стороной нашей зависимости от наркотиков была неспособность жить по тем законам, которые устанавливала сама жизнь. Мы экспериментировали с наркотиками и различными сочетаниями наркотиков, чтобы справиться с кажущимся нам враждебным миром. Мы мечтали найти волшебную формулу, способную объяснить нам нашу основную проблему – нас самих. Дело в том, что применение любых химических веществ, изменяющих наше сознание или состояние, включая марихуану и алкоголь, уже не давали нам того, чего мы хотели. Наркотики перестали нам помогать.

Временами мы защищали свою наркоманию и отстаивали наше право употреблять, особенно когда у нас были официальные рецепты. Мы гордились своими поступками, которые свидетельствовали о нашем заболевании. Мы “забывали” о тех временах, когда были одиноки и снедаемые страхом и жалостью к себе. Наша память становилась избирательной. Мы помнили только о хороших ощущениях, которые давали нам наркотики. Мы оправдывали и давали рациональное объяснение своим поступкам, чтобы не заболеть или не сойти с ума. Мы игнорировали те времена, когда жизнь казалась ночным кошмаром. Мы избегали реальности нашей наркомании.

Такие высшие функции разума и чувств, как совесть и способность любить, находились под сильным влиянием наркотического воздействия. Жизненные навыки были сведены к животному уровню. Наш дух был сломлен. Способность чувствовать себя человеком была утеряна. Это похоже на крайность, но многие из нас находились именно в таком состоянии.

Мы постоянно искали ответ на вопрос: есть ли такой человек, место или вещь, что сможет все привести в порядок? Мы потеряли способность справляться с нормальной повседневной жизнью. По мере того, как наша болезнь прогрессировала, многие из нас оказывались в больницах или тюрьмах.

Все это показывало: что-то было не в порядке с нами. Мы хотели найти легкий и простой выход из создавшегося положения. Некоторые из нас думали о самоубийстве. Все наши попытки обычно были хилыми и только приводили к осознанию своей никчемности. Мы поддавались иллюзиям: “а что, если”, “если бы только”, или “лишь только еще один раз”. И если мы искали помощи, то только для того, чтобы освободиться от боли.

Мы много раз возвращали себе хорошее физическое состояние, но только лишь для того, чтобы потерять его вновь, приняв наркотики. Описание нашего жизненного пути показывает, что невозможно успешно принимать наркотики. Независимо от того, насколько хорошо нам удается сохранять видимость уверенности в себе, употребление наркотиков всегда ставит нас на колени.

Как и другие неизлечимые болезни, наркомания может быть приостановлена. Мы согласны, что нет позора в том, что мы наркоманы, если только мы честно признаем нашу дилемму и предпринимаем позитивные действия. Мы желаем безоговорочно признать, что у нас аллергия к наркотикам. Здравый смысл говорит нам, что было бы безумием вернуться к источнику нашей аллергии. Наш опыт показывает, что медицина не может вылечить нашу болезнь.

Хотя физическая и психическая толерантность играют свою роль, многие наркотические вещества не требуют долгого периода применения, чтобы вызвать аллергическую реакцию. То, что делает нас наркоманами – это наша реакция на наркотики, независимо от того, сколько мы их употребляем.

Многие из нас не задумывались о том, что у нас есть проблемы с наркотиками до тех пор, пока наркотики не заканчивались. Даже тогда, когда другие говорили, что у нас есть эти проблемы, мы были убеждены в том, что правы мы, а не они. Этим мы оправдываем саморазрушительное поведение. Мы развивали ту точку зрения, которая позволяла нам продолжать употреблять наркотики, не заботясь ни о своем благополучии, ни о благополучии других. Мы начали чувствовать, что наркотики убивали нас задолго до того, как мы смогли признать это перед кем-то еще. Мы заметили, что даже если пытались остановиться, мы уже не могли этого сделать. Мы подозревали, что потеряли контроль над  наркотиками и не имели сил остановиться.

По мере того, как мы продолжали употреблять, происходило следующее. Мы привыкали к душевному состоянию, присущему наркоману. Мы забыли, каким было наше душевное состояние до того, как мы начали употреблять; мы забыли об общественных нормах поведения. Мы приобрели странные манеры и привычки. Мы забыли, как надо работать, мы забыли, как надо отдыхать, как выражать себя и проявлять свое отношение к другим. Мы забыли, как чувствовать.

Пока мы употребляли, мы жили в другом мире. Лишь время от времени мы испытывали встряски из-за реальности или осознания того, что с нами происходило. Казалось, что в нас живут, по крайней мере, два человека: доктор Джейкел и мистер Хайд. Мы ходили вокруг да около, пытаясь создать целостную жизнь, и потом возвращались к тому, с чего начинали. Иногда нам это хорошо удавалось, но со временем это стало менее важным и более трудным. В конце концов, доктор Джейкел умер, а мистер Хайд взял верх над ним.

У каждого из нас есть что-то, чего мы никогда не пробовали. Но это не оправдание употреблению наркотиков. Некоторые из нас чувствуют одиночество из-за тех различий, которые существуют между нами. Это чувство затрудняет освобождение от старых связей и привычек.

Мы все по-разному переносим боль. Некоторым нужно довести себя до крайности в своем употреблении, а некоторые из нас осознают это и раньше, когда обнаруживают, что употребляют слишком часто и это влияет на их повседневную жизнь.

Сначала мы употребляли так, что это казалось социально приемлемым, или, по крайней мере, контролируемым. Мы не подозревали о тех бедах, которые нас ждали в будущем. В какой-то момент, наше употребление стало неуправляемым и антиобщественным. Началось это тогда, когда все шло хорошо, и мы могли позволить себе часто употреблять. Обычно на этом хорошие времена заканчивались. Мы могли бы уменьшить употребление наркотиков, найти им замену или даже прекратить употреблять. Но, вместо этого мы шли к полному духовному, интеллектуальному и эмоциональному банкротству. Эта степень падения различна для каждого наркомана. Раньше или позже, это всегда ведет в пропасть. Те, кто не умирают от болезни, оказываются в тюрьме, сумасшедшем доме или достигают полной деморализации в результате прогрессирования болезни.

Наркотики давали нам ощущение того, что мы справимся с любой ситуацией. Однако мы начали осознавать, что стали попадать в жуткие переплеты, по большей части из-за употребления наркотиков. Некоторые из нас могли бы провести остаток жизни в тюрьме за преступления, связанные с наркотиками.

Нам следовало достичь своего дна прежде, чем у нас появилось желание остановиться. В конце концов, на последней стадии нашей зависимости, у нас появилась потребность обратиться за помощью. Тогда нам стало легче видеть разрушение, несчастье и обман, которые были вызваны употреблением. Труднее стало отрицать нашу химическую зависимость, когда проблемы обрушились на нас.

Некоторые из нас впервые заметили последствия нашей наркомании по близким нам людям. Мы очень зависели от их поддержки. Мы очень сердились, были разочарованы, нам было очень больно, когда они находили иные интересы, друзей и любимых. Мы сожалели о прошлом, страшно боялись будущего и не были слишком увлечены настоящим. Спустя годы поисков мы стали более несчастны и менее удовлетворены, чем в начале.

Наша наркомания поработила нас. Мы были узниками своего собственного разума и были осуждены по своей собственной вине. Мы оставили надежду на то, что когда-нибудь прекратим принимать наркотики. Наши попытки оставаться чистыми ни к чему не приводили, принося нам боль и страдания.

Итак, мы – наркоманы. Наша болезнь неизлечима и называется наркоманией. Эта болезнь хроническая, прогрессирующая и смертельная. Однако наша болезнь поддается лечению. Мы считаем, что каждый должен ответить на вопрос: “Действительно ли я наркоман?”. Для нас неважно, каким образом мы приобрели эту болезнь. Нас интересует выздоровление.

Мы начинаем лечить свою болезнь с того, что мы прекращаем употреблять. Многие из нас искали ответы на свои вопросы, но не могли найти какого-либо подходящего решения до тех пор, пока мы не нашли друг друга. Как только мы осознали себя наркоманами, помощь стала возможной. Мы можем  увидеть частичку себя в каждом наркомане и частички их – в себе. Это открытие и дает возможность помогать друг другу. Наше будущее казалось нам безнадежным до тех пор, пока мы не встретили чистых наркоманов, которые хотели поделиться своим опытом с нами. Отрицание нашей зависимости заставляло нас страдать, но наше честное признание ее помогло нам остановиться в употреблении. Люди из Анонимных Наркоманов сказали нам, что они -–выздоравливающие наркоманы, которые научились жить без наркотиков. Если они смогли это сделать, то сможем и мы.

Альтернативой лечению являются тюрьмы, психиатрические больницы, изгнание из общества и смерть. К несчастью, наша болезнь заставляла нас отрицать нашу химическую зависимость. Если ты наркоман, ты сможешь найти новый путь в жизни с помощью Программы АН. Мы благодарны нашему пути к выздоровлению. Воздерживаясь от употребления и работая по Двенадцати Шагам Анонимных Наркоманов, мы добились того, что наша жизнь стала полезной.

Мы понимаем, что никогда до конца не вылечимся, и что наша болезнь останется в нас до конца нашей жизни. Мы больны, но мы выздоравливаем. Каждый день нам дается еще один шанс. Мы убеждены в том, что для нас существует только один путь в жизни – путь АН.