Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Лики созависимости: Жертва-великомученица

Жена больного алкоголизмом думает, что она – жертва алкоголизма. Жертва, по В.И. Далю, есть нечто «пожираемое, уничтожаемое, гибнущее; что отдаю или чего лишаюсь невозвратно. // Приношенье от усердия божеству: животных, плодов…// отречение от выгод или утех своих подолгу или в чью пользу; самоотверженье и самый предмет его, то, чего лишаюсь».

Алкоголизм стадииЖертву можно узнать по таким высказываниям: «Ах, я бедняжка» (точно такие слова могут не произноситься, но подразумевается их смысл), «Если бы только он(и)…», «А мне все равно (вздыхает)», «Это неважно, как я себя чувствую (вздыхает)», «Лишь бы ему было хорошо, а я – дело десятое».

Жертвы выучили эти роли от своих матерей. Матери этими высказываниями манипулировали другими людьми, добивались желаемого, «собирали цветы всеобщего сочувствия», как выразилась одна жена алкоголика, не лишенная самоиронии. Чтобы привлечь к себе внимание и заслужить одобрение, в трудной ситуации женщины берут на себя эту роль выживания – слабой, беспомощной жертвы. «Неужели никто не видит, как я страдаю!»

Жертвы считают, что если они покажут, как трудна и неуправляема их жизнь, то окружающие будут сочувствовать, симпатизировать и поддерживать их. Они представляют дело так, будто другие (муж) управляют ими и заставляют их страдать, мучиться. На самом деле это жертвы управляют другими, поскольку распространяют вокруг себя чувство вины. Жертва еще в детстве сама испытана на себе это чувство со стороны матери. В зрелом возрасте жертва набрасывает ту же удавку на шею мужу, детям. Но если в детстве человек в силу возраста действительно является слабым и беспомощным, то в зрелом возрасте совсем не обязательно сбрасывать с себя ответственность за свое благополучие и перекладывать ее на других.

Все, что случается с жертвами и великомученицами, по их мысли, это чья-то вина, чья-то ошибка. Очень удобная позиция, избавление от бремени ответственности, а это всегда тяжелая ноша. Поэтому обвинять других и легче, чем отвечать за себя.

Помогать жертвам – почти бессмысленное занятие. На любое позитивное предложение она отвечает: «Да, но…» Если ей сказать, что для улучшения собственного имиджа ей необходимо перестать следить за мужем и пойти на работу, она скажет: «Да, но в нашем городе нет работы по моей специальности». Скажешь: есть другая работа. «Да, но у меня нет навыков той работы». На групповой терапии были случаи, когда 20 человек высказывали жертве свои предложения по улучшению качества ее жизни, и всякое предложение было встречено этим непробиваемым «Да, но…»

Лучше начать с избавления от психологии жертвы, чем пытаться помогать ей. Я пытаюсь показать женам алкоголиков истоки этой роли – они в родительской семье, в естественной слабости детского возраста, которую культивировали родители подавлением инициативы ребенка, гиперопекой, поведением с отказом от собственных интересов.

Из рассказа о собственном детстве жены больного алкоголизмом: «Мама обычно отдавала нам лучшие куски. Она за жизнь не износила ни одного шелкового платья. Она могла бы сделать хорошую карьеру, но отказалась от нее, выбрав работу поблизости от дома из-за нас, детей». На вопрос, хорошо ли тогда себя чувствовала рассказчица, был ответ: «Лучше бы мама всего этого не делала, те куски в горле застревали».

Мнимые выгоды из роли жертвы очевидны. Приятно сознавать, что я – великомученица (значит, близка к святости), что я – благородная, все терплю, что я – долгострадающая, верю, мне воздастся. Негативные последствия в жизни жертв неизбежны, так как это одна из самопораженческих ролей (Toele S.P., 1991). Негативные последствия состоят в том, что жертва рано или поздно столкнется с одиночеством.

Люди избегают общества страдалиц, поскольку они распространяют вокруг себя чувство вины, а это тягостно для других. У алкоголиков чувство вины является поводом для новой выпивки. Нагнетать вину алкоголику – это ускорять новый запой. Жертвы-великомученицы создают те ситуации, которых боятся. Это ситуации отвержения, утраты любви, изоляции. Кому понравится постоянно слышать, что вы, окружающие, ответственны за мое счастье, за мою самооценку, за мое здоровье? Вы отвечаете за это и не преуспели в том, чтобы я была счастлива, достойна и здорова. Окружающие, по мысли жертв, должны читать их сокровенные желания. А если нет, то им же, окружающим, хуже. «Дети никогда не звонят мне (вздыхает)». – «А вы им звоните?» – «О, я отдала ему лучшие годы, а теперь посмотрите, что он мне сделал в ответ».

Жертвы не бескорыстны. Когда-нибудь будет сказано: «Я вам все отдала, а вы…» Жертвы – злы. Жертвы рождают жертв. Эти роли усваиваются детьми. Единственный выход – это отказаться от роли жертвы. Сколько ни страдай, от этого муж пить не перестанет. Необходимо научиться ответственности за то, чтобы сообщить другим о своих истинных желаниях и потребностях. И не наказывать других чувством вины.

Нам, женщинам, не надо быть беспомощными и страдающими, чтобы обратить на себя внимание и завоевать любовь, которую мы себе желаем. Мы можем найти любовь, только овладев своей силой, своей энергией, всей мощностью своей личности. Нам необходимо научиться прочно стоять на своих ногах даже тогда, когда хочется на кого-то опереться. Те, на которых нам хочется опереться, нас не держат. Они стоят сами по себе, а мы сами по себе. Мы лучше справимся со своими трудностями, если будем следовать психологии ответственности, а не психологии жертвы.