Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

ЛУЧ НАДЕЖДЫ В НАРКОТИЧЕСКОМ МИРЕ игумен Евмений

Скачать книгу

игумен Евмений

ЛУЧ НАДЕЖДЫ  В НАРКОТИЧЕСКОМ МИРЕ

Слеза за слезой, за раною рана,

Моя жизнь вытекает как вода из-под крана.

Хорошо, если кто-то из друзей или близких,

Подставит ладонь или собачью миску.

Слеза за слезой, за раною рана

Моя жизнь вытекает как вода из-под крана.

Она кончится каплей последнего дня,

Она вернется назад чистой силой дождя.

Дельфин

Любовь сыщет слова, коими может созидать ближнего. Она представит способ и ум, и язык твой направит, и дело сие не требует красных речей, единого напоминания требует.

Святитель Тихон Задонский

Предисловие

Ежечасно, ежеминутно в мире, в нашей стране, в каждом ее городе, с геометрической прогрессией увеличивается число подростков и взрослых, которые, попробовав наркотик, весь свой внутренний мир, свои ценности, убеждения, способности, внешние рамки своего существования перестраивают в угоду одному-единственному увлечению, страсти, разрушающей в их жизни ВСЕ. Это увлечение — наркотик. С какого-то момента наркотику посвящается весь человек, без остатка.

Этих людей называют наркоманами. Они занимаются наркотиками профессионально: употребляют, распространяют их, посвящают им самые глубинные стороны своей, Богом созданной, души.

Слово “наркомания” происходит от греческих слов narcosis — сон, оцепенение, онемение и mania — страсть, безумие, влечение. Это общее название болезни, проявляющееся во влечении к постоянному приему наркотических средств со стойкой физической и психологической зависимостью от них.

Наркотические вещества употребляются различными способами: глотанием, вдыханием, внутривенной инъекцией с одной-единственной целью: уйти от сложного и не принимаемого мира с его требованиями, проблемами и задачами.

На сегодняшний день наркомания многогранна, ее формы непосредственно зависят от свойств наркотика, который употребляет человек. Некоторые специалисты считают, что в ближайшие годы счет людей, постоянно употребляющих наркотики, в нашей стране может пойти уже не на миллионы, а на десятки миллионов. Но дело даже не столько в статистике, сколько в динамике роста, в атмосфере, возникающей и формирующейся вокруг людей, употребляющих наркотики.

Курение анаши в городских парках и двориках, на пришкольных участках, в подвалах, на чердаках, в высших и средних учебных заведениях, даже в армейских частях, поначалу было признаком доблести и геройства, а сегодня уже стало обыденностью. Курят даже те, кто не хочет. Ведь лучше себя заставить, чем прослыть среди своих друзей и сверстников трусом и слабаком.

Рассказы о “кайфе” и “приходе” — ныне одна из будничных тем в разговорах молодежи XXI века. Этот фон является как бы задником для бесед на любые иные темы.

Наркоманию можно назвать новым культом, новой псевдокультурой, формирующей свои обычаи, традиции, язык. От многих подростков 12-14 лет можно услышать: “Героин — это крутизна!” А о тех сверстниках, которые употребляют спиртное, они с презрением говорят: “Да это же синяки!

Если из нижеприведенных слов вы сможете объяснить значение хотя бы половины, могу предположить, что вы знакомы с этой проблемой не по научным диссертациям и не по брошюрам с заголовками, наподобие “Как помочь наркоману”, внутри которых, возможно, по недоразумению редактора, напечатаны Акафист Неупиваемой Чаше и Канон мученику Вонифатию.

Благочестивые читатели вряд ли поймут, о чем идет речь, когда произносятся слова типа: “разбодяжить, глюки, гера, замолодиться, вмазаться, галюны, шмаровоз, пробивуха, передозняк, катать колеса, чмо, лайба, шоркнуться, высадиться на измену, центряк, недогонок, обторчаться, кумар, отходняк”...

Я знаю одну православную маму, которая несколько лет просто игнорировала “этот кошмар”, стараясь “не задумываться” о том, на каком языке разговаривает по телефону ее чадо... Но наступило время, когда она уже не смогла закрывать глаза на происходящее. Слишком многое вокруг нее вдруг неузнаваемо изменилось...

— Что мне делать? Я потеряла своего сына!

Все это время она знала о том, что происходило с ее любимым батюшкой, правила с акафистами ежедневно вычитывала, даже к старцу ездила регулярно и все делала по благословению... Жаль, что очень поздно с ужасом поняла, что передавать в разные монастыри и храмы деньги “на сорокоуст о заблудшем Димитрии (или Сергии, или Алексии, или Романе...)” куда проще, чем искать со взрослеющим сыном общий язык.

О наркомании написано немало различных работ в Наркологической и в психотерапевтической литературе. Причем прослеживается тенденция изменения как в отношении взгляда на больных наркоманией, так и на перспективы излечения этой болезни. Изменяются и формы употребляемых наркотических веществ. Но, несмотря на это, с каждым годом тьма недоумения вокруг этих вопросов все сгущается и сгущается. Наркомания, если смотреть на нее глазами медика и психолога, становится все более и более неразрешимой загадкой и все более трудноизлечимой болезнью.

В надежде люди обращаются за помощью к слу­жи­телям Церкви.

— Может, вы нам поможете, растолкуете, побеседуете с ребятами об этом? — участливо спрашивает батюшку учительница из Православной Гимназии.

— ...

А что батюшка может сказать подрастающему поколению на эту тему? Сказать, что употреблять наркотики — это грех? И что это изменит?

В Духовных Семинариях будущих батюшек учат многому: догматике, гомилетике, литургике, церковно-славян­скому языку, умению разбираться в Типиконе, еще многим интересным вещам. Но их, к сожалению, НЕ УЧАТ ТОМУ, КАК ПОМОЧЬ НАРКОМАНУ.

* * *

Три предлагаемые книги адресованы как пастырям, так и христиански ориентированным социальным работникам, педагогам, преподавателям, миссионерам, которым, несмотря на огромное желание заниматься исключительно вопросами веры и благочестия, сегодня не удастся проигнорировать эту проблему. Если не произойдет чудо, то окажется, что в XXI веке наркоманы — это наши будущие ученики, наша будущая паства!..

Мы проследим, как наркотик овладевает личностной и психической сферами человеческой жизни, расскажем о том, почему человек оказывается бессильным перед наркотиком, не может сказать ему "нет", опишем то, что кроется за явлением, которое называется "зависимостью", расскажем о "работающих" и "неработающих" подходах к наркотической зависимости.

Мы рассмотрим суждения об этой непростой проблеме пастырей и психологов, помогающим наркотически зависимым людям. Здесь же читатель ознакомится с откровениями самих наркоманов. Кроме того, мы предложим нашему читателю море цифр, проще говоря, статистику, без которой было бы трудно представить всю серьезность обсуждаемой проблемы.

Возможно, наш опыт будет интересен пастырям, которые пожелают взяться за такое нелегкое и, скажем прямо, не всегда благодарное дело — помощь людям, желающим освободиться от наркотической зависимости.

Нам кажется, что “мистико-аскетическая” или “бого­словско-антро­по­­ло­­ги­чес­кая” оценка нарко­­ма­нии как грехов­ной страс­ти может пред­став­лять интерес для каби­нет­­ного богослова-теоре­­тика, и вряд ли хоть в чем-то будет полезна для прак­тика. Мы убеждены также и в том, что навешивание ярлыков типа: “бесовский дурман”, “нарко­маны — служители са­та­ны”, “пора­бо­щенные дьяво­лом”, ко­то­рые сегодня нередко можно встретить в некоторых изданиях, вряд ли поможет принятию и пониманию людей, многие из которых, подобно древним прокаженным, отвержены обществом, родителями, самыми близкими, поскольку больны тяжелой, непонятной, смертельной болезнью.

В первой книге “Луч надежды в наркотическом мире”, которую вы держите в руках, мы постарались дать описание контекста проблемы, ее масштабы, при этом, не стараясь его “упаковывать” в привычные для воцерковленного человека термины и формулировки. Современный пастырь должен иметь достаточно подробное описание природы и характера наркотической зависимости, представление об особенностях психического устроения наркомана. Итак, первая книга ответит читателям на вопросы “Что?” и “Почему?”, в ней мы расскажем о том, что такое наркотик, дадим описание природы наркотической зависимости, поведаем причины ее возникновения.

Во второй книге “Батюшка, я наркоман!” описаны родившиеся в процессе практической работы формы и методы помощи наркозависимым людям, даны практические рекомендации, основанные на нашем непосредственном опыте. В написании этой книги мы руководствовались принципом: предлагать к практическому применению можно только то, что легко и просто освоить, что может быстро дать ощутимый результат и, прежде всего, будет нести в себе потенциал христианских ценностей. Эта книга ответит на вопрос “Как?”, т.е. как конкретно можно оказать деятельную практическую помощь наркоману со стороны пастыря.

В третьей книге “Собранные во Имя Мое” описаны несколько практически работающих подходов, которые, несмотря на их разность, объединяют один-единственный принцип: полное восстановление личности невозможно без обретения Высших Ценностей, без восстановления живых и глубоких отношений с Богом.

Книги лучше читать последовательно, однако каждая из них в отдельности несет в себе законченную авторскую идею. Однако, если читатель всерьез занимается помощью наркозависимым, лучше найти возможность приобрети все три, поскольку в первой книге изложен минимум теоретических знаний для работы с проблемой, вторая — излагает практический опыт, личнос­тно-ориентированный “алго­ритм” работы, в третьей — можно почерпнуть знания о создании структуры по оказанию такой помощи на основе уже работающих и хорошо зарекомендовавших себя подходов.

Возможно, некоторым читателям будет трудно признать, что мы, взрослые, — часть того проблемного пространства, в котором возникла наркомания наших детей.

Мы и не сомневаемся в том, что многим современным пастырям некогда заниматься “еще и наркоманами”. Хотя бы успеть окормить тех, кто уже во множестве пришел в храмы.

Родителям наркоманов будет непросто согласиться с тем, что они являются спонсорами наркомании собственных детей. Ведь они кормят, одевают, лечат (“реабилитируют”), дают деньги на карманные расходы практически взрослым людям, которые без труда находят огромные суммы на наркотики.

И будет вполне нормально, если некоторые читатели скажут: “С чем-то можно согласиться, а с чем-то и поспорить”. В этих книгах нет “правильных” ответов, здесь изложен только опыт. А опыт невозможно рассматривать в категориях “правильное — неправильное”. Им можно или воспользоваться, или не воспользоваться. Пусть каждый читающий возьмет только то, что подходит лично ему.

Автор будет рад, если наш опыт хоть в какой-то мере будет практически полезен человеку, который сейчас держит в руках эту книгу и уже готов перевернуть следующую страницу.

БЛАГОДАРНОСТИ

В процессе работы мне приходилось учиться понимать других людей, а главное — учиться понимать себя, переосмысливать заново свой христианский и пастырский опыт.

Хочется выразить благодарность всем тем, кто был со мною и поддерживал меня в течение двух лет работы над этими книгами.

Прежде всего я благодарен Господу нашему Иисусу Христу, заботливым попечением Которого в нужное время в моих руках оказывались необходимые книги, видео и аудиокассеты, а на моем жизненном пути — огромное количество замечательных людей.

Я особенно благодарен Андрею Плигину, Андрею Кенигу, Вячеславу Захарову, научившим меня понимать и систематизировать любой человеческий опыт, творчески подходить к решению любой жизненной задачи.

Моя признательность психологам Евгению Проценко и Елене Рыдалевской, у которых я научился бережности и внимательности по отношению к зависимым людям.

Благодарю доктора Эрнста Росси, описанная им биохимическая модель наркотической зависимости помогла мне понять природу наркотического пристрастия.

Я также благодарен священнику Евгению Генингу, священнику Михаилу Махову, иеромонаху Анатолию (Берестову), священнику Сергию Гончарову, поскольку их пастырские суждения по рассматриваемому вопросу вошли в текст этой книги.

Хочется особо отметить психологов Константина Королева, Сергея Ковалева, Аллу Каменскую, Наталью Негереш, Александра Данилина, Юрия Захарова, профессора В.Ю. Завьялова, идеи которых, изложенные в их книгах, на видео и в аудиозаписях, помогли отточить различные грани этой работы, расширили понимание не только наркомании, но и обогатили взгляд на многогранность и неоднозначность мира, в котором мы живем.

Спасибо Дельфину, который, благодаря своим песням, помог мне понять проблему изнутри (насколько это возможно), а многих наркоманов впервые заставил задуматься над тем, что пора “завязывать”.

Отдельная благодарность Горохову Сергею и Иванову Владику, мужественным ребятам, освободившимся с Божьей помощью от власти наркотика. Их поддержка и творческое участие в виде небольших вставок и замечаний, вошедших в ткань всех трех книг, во многом придали им определенную завершенность.

Специальное спасибо Тихомирову Евгению за техни­ческую поддержку издания.

Особой благодарностью хочется отметить Гаврилюк Александру, оказавшую неоценимую помощь в наборе, систематизации и поиске подходящих мест для бесконечных “новых вставок” в уже готовые тексты.

Безусловная благодарность верному другу и бла­гочинному иеромонаху Антонию, обеспечивающему в на­шей Обители баланс между братской атмосферой и столь необходимой дисциплиной.

Спасибо всем людям, которые были и которые оста­ются спутниками на моем жизненном пути.

Контекст проблемы

Как легко человек отдает свою свободу и становится рабом условностей, среды, страстей, привычек!

Архимандрит Киприан (Керн)

Немного истории

Наркомания в России становится национальной трагедией, о которой почему-то почти никто не бьет в набат. Иногда, правда, взрослые люди собираются на конференции и симпозиумы по этому поводу, но подобные мероприятия не меняют ситуации в стране в целом. Разрушение воли и интеллекта, поражение молодого поколения наркотиками происходит все с большей силой, усугубляясь в зависимости от сроков употребления. Особо тревожна обстановка в портовых, областных и крупных городах России, в столице, а также странах СНГ. По последним данным зарубежных исследователей, четвертая часть от общемирового числа наркоманов проживает в России.

Развитию наркомании в нашей стране во многом способствовало разрушение тоталитарного режима, что вызвало появление многих “свобод”, среди которых, к сожалению, и свобода доступа к наркотикам. В ходе афганской и чеченской войн десятки тысяч солдат научились употреблять наркотики. Возвратившись, они продолжали это делать, приобщая своих друзей, подруг, соседей.

К концу восьмидесятых сформировалось преступное сообщество наркоторговцев. Оборот наркотиков был тогда около 500 тонн в год. Сегодня стоимость наркотиков падает, а количество наркоманов растет. Наша страна, столько лет сохраняемая “железным занавесом” от различных прелестей западной цивилизации, теперь является идеальнейшим рынком сбыта. Идеальнейшим, поскольку население в своем большинстве не имеет достаточного количества знаний о том, что такое наркотик и каковы его последствия, не информировано об эффективных способах лечения, не знает даже, к кому обратиться в случае, если кто-нибудь из близких окажется в наркотической яме.

С 1996 года происходит сдвиг в сторону дорогих наркотиков, таких, как опиум, героин. Наркотики входят в моду. Употребивший наркотик считается “продвинутым”, “приобщенным”.

Среди причин, по которым наркотики так легко прижились в России, безусловно, самыми вескими являются следующие:

  1. Ценностный кризис в обществе — утрата нравственных идеалов и ориентиров. Молодежь не хочет жить лживыми и лицемерными “ценностями” взрослого поколения.
  2. Массированное влияние западной культуры и пропаганда западного стиля жизни. Там для многих людей, на которых молодое поколение хочет быть похожим, наркотик уже давно стал нормой жизни.
  3. Ослабление семейных связей, крушение семьи как таковой. У большинства современных молодых людей сегодня нет образа семьи, запечатленного с детства образа добрых и уважительных отношений между мужем и женой. Для многих их них семья — не та ценность, ради которой стоит бросить употребление наркотиков.
  4. Развал системы детских и молодежных организаций. Эстафетная палочка организаций, оказывавшей воспитательные функции, бесславно выпала из рук комсомола в перестроечные годы... Ее никто не подхватил. Большинство детей оказалось предоставленным само себе. Подросток — существо, ищущее нового...

Все это привело к тому, что молодежь, а именно она — самая легко раскачиваемая часть общества, начинает употреблять наркотики.

Наркоманией, в первую очередь, оказываются задетыми самые бедные слои общества. Дети из малообеспеченных, пьющих семей, дети, находящиеся без присмотра родителей, начинают употреблять доступные им алкогольные напитки, нюхают бензин и клей “Момент”, затем переходят на анашу, маковую соломку, “балуются” паркопаном, кетамином. Потом уже пробуют тяжелые наркотики, “подсаживаются” на героин... И если для них наркотик — это способ уйти от окружающей их грязной и мрачной действительности, то отпрыски богатых родителей начинают принимать наркотики ради “крутизны”. Для них низший слой является неким олицетворением свободы и безнаказанности, и они ему по-своему завидуют. Они невольно повторяют их действия и пытаются таким образом выделиться среди сверстников. Дети состоятельных родителей начинают с паркопана, анаши, экстази, затем переходят на героин, кокаин. Пришедшая к нам с Запада новая танцевальная культура принесла наркотики как необходимый культовый элемент. Появляться на дискотеке без ЛСД или таблеток экстази стало плохим тоном.

Увы, широкая доступность наркотиков стала реальностью нашей жизни. Без особого труда наркотики можно найти на молодежных вечеринках, школьных дискотеках, в местах молодежных тусовок. В некоторых школах на переменах ученики продают друг другу наркотики.

Сегодня от риска употребления наркотиков не застрахован никто.

Немного статистики

Наркомания молодеет. Число детей и подростков, состоящих на учете по поводу употребления психоактивных веществ, за последние шесть лет выросло в 15 раз. По всей России расширена сеть стационаров, психологических центров и семейных клубов, оказывающих эффективную помощь в освобождении от зависимости и распространения наркотика. Но, к сожалению, этого еще очень и очень мало. В 1999 году к помощи наркологов обратились около 300 тысяч наркозависимых, из них “вышли в устойчивую ремиссию”, как говорят врачи, только 3%. А “прирост” наркомании в стране составляет около 50% в год. Чтобы вылечить всех наркоманов, эффективность лечения нужно увеличить в 350 раз. Но разве наша страна в лице государственных мужей осознало всю серьезность надвигающейся национальной трагедии? Нам остается признать, что в стране идет война, а на ней ежегодно гибнут несколько миллионов парней и девушек...

Ныне наркомания неумолимо захватывает все более и более молодой возраст. Если лет шесть назад наркотики пробовали в 16-20 лет, то сейчас наркомания помолодела настолько, что уже с 9-12 летнего возраста многие дети пробуют, а затем начинают регулярно употреблять и популяризировать тот или иной наркотик или токсическое вещество.

С проблемой наркотика сегодня тесно связана проблема детской проституции. ТРИ ТЫСЯЧИ детей в возрасте до 14 лет ТОЛЬКО в Санкт-Петербурге сегодня торгуют собственным телом, ДВОЕ из них ЕЖЕДНЕВНО погибают. Девяносто процентов этих детей — беспризорные. У нас в стране десятки тысяч беспризорных детей! Для того чтобы заглушить чувства стыда, отвращения, разбитости, возникающее после “обслуживания клиентов”, эти дети употребляют наркотик... На фоне цифр только этого абзаца вы можете понять, каким чудовищным лицемерием выглядит создание различных “комитетов” и “фондов по делам молодежи”, содержащих армию чиновников, которые никогда в глаза не видели ЭТИХ детей.

Наркотики теперь можно купить везде: на рынках, в метро, дискотеках, школах, ВУЗах. Вот своеобразный “Хит-парад” московских ВУЗов, где наркотиками торгуют нигерийцы и просто продавцы из числа студентов.

  1. Российский Университет Дружбы Народов имени Патриса Лумумбы.
  2. Московский Государственный Университет имени М.В. Ломоносова.
  3. Московская Сельскохозяйственная Академия
  4. МГИМО
  5. Московский Архитектурный Институт
  6. Плехановский Институт
  7. Институт Стран Азии и Африки

Наибольшим спросом наркотики пользуются у студентов журналистских, экономических, философских факультетов.

Масштабы и темпы распространения наркомании в стране таковы, что ставят под вопрос физическое и моральное здоровье молодежи и будущее значительной ее части, социальную стабильность и политическую безопасность общества в самой ближайшей перспективе.

Социологические исследования показывают, что в 1999 году в России насчитывалось свыше 2,5 (двух с половиной!) миллионов людей, употребляющих наркотики, около 4 миллионов пробовали наркотик. По данным социологических исследований к концу 2000 года в нашей стране число наркоманов возросло уже до 4,5 (четырех с половиной!) миллионов, хотя специалисты говорят, что реальные цифры в 4 раза выше. Если одному наркоману требуется 1 грамм наркотика в день, то значит, в нашей стране ежедневно продается 4,5 (!) тонны наркотика, а за полугодие — 820 тонн!

На одной из конференций, посвященной вопросам профилактики наркомании, мне пришлось слышать рассказ одной матери. Она вышла на трибуну и рассказала, что в ее городе наркомафия достигла настолько ужасающих размеров, что общество совершенно не в состоянии ничего противопоставить этому. В этом городе торгуют наркотиком практически в каждом доме. Жильцам каждого из домов известно, в какой квартире осуществляется торговля наркотиками. Многие матери наркоманов знают конкретно, где именно их ребенок покупает наркотик. Они объединяются и звонят в милицию, просят выслать наряд для того, чтобы задержали и привлекли к ответственности торгующих. Вызванный милицейский патруль каждый раз возвращается в машину, так никого и не задержав...

Наркомафия имеет огромные средства для того, чтобы подкупать правоохранительные органы, воздействовать на принятие тех или иных правовых документов на государственном уровне.

 Сегодня каждый шестой московский старшеклассник пробовал наркотик. В Новосибирске, например, более 9000 (девяти тысяч) подростков сидит на игле. Дельцы от наркобизнеса, по всей видимости, надолго и уютно обосновались в школьных коридорах и студенческих аудиториях. В некоторых московских школах в связи с этим уже функционируют наркологические кабинеты. С 1999 года в некоторых школах введен нарко-тест, т.е. обследование школьников, сдача анализов на наличие наркотика в организме.

В Хабаровске от употребления наркотиков ежегодно умирает около 200 человек. Работники милиции с особой тревогой отмечают массовое распространение наркотических веществ в школах, средних и высших учебных заведениях города. 2522 преступлений, в том числе 826 тяжких и особо тяжких, совершенных в 1999 году, непосредственно связаны с наркотиками. За 1999 год, например, в Хабаровском крае было изъято почти 3 тысячи тонн (!) наркотиков — это в пять раз больше, чем в предыдущие годы. В стране же за последние двадцать лет количество преступлений, связанных с наркотиками, увеличилось в 15 раз!

При проведении мониторинга в подмосковном Подольске среди учеников 9-11 классов около 15 процентов опрошенных многое знают про наркотики или пробовали какой-либо наркотик. По данным спецслужб, около 70 процентов студентов высших и средних учебных заведений Москвы принимают тот или иной наркотик.

Все эти цифры и факты говорят, что общество на пороге очень большой беды.

Автор настоящей работы не любитель цифр и статистики, но позвольте вас, дорогие читатели, как говорят наши дети, “загрузить” еще немного. Эти цифры заставляют задуматься. Совет по внешней и оборонной политике РФ в 1998 году (данные очень устаревшие!) подготовил аналитический доклад “Наркомания в России: УГРОЗА НАЦИИ”.

НАРКОМАНИЯ В РОССИИ:

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

1.1. Распространение наркомании на территории бывшего Советского Союза и, в первую очередь, в России происходит угрожающими темпами.

Об этом свидетельствуют, прежде всего, статистические данные Министерства внутренних дел Российской Федерации, органов здравоохранения России, других министерств и ведомств. Однако есть все основания полагать, что на самом деле ситуация выглядит еще более тревожно, чем показывает статистика.

1.2. За последние пять лет количество потребителей наркотиков в стране возросло примерно в три с половиной раза и, по мнению специалистов, при сохраняющейся тенденции число лиц, злоупотребляющих наркотиками, в России уже к концу десятилетия может превысить уровень в три миллиона человек.

Таким образом, с учетом, прежде всего, возрастной категории большинства наркоманов (13-25 лет), под угрозой оказывается фактически все новое поколение страны.

Особое беспокойство российского общества должен вызывать тот факт, что за последнее десятилетие в 6,5 раз увеличилось число женщин, употребляющих наркотики.

По данным Минздрава на начало 1998 года за немедицинское потребление наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ в целом состояло на медицинском учете около 219 тысяч человек, из которых примерно 39 тысяч несовершеннолетних и более 25 тысяч женщин.

1.3. Принципиально важно отметить то, что в России гораздо быстрее, чем в других странах, происходит переход от ''легких" наркотиков к "тяжелым".

За 6 месяцев 1996 года среди больных опийными наркоманиями, находившимися на стационарном лечении в НИИ наркологии, героиновые наркомании — самые опасные и трудно излечимые, если вообще излечимые, — составляли 28,4 процента. За тот же период 1997 года — уже 74,4 процента.

1.4. Особенно тревожит рост наркомании среди школьников, прежде всего, в крупных городах, а также в студенческой среде — в шесть-восемь раз за последние четыре года.

По последним данным, в Санкт-Петербурге каждый пятый школьник уже познакомился с наркотиками, а во многих школах в старших классах регулярно потребляют наркотики до трети учеников. В Москве во многих высших учебных заведениях, несмотря на предпринимаемые усилия со стороны руководства вузов, начинающих вести антинаркотическую пропаганду, наркомания принимает все более открытую форму.

Таким образом, начинается процесс деградации значительной части тех, кто мог бы составить новую образованную и квалифицированную элиту государства, в которой оно действительно крайне нуждается на этапе перехода к рыночной экономике. Ведь подавляющее число хронических наркоманов не доживает до 30 лет. Средняя же продолжительность жизни ушедших из жизни наркоманов после начала употребления наркотиков — 4-4,5 года.

1.5. Вызывает тревогу, прежде всего, то, что наркотики становятся все более и более доступными молодежи, что на российский рынок во все возрастающем объеме выбрасываются новые наркотические вещества, в том числе, мощного разрушающего действия.

Например, в школах Москвы отмечены факты массовой продажи наркотиков по сверхзаниженным ценам с очевидной целью обеспечить привыкание к наркотикам как можно большего числа школьников. Естественно, что впоследствии цена резко повышается. Фиксируются случаи и бесплатного (естественно, на первом этапе) распространения наркотиков во многих регионах страны в молодежной среде.

В частности, в Приамурье в ходе акции "Жизнь без страха" установлено, что около 10 процентов молодых людей употребляют наркотики регулярно, а почти 25 процентов пробовали наркотики.

1.6. В качестве наркотиков в России широкое распространение получили маковая соломка, опий-сырец и опийный раствор, марихуана, эфедрин, гашиш, героин, кокаин, "экстази" (метилендиоксиметиламфетамин).

Вместе с тем особую опасность создает появление новых синтетических наркотиков, в том числе и производимых собственно в России. Только за 1997 год органами внутренних дел выявлено 848 подпольных лабораторий, в которых производились наркотики или шла работа над созданием новых. Характерно, что во многих из них работали профессиональные химики, сумевшие разработать наркотические средства нового поколения. Часть таких лабораторий находилась нелегально непосредственно в учебных заведениях, в частности, в Москве.

Общий объем синтетических препаратов, изъятых в подобных лабораториях, увеличился почти в 1,5 раза.

1.7. Только в Москве и Санкт-Петербурге ежемесячный оборот наркорынка составляет порядка 90 миллионов долларов, а в целом по стране за 1996 год денежный оборот от продажи наркотиков составил почти 1,5 миллиарда долларов.

По предварительным данным за прошедший год эта сумма составила более 2,5 миллиардов. В то же время некоторые западные специалисты называют цифру в 5 и даже в 7 миллиардов долларов.

"Норма прибыли" при операциях с наркотиками составляет от 300 до 2000 процентов. Известно, что килограмм героина в Афганистане стоит 9 тысяч долларов, то в Таджикистане — 25 тысяч, а в Москве — до 150 тысяч долларов.

По последним данным, в сферу активной наркодеятельности только в Москве вовлечено порядка 20 тысяч человек.

1.8. При этом данные МВД РФ свидетельствуют о том, что число преступлений, связанных с наркотическими и сильнодействующими веществами, за последние пять лет возросло с 16.255 до 96.645. то есть почти в шесть раз.

Из 10 имущественных преступлений практически каждые шесть совершаются наркоманами. Подавляющее число из этих преступлений совершено лицами в возрасте до 35 лет.

1.9. Наркотики, как известно, требуют больших денег. Наркоману со стажем, использующему героин, требуется сегодня ежедневно до 500 рублей на приобретение наркотика. Естественно, что легальным путем добыть эти деньги в подавляющем большинстве случаев не представляется возможным. Соответственно, наркомания в своем зародыше несет преступление.

1.10. Данные статистики неумолимо свидетельствуют о теснейшей связи роста наркомании в стране с ростом числа заболеваний спидом, вирусным гепатитом и другими серьезнейшими заболеваниями (только 1996 год дал рост вич-инфекции в 8 (!) раз). В результате этого значительно увеличиваются расходы государства на их лечение.

1.11. За последние десять лет числа смертей от употребления наркотиков увеличилось в 12 раз, а среди детей — в 42 раза (!).

Нельзя не обратить внимание на то, что, по данным МВД РФ, в стране число беспризорных детей приближается к миллиону. Среди этой категории наркомания становится повседневным явлением — практически каждый второй или уже попробовал, или уже употребляет наркотики на более-менее регулярной основе.

1.12. Новым опасным явлением стало появление "семейной наркомании", то есть случаев, когда один член семьи вовлекает в наркоманию других. Это особенно заметно на уровне молодых семей, прежде всего в Москве и других крупных городах. По предварительным данным, таких пар насчитывается уже несколько десятков тысяч. Зафиксированы случаи, когда малолетних детей в наркоманию вовлекали собственные родители.

1.13. Крайне тревожные данные, связанные с наркоманией, поступают из Вооруженных Сил страны. Во многих регионах, в частности, Москве, Подмосковье, Калининграде, в последние два-три года практически каждый 12-й призывник пробовал наркотики. А каждый тридцатый принимал их более-менее регулярно.

Если в 1980-х годах употребление наркотиков в армии было достаточно большой редкостью (за исключением военнослужащих, участвовавших в боевых операциях в Афганистане), то сегодня это стало одной из серьезных проблем — случаи употребления наркотиков и распространения их в армейских коллективах есть во всех без исключения военных округах и насчитываются сотнями. Есть зафиксированные случаи наркомании и в федеральных органах безопасности. По предварительным данным, только за 1996 год в армии были осуждены более ста человек, связанные с распространением наркотиков.

1.14. Если в советское время случаи регулярной доставки наркотиков в места заключения преступников были достаточно редкими, то в настоящее время практически во всех исправительных заведениях страны приходится сталкиваться с возрастающим и, главное, хорошо организованным потоком поставки наркотиков. В том числе это касается и мест, где находятся несовершеннолетние преступники.

По некоторым предварительным данным, в последние годы ежегодно в места заключения передавалось от 100 до 200 килограммов различных наркотиков.

В местах заключения сегодня находится около одного миллиона человек, — таким образом, формируется гигантская база для расширения потребления наркотиков на перспективу.

1.15. Статистические данные и информация врачей наркологических диспансеров показывают, что в России излечиваются (то есть, выдерживают без наркотиков более одного года) всего лишь пять-шесть процентов наркоманов. И то эти данные связаны, прежде всего, с крупными городами. В малых городах или в сельской местности шансов на излечение практически нет, ввиду отсутствия и специалистов, и центров по реабилитации.

1.16. Число больных с установленным впервые в жизни диагнозом "наркомания" в 1996 году по сравнению с 1995 г. увеличилось на 34 процента, токсикоманией — на 42 процента, злоупотребляющих наркотическими средствами — на 25 процентов.

К началу 1994 года в медицинских учреждениях России было зарегистрировано с диагнозом "наркомания" 38,7 тысяч человек, к концу 1994 года — 49.9 тысяч, к концу 1995 года — 65 тысяч, а на начало 1997 года — 88 тысяч. То есть за 4 года количество больных в России выросло более чем в 2 раза. Но эта цифра не показывает реальной динамики.

Число подростков, состоящих под диспансерным наблюдением на конец 1996 года, почти в 11 раз превышает уровень 1992 года. Если учесть, что истинное число наркоманов, как принято считать специалистами, в 10 раз превышает число зарегистрированных больных, то общее их количество в России в настоящее время приближается к миллиону человек.

1.18. Опасность наркотического вала тем более велика, потому что за последние десять лет в результате отсутствия должного финансирования количество наркологических диспансеров в целом по России сократилось на треть, число наркологических коек на 60 (!) процентов, а количество врачей-наркологов — на 25 процентов.

Все вышеприведенное — лишь сильно устаревшие данные о вершине айсберга. БОЛЬШИНСТВО молодых людей, употребляющих наркотики, НИГДЕ НА УЧЕТЕ НЕ СОСТОИТ и ни в каких статистических опросах не участвует.

Зарубежные и русские классики о наркотиках

“Кокаин — это бес в склянке... Это смесь дьявола с моей кровью...”

М. Булгаков

О наркомании известно давно. Гомер в своей “Одиссее” повествует о том, как легендарный герой Одиссей вынужден был выручать из беды своих товарищей, одурманившихся цветами в стране лотофагов. Употребление наркотических средств входило в ритуалы некоторых древних культов.

Известный французский поэт Шарль Бодлер написал прозаическое произведение "Искание рая", где он называет наркотики "одним из самых ужасных и наиболее верных средств, которыми располагает дух тьмы, чтобы вербовать и порабощать достойный сожаления род человеческий". Это свидетельство очевидца. Все ужасные последствия пристрастия к наркотикам он испытал на себе. Именно Шарль Бодлер в своей книге дает образец гашишного сумасшествия. Описанная им способность наркотиков "вербовать и порабощать" в сжатой и точной форме отражает суть наркомании.

Деградацию и гибель молодого врача показал на своих страницах и русский писатель Михаил Булгаков. Дневник доктора Полякова начинается гимном морфию, который поет молодой, неискушенный доктор после первого принятия наркотика:

“Не могу не воздать хвалу тому, кто первый извлек из маковых головок морфий. Истинный благодетель человечества... Боли прекратились через семь минут после укола.

Первая минута: ощущение прикосновения к шее. Во вторую минуту внезапно проходит холодная волна под ложечкой, а вслед за этим начинается необыкновенное прояснение мыслей и взрыв работоспособности. Абсолютно все неприятные ощущения прекращаются. Это высшая точка проявления духовной силы человека. И если б я не был испорчен медицинским образованием, я бы сказал, что нормально человек может работать только после укола морфием. В самом деле: куда годится человек, если малейшая невралгийка может выбить его совершенно из седла!”

А вот конец дневника:

“Итак: горка. Ледяная и бесконечная, как та, с которой в детстве сказочного Кая уносили сани. Последний мой полет по этой горке, и я знаю, что ждет меня внизу... Люди! Кто-нибудь поможет мне? И если кто прочел бы это, подумал — фальшь. Но никто не прочтет.

Перед тем как написать Бомгарду, все вспомнил. В особенности всплыл вокзал в Москве в ноябре, когда я убегал из Москвы. Какой ужасный вечер. Краденый морфий я впрыскивал в уборной. Это мучение. В двери ломились, голоса гремят, как железные, ругают за то, что я долго занимаю место, и руки прыгают, и прыгает крючок, того и гляди, распахнется дверь.

С тех пор и фурункулы у меня.

Плакал ночью, вспомнив это...

Бомгард не нужен мне и не нужен никто. Позорно было бы хоть минуту длить свою жизнь. Такую — нет, нельзя. Лекарство у меня под рукой. Как я раньше не догадался?

Ну-с, приступаем. Я никому ничего не должен. Погубил я только себя. Что же я могу сделать?

Тетрадь Бомгарду. Все.”

Между первыми и последними, написанными доктором строками — год жизни. Всего за год образованнейший, воспи­танный человек становится безвольным, грубым, он не может остановиться, он лжет себе и дорогому человеку, который находится рядом, он становится вором, а затем и самоубийцей. Финал оды морфию — браунинг.

Между первыми и последними строками — история болезни. При этом будем помнить, что строки эти писал доктор, до мельчайших подробностей изучавший в университете действие морфия и знавший о последствиях его употребления. Он знал все. Но в теории. На практике оказалось все намного страшнее. Нам показались эти дневниковые записи довольно ценными, потому что это не сколько беллетристика, столько профессиональные исследования проблемы наркомании изнутри.

Мы постараемся не “загружать” читателя слишком длинными цитатами. Если он захочет, сам прочтет. Но некоторые приведем все же, чтобы картина гибели была видна.

“...Через час я был в нормальном состоянии. Конечно, я попросил у нее извинения за бессмысленную грубость. Сам не знаю, как это со мной произошло. Раньше я был вежливым человеком.”

“...В сущности говоря, мне понятно ее беспокойство. Действительно. Morphium hidroclocum — грозная штука, привычка создается очень быстро. Но маленькая привычка не есть морфинизм?”

А вот и первые опыты с кокаином.

“Бес в склянке. Кокаин — бес в склянке. Действие его таково:

При впрыскивании почти мгновенно наступает состояние спокойствия, тотчас переходящее в восторг и блаженство. И это продолжается только одну, две минуты. И потом все исчезает бесследно, как не было. Наступает боль, ужас, тьма. Весна гремит, черные птицы перелетает с обнаженных ветвей на ветви, а вдали лес щетиной, ломаной и черной, тянется к небу, и за ним горит, охватив четверть неба, первый весенний закат.

Я меряю шагами одинокую пустую большую комнату в моей докторской квартире по диагонали от дверей к окну... А затем мне нужно поворачивать и идти в спальню. На марле лежит шприц рядом со склянкой. Я беру его и, небрежно смазав йодом исколотое бедро, всаживаю иголку. Никакой боли нет. О, наоборот: я предвкушаю эйфорию, которая сейчас возникнет. И вот она возникает. Я узнаю об этом потому, что звуки гармошки, на которой играет обрадовавшийся весне сторож Влас на крыльце, рваные, хриплые звуки гармошки, глухо летящие сквозь стекло ко мне, становятся ангельскими голосами, а грубые басы в раздувающихся мехах гудят, как небесный хор. Но вот мгновение, и кокаин в крови по какому-то таинственному закону, не описанному ни в какой из фармакологий, превращается во что-то новое. Я знаю: это смесь дьявола с моей кровью. И никнет Влас на крыльце и я ненавижу его, а закат, беспокойно громыхая, выжигает мне внутренности. И так несколько раз подряд, пока я не пойму, что я отравлен. Сердце начинает стучать так, что я чувствую его в руках, в висках... а потом оно проваливается в бездну, и бывают секунды, когда я мыслю о том, что более доктор Поляков не вернется к жизни...”

Поэкспериментировав с кокаином, доктор делает выводы. Как хочется, чтобы эти строки прочитали не только взрослые, но и молодые юноши и девушки, которые не верят своим родителям, учителям, твердящим о вреде употребления наркотиков. Но... может быть, они поверят авторитету врача, который сам прошел этот ад и погиб:

“Я — несчастный доктор Поляков, заболевший в феврале этого года морфинизмом, предупреждаю всех, кому выпадет на долю такая же участь, как и мне, не пробовать заменять морфий кокаином. Кокаин — сквернейший и коварнейший яд. ...Сегодня я — полутруп.”

“Книга у меня перед глазами, и в ней написано по поводу воздержания от морфия: “...большое беспокойство, тревожное тоскливое состояние, раздражительность, ослабление памяти, иногда галлюцинация и небольшая степень затемнения сознания..."

Галлюцинаций я не испытывал, но по поводу остального я могу сказать: — о, какие тусклые, казенные, ничего не говорящие слова:

— “Тоскливое состояние“!..

Нет, я, заболевший этой ужасной болезнью, предупреждаю врачей, чтобы они были жалостливее к своим пациентам. Не “тоскливое состояние“, а смерть медленная овладевает морфинистом, лишь только вы на час или два лишите его морфия. Воздух не сытный, его глотать нельзя... в теле нет клеточки, которая бы не жаждала... Чего? Этого нельзя ни определить, ни объяснить. Словом, человека нет. Он выключен. Движется, тоскует, страдает труп. Он ничего не хочет, ни о чем не мыслит, кроме морфия. Морфия!

Смерть от жажды — райская, блаженная смерть по сравнению с жаждой морфия. Так заживо погребенный, вероятно, ловит последние ничтожные пузырьки воздуха в гробу и раздирает кожу на груди ногтями. Так еретик на костре стонет и шевелится, когда первые языки пламени лижут его ноги...

Смерть — сухая, медленная смерть...

Вот что кроется под этими профессорскими словами “тоскливое состояние“.

Доктор Поляков безо всякого лицемерия, совершенно откровенно исследует деградацию своей личности:

“...Я в лечебнице украл морфий... Итак, доктор Поляков — вор.

...Да, я дегенерат. Совершенно верно. У меня начался распад моральной личности.”

А дальше — больше. Начались галлюцинации:

“Какая пустыня. Ни звука, ни шороха... И вот вижу, от речки по склону летит ко мне быстро и ножками не перебирает под своей пестрой юбкой колоколом старушонка с желтыми волосами... В первую минуту я ее не понял и даже не испугался. Старушонка как старушонка. Странно, — почему на холоде старушонка простоволосая, в одной кофточке?.. А потом, откуда старушонка, какая? Кончится у нас прием в Левкове, разъедутся последние мужицкие сани, и на десять верст кругом — никого. Туманцы, болотца, леса! А потом вдруг пот холодный потек у меня по спине — понял! Старушонка не бежит, а именно летит, не касаясь земли. Хорошо? Но не это вырвало у меня крик, а то, что в руках у старушонки вилы. Почему я так испугался? Почему? Я упал на одно колено, простирая руки, закрываясь, чтобы не видеть ее, потом повернулся и, ковыляя, побежал к дому, как к месту спасения, ничего не желая, кроме того, чтобы у меня не разрывалось сердце, чтобы я скорее вбежал в теплые комнаты, увидел живую Анну... и морфию...”

Маленькую соломинку спасения доктор отметает напрочь. Он мечется между желанием жить (а значит, лечиться от наркомании) и жить в кайфе.

“Я не поехал. Не могу расстаться с моим кристаллическим растворимым божком.

Во время лечения я погибну. И все чаще мне приходит мысль, что лечиться мне не нужно”.

“Я погиб, надежды нет. Шорохов пугаюсь, люди мне ненавистны во время воздержания. Я их боюсь. Во время эйфории я их всех люблю, но предпочитаю одиночество...”

Доктору так и не хватило ни мужества, ни сил уехать на лечение. Он навсегда остался со своим “кристаллическим божком”. До самой смерти...

Как перекликаются эти дневниковые записи с откровениями наркоманов — наших с вами современников, дорогой читатель. Разница между этими рассказами только одна: век назад таких “поляковых” было, может быть, несколько сотен на всю планету. Сегодня же — сотни миллионов.

Немного о мире, в котором мы живем

Современность усложняет жизнь и во многом уродует человеческую личность. Тип благополучного человека или ни о чем не задумывающегося простеца все больше исчезает с лица земли. Необходимо воспитателю, родителям и самому пастырю внимательнее подумать в каждом случае, откуда происходит то или иное внутреннее искривление, те неправильности в развитии, те склонности и те привычки, которыми определяется так много в жизни каждого человека.

Архимандрит Киприан (Керн)

“Оградить молодое поколение от...” — звучит со страниц православной и патриотической прессы. Почему же, дорогие православно-патриотические взрослые, наши дети “не ограждаются”? Почему они не верят в нашу запретительную педагогику? Потому, что ОНИ НЕ ВЕРЯТ НАМ. Возможно мы, взрослые, по сути своей, не являемся для них теми людьми, с которыми они хотели бы разделить ценности, убеждения, жизненные смыслы. Нередко мы просто не принимаем их, называя их музыку “дрянью”, их интересы “ерундой”, их друзей... вспомните, как вы называете тех друзей вашего сына или дочери, которые, мягко выражаясь, не вызывают у вас приятных чувств?

И поэтому они доверяют другим людям, тем, которые, как им кажется, понимают и принимают их. В том мире, в котором живут эти люди, есть место кайфу. А самый крутой кайф — это наркотики.

— А что вы можете противопоставить кайфу? — спросит нас современный последователь философии удовольствия. — Ваш скучный взрослый мир, в котором надо каждый день ходить на работу, зарабатывать какую-то мелочь и терпеть за это постоянную достачу...

Поддержанию интереса к наркотику и миру, в котором есть место кайфу, способствует TV, видео, пресса. Популярные артисты и политики с легкостью рассказывают о своем наркотическом опыте в молодежных журналах и тиражируемых миллионами газетах, на телевидении, в интернете. Передачи о наркотиках превращаются в увеселительное шоу...

Захватывающие рассказы о наркотическом кайфе сплошь захлестнули наши средства массовой информации, богатые квартиры, подъезды, рынки: “Это что-то... Ну, короче, не попробуешь — не въедешь...”

На телевидении и в молодежной прессе нередки прямо-таки рекламные рассказы о наркобизнесе, в котором главные герои — крутые парни, с головой утопающие в долларах.

Все это вызывает особый всплеск интереса к наркотикам, вернее сказать, к тому необычному опыту, который стоит за их употреблением.

Во многих телепрограммах, посвященных творчеству выдающихся артистов, нередко звучит рассказ о наркотическом опыте, якобы стимулирующем творчество. Благодаря столь щедрой рекламе в PR, среди молодежи даже стало бытовать мнение, что наркотик в умеренных дозах, подобно некоей музе, помогает творческому процессу. В молодежной среде бытует убеждение, что наркотический опыт подобен легкому развлечению: захотел — покурил, укололся, “кайфанул”; захотел — бросил. Доверчивые мальчишки и девчонки, боясь отстать от своих сверстников, друзей, соседей по лестничной клетке, достают первую дозу, перетягивают руку жгутом, зажмуривают глаза, подставляют вену для первого укола, еще не зная, что их ожидает после этого.

Пережитый опыт оставляет глубокий след в самой сердцевине личности молодого человека. Теперь он знает, как решить все без исключения проблемы, в случае чего. Теперь он знает, что такое “настоящее счастье”, “остров сокровищ”, то, чего ищут все и не знают, где найти.

Наркотик и все, что с ним связано, как магнитом притягивает легкостью наживы, какой-то романтической тайной. Лишь немногие представители PR, захлебываясь в потоке лояльной по отношению к наркотикам политики, пытаются донести до читателей, слушателей всю глубину разворачивающейся на наших глазах национальной трагедии. Подобные программы и статьи — капля в разбушевавшемся море романтизации наркотического опыта в средствах массовой информации, кино.

Трудно не поверить в правдоподобность слов популярных артистов. На самом деле, человек, который пережил ужас от ощущения невозможности выхода из наркотической зависимости, не будет с легкостью бросать слова о своем крутом прошлом и настоящем. На фоне современного шоу-безумия особо выделяется исполнитель по имени Дельфин. Его песни, наполненные горечью пережитого наркотического опыта, горечью потери близких людей, утонувших в трясине наркомании, предостерегают желающих “только попробовать”, подсказывают пути выхода запутавшимся в сетях наркопаутины. Но говорит-то он с ними на их “жутком”, с точки зрения некоторых благочестивых людей, но им понятном рэп-языке. Возможно, поэтому ему верят, а нам с вами — нет.

Строками из его песен я еще не раз буду иллюстрировать различные грани рассматриваемой проблемы. Предвижу возражение благочестивого читателя. Возможно, возражающие — милые люди, на старости лет обретшие покой в размеренном чтении акафистов, кафизм, канонов. Но почему с ними в храме нет их взрослеющих детей?

Если вы действительно перестали их понимать, давайте учиться этому вместе. Давайте прежде всего попытаемся понять их язык, ведь язык во многом определяет внутренний мир человека. Если мы будем говорить с человеком на его языке, объясняться его терминами, значимыми для него символами, ему будет гораздо проще понять и прочувствовать наши слова, а затем обучиться “великому, могучему, правдивому и свободному...” Безусловно, мы не имеем в виду переход на наркотический сленг, мы предлагаем таким образом сделать попытку понять запутанный клубок внутреннего мира больных наркоманией наших с вами детей. Сказанное относится к азбучным истинам как христианского душепопечения («Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подза­конных»),[14] так и к основам психологических знаний.

Первый раз песни Дельфина я прослушал (заставил себя прослушать) по настоянию одного знакомого наркомана, который сказал, что это помогло ему “слезть с иглы”. Не буду дискутировать о музыке. Мое взросление проходило под другие мелодии и ритмы. Но тексты — искренние, живые, они — кровоточащая рана, которую время не залечит...

К.Г. Юнг в свое время замечательно подметил, что любой невроз — это, в конечном итоге, поиск Бога. То же я могу вполне отнести и к песням Дельфина. Крик души мятущейся, запутавшейся в сетях "кайфа", позабывшей о благодарности и благородстве, но живой, ищущей высокого...

Да и сама наркомания, уход в наркотики не есть ли вызов фальшивому миру взрослых с их лицемерной порядочностью, дурацкими условностями фальшивых отношений, фарисейской религиозностью, миру, в котором других людей меряют собственными представлениями о жизни? Не поиск ли это, в конце концов, подлинного потерянного рая? Вероятнее всего, в жизни молодых людей, “севших на иглу”, не было ни одного любящего взрослого, который бы по-честному, так, чтобы поверили, сказал им, где он — рай.

Песни Дельфина органично вплелись в текст моей книги, его боль созвучна моей боли за ребят-наркоманов, которых мне довелось близко узнать. Если бы какой-нибудь православный цензор предложил мне издать книгу без них — я бы ни за что не согласился. В них — субъективная правда жизни, которая неудобопостигаема авторами книг на темы наркомании, написанными на языке благочестивых фраз, инкрустированных очень правильными цитатами из древних книг, правильными словами, имеющими отношение к чему угодно, но только не к практической помощи живым, реальным людям.

 Посчитайте, насколько выросла наркомания еще за два года (с момента выхода доклада), если исходить из предположения, что росла теми же темпами.

 Сейчас таким же образом сажают на иглу областные города и районные центры. Следующий этап — сельская местность. Вероятнее всего, в ближайшее время в сельской местности наркотик можно будет приобрести так же легко, как, например, бутылку самогона.

 Теперь, представьте, уважаемые читатели, сколько людей кормится от этого бизнеса! Сколько явного и скрытого противостояния будет оказано любым попыткам хотя бы воспрепятствовать дальнейшему росту нарковлияния. Другими словами, наркомафия даже на официальное разрешение работать только со старыми, уже сидящими на наркотиках, клиентами, не согласится НИ ЗА ЧТО.

 Мне рассказывали, что в одной телепередаче показали взятых с поличным старушек, торгующих у метро наряду с сигаретами и наркотиками. На совестливые призывы молодой журналистки: “Как вы могли!..” они отвечали спокойно, обдуманно: “Выживать-то как-то нужно”.

 Здесь и в дальнейшем название болезни “СПИД” мы будем писать строчными буквами, чтобы уменьшить силу этого слова, понизить его значимость. Тем самым психологически уменьшить силу обозначенной им болезни. Предлагаем и в дальнейшем всем, пишущим на темы спида, присоединиться к нашей инициативе.

 Сегодня эти цифры уже в три раза выше. Стоит отметить, что в прошлом, 2000 году употребление и распространение наркотиков было замечено не только среди солдат, но и среди командного состава, в частности, в Калининграде. А на Самарском оборонном предприятии в прошлом году умудрились вырастить целую плантацию марихуаны, было обнаружено бережно выращенных 1000 кустов...

 М. Булгаков, “Записки юного врача”, “Морфий”, М., 1990 г.

 Там же

 Сокурсник доктора Полякова, коллега, который и рассказывает нам эту трагедию.

 Из эпизода, где доктор Поляков силой заставил фельдшера Анну Кирилловну сделать ему укол морфия.

 Выделено мною — и. Е.

 Доктора Полякова настойчиво уговаривали лечиться у профессора N.

 Чего стоит только песня “Лошадка” Найка Борзова, так называемого культового певца, поведавшего нам задушевным голосом о таинственном и “новом” мире, который привезла бедная лошадка пони. А что она привезла? Да вам любой подросток напоет: “Я привезла новый мир, я привезла кокаин”. Песня написана довольно лиричным языком. О! Под ноги лошадке бросают розы, ее встречают (заметьте!) и взрослые, и дети... Борзов, правда, обещает, что “все мы в адском пламени сгорим, но пока... кокаин”. И если Борзов оставляет только музыку вместо слова “кокаин” (вероятно, для того, чтобы разбушевавшаяся и разгоряченная юная публика сама выкрикивала это слово), то Татьяна Анциферова, перепевая эту песню, не стесняясь, прямо поет: “Я привезла кокаин”. Нам достоверно не известно, есть ли дети у Анциферовой, сколько их и какого возраста, но сама она уже далеко не юная исполнительница, чтобы слепо подражать моде и бездумно кокетничать с такими страшными песенками перед миллионами мальчиков и девочек. Интересно, поет ли она эту песенку дома, своим деткам или деткам родственников?! А еще интересно, спела ли бы она эту песенку дуэтом с Борзовым, если пригласить их в какую-нибудь клинику, где страдают, корчась от ломок, их вчерашние поклонники?!

Кроме того, “лошадка” в переводе с жаргонного языка означает еще и “метадон”, более легкий, легализованный в некоторых странах наркотик. Вот такая многоуровневая игра смыслов...

Страшная, скажем прямо, песенка. А сколько их, таких песенок, под которые “отрываются” на вечеринках наши детки?!

1Кор.  9, 20.

Книги о зависимости