Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Наркомания — это отсутствие любви к себе

Наркомания — болезнь, грех, трагедия, которая, по моему убеждению, вызвана отсутствием у наркомана подлинной любви к себе. Мне еще не приходилось встречать человека, по-настоящему любящего себя, который бы пристрастился к наркотикам. Разве может подлинно любящий себя человек вводить в свой организм вещества, которые являются очевидными ядами?

наркоманияВ человеческом обществе распространено мнение, что любить других — добродетель, а любить себя — грешно. Предполагается, что в такой мере, в какой человек любит себя, он не любит других. Для большинства людей любовь к себе — синоним эгоизма. Придерживающимся такой точки зрения вполне уместно задать следующие вопросы:

— Действительно ли любовь к себе является эгоизмом?

— Не эгоизм ли — следствие отсутствия подлинно Евангельской любви к себе?

Одна из основных Евангельских заповедей звучит так: “Возлюби ближнего, как самого себя (Мф. 19, 19; Мк. 12, 31; Лк. 10, 27). И действительно, мы не можем полюбить кого-то вне нас, если любовь не зародилась внутри нас. Хотя всем нам из поколения в поколение передается другое: невозможно проявлять заботливость по отношению к другим, не забывая при этом о себе.

Поистине, чтобы любить других, нужно обрести потенциал любви в себе самом. Блаженный Августин сказал: “Любовь к ближнему имеет свои границы в любви каждого человека к себе самому”. Если мы, в Евангельском смысле любим себя, мы не сможем причинить боли ни себе, ни другим, поскольку страдание других болью отзовется в нас. В то же время наша радость, наша любовь умножится на количество людей, объединившихся с нами в радости и любви.

Наряду с другими людьми человек и сам является объектом, на который направлены собственные чувства, ценности и критерии. По отношению к другим они таковы же, каковы и по отношению к самому себе. Понаблюдайте: критичный по отношению к себе человек в той же мере критичен и в отношении других; радующийся собственным достижениям, радуется и тому, чего достигают другие; до конца честный с самим собою может быть честен и с другими; доверяющий себе самому доверяет и другим людям; осознающий себя несчастным, не может никого сделать счастливым, даже если всего себя принесет в жертву.

То же самое можно сказать и в отношении любви. В глубине души человека, который способен любить других, можно обнаружить правильное Евангельское понимание любви к самому себе. Тот, кому удается внимательно, с любовью заглянуть в собственные глаза, сможет разделить этот любящий взгляд с другими людьми. Если же человек беспощаден к себе, если он постоянно обвиняет себя или же считает себя жертвой обстоятельств, он, сам того не осознавая, будет привлекать в свою жизнь людей, отношения с которыми укрепят эти убеждения.

Хотелось бы указать на логическую ошибку тех, кто утверждает, что любовь к себе и любовь к другим — полярны относительно друг друга. Если любить своего ближнего как другое человеческое существо добродетельно, то не грехом, а добродетелью является любовь к себе. Ведь и я принадлежу к человеческим существам. Понятие “человек” включает и меня. Ведь самый ближний по отношению к себе самому человек — это я сам!

Опираясь на эту Евангельскую заповедь, можно вполне обоснованно утверждать, что человек, не имеющий заповеданного Богом отношения к себе — любви к себе, подлинно не может любить и других людей. Откуда ненавидящий себя возьмет образ для любви другого человека? Приходилось видеть людей, которые, “жертвенно” любя своих ближних, становились для них мучителями и тиранами. От их, так называемых, “любящих объятий”, любимый ими человек просто задыхался.

Евангельское высказывание “Возлюби ближнего как самого себя” предполагает уважение к собственной ценности и уникальности, любовь к тому, что является самой глубиной человеческой личности, осознающей, что она любима Богом и бесконечно дорога в Его очах.

Между эгоизмом и любовью к себе нельзя поставить знак равенства. Эгоизм и любовь к себе не только не совпадают по своей сути, а, наоборот, являются полярными. Эгоист занят только собой, он желает добра только себе, ощущает удовлетворение только, когда получает, а не когда отдает. На окружающих людей эгоист смотрит только с одной позиции: что эти люди могут дать лично ему. Эгоист не уважает потребности, ценности, достоинство других людей. Такой человек неспособен любить. Его потребность “добирать” внимание и любовь от других происходит от чувства глубокой неудовлетворенности собой. Проблема эгоиста не в том, что он любит себя слишком, а, наоборот, в отсутствии такой любви. За кажущимся самодовольством можно увидеть глубокую рану, которую нанесли такому человеку в детстве. По сути, эгоист ненавидит себя. Не обладая способностью к созиданию, он чувствует себя опустошенным. Желая постоянно восполнять себя другими из-за невозможности ощутить себя счастливым, он судорожно пытается урвать для себя удовольствие от общения с другими, и, в то же время, не оставляя себе возможности вкусить подлинную радость взаимоотношений.

Со стороны кажется, что эгоист слишком носится с собственной персоной. На самом же деле, он лишь проявляет неудачные попытки компенсировать отсутствие собственной заботы о своем самом глубоком, духовном уровне. Настолько, насколько эгоисты неспособны любить других, настолько они неспособны любить и себя.

Чтобы легче понять природу эгоизма и его отличие от любви к себе, можно понаблюдать за чрезмерно заботливой матерью. Несмотря на то, что такая мать не сомневается в своем нежном, по ее убеждению, подлинно-материнском отношении к своему ребенку, она пытается избыточной заботой компенсировать неспособность любить свое дитя любовью истинной, которая заинтересована в росте любимого и развитии его самостоятельности, а не в хронической пожизненной зависимости от любящего человека. Чрезмерно заботливая мать любит ребенка “для себя”, пытаясь восполнить через его любовь к ней собственный недостаток в любви. Но ведь ребенок, отдавая матери свою безусловную любовь, у нее же, с первых дней своей жизни, учится отношению к самому себе. И если мать, в заботе о дитяти, не следит за своим внешним видом, перестает расти, не оставляет себе права на отдых, а затем кричит, обвиняя всех в собственной усталости и раздражительности, упрекая всех в том, что ее никто не любит и не жалеет, ребенок  будет расти со сценарием “загнанной лошадки”, “выкладываясь” для других и искренне не понимая, почему люди вокруг него от этого не становятся счастливее.

Нередко за излишним самобичеванием под видом “смирения” и “самоукорения” можно увидеть тонкую форму эгоизма. Как отличить подлинное смирение от его подмены? Очень просто: насколько легче от твоего смирения людям вокруг тебя. Что исходит от твоего смирения на окружающих — любовь и радость или мрак занятости только собой, своим состоянием, при котором ближние оказываются только помехой на пути стяжения этого состояния.

Истинная любовь предполагает заботу, уважение, ответственность и понимание. Она созидательна. Любовь к ближнему — это не эмоциональная вспышка. Это спокойное и активное действие, направленное на достижение счастья любимого человека, проявляемое не в том, что любящему хочется его “осчаст­ливить”, а в том, чего ищет любимый человек. Поэтому в некоторых случаях проявить любовь — это просто оставить человека в покое.

Проявление нашей любви к ближнему является фундаментальным свойством человеческой личности. Если кому-то открылась тайна любви к одному конкретному человеку, то в нем раскроется потенциал любви к каждому, кто встретится на его жизненном пути.

Когда человек в подлинно Евангельском смысле любит себя, то он любит каждого человека наравне с собой. Если же он любит другого меньше себя, он еще не освободился от греховного эгоизма. Если же человек любит всех в равной мере, включая и себя, то он будет любить всех людей как одну личность, подобно великим святым, возлюбившим “всеродного Адама”, оплакивавшим его падение и оказывающим попечительную помощь каждому обращавшемуся к ним человеку.

Любовь духовно очищает нас, и мы обретаем способность любить себя настолько, чтобы любить других.

Любовь к себе — это глубокая признательность Богу за то, что мы есть, с нашими странностями, особенностями, сомнениями, колебаниями. Это любовь к самому главному, самому глубокому уровню того, что мы собой представляем.

Обретение правильного самоотношения является важным моментом на пути к выздоровлению от любого заболевания, включая такие непростые болезни как спид и наркомания.

Нередко человек прибегает к наркотикам или алкоголю для того, чтобы заглушить чувство собственной неполноценности, осознание своей никчемности, внушенное ему в детстве. Один знакомый наркоман на вопрос о том, что дает ему употребление наркотика, ответил: “Понимаете, этого не передать словами… Ощущение, будто я безусловно любим…”

Человеку, страдающему какой-либо зависимостью и постоянно испытывающему чувство стыда, вины, на самом деле трудно по-настоящему полюбить себя. Он думает, что сможет полюбить себя только тогда, когда вновь станет “хорошим”. Но время любви может так и не наступить.

Если человек не хочет полюбить себя сегодня, он не сделает этого и завтра, поскольку все, что мешает ему сегодня, сохранится и завтра. Возможно, и через 5, 10, 20 лет у него будут те же причины для неприятия себя, и он будет за них цепляться до конца жизни, так и не изменившись.

Надо начинать любить себя таким, каким ты есть на сегодняшний день, благодаря Бога за настоящий момент своего существования, за то что ты есть сегодня, сейчас. Сегодня — это тот день, когда человек может принять и полюбить себя во всей целостности и без всяких условий.

Любовь — самая могущественная исцеляющая сила. Научившись любить себя и доверять Богу, мы начинаем делать общее дело. Любовь превращает нас из жертв обстоятельств в победителей. Любовь дает человеку совершенно уникальный и удивительный жизненный опыт.

Каждый человек — это образ Бога, образ Его Божественной славы. А это означает, что в каждом из нас живет мудрость и способность к пониманию смысла того пути, которым нам надлежит двигаться. Подобно звездам и планетам, движущимся по своим идеальным орбитам, любящий человек живет в рамках Богом установленной гармонии, понимая, что каждый человек на земле находится там, где ему предназначено быть, и делает то, что ему в этот момент следует делать. И если он сегодня понял, что ему предназначен другой путь — значит, сегодня день радости, день понимания, день изменения, день, когда открылось новое расширение любви.

Что такое любовь в самом глубинном смысле? Мне кажется, что это спокойный источник радости, который ровно струится из самой глубины человеческого сердца, подобно тихому вечернему свету, равномерно рассеивая свои спокойные лучи на всех, кто оказывается рядом. В каждом человеке сокрыт потенциал любви. И задача пастыря, учителя, наставника — раскрыть и показать эту возможность своему ученику.

Каждый человек представляет собой нечто большее, чем совокупность характера, проблем, страхов и болезней. Мы гораздо больше того, что заключено в наших телах. Каждый из нас связан со множеством других людей. Каждый из нас — это бессмертная, бесконечно любимая Богом душа. И поэтому в каждом — весь потенциал для того, чтобы прожить эту жизнь осмысленно, с высокой целью.

Мне кажется, что подлинно христианская атмосфера, атмосфера любви — это то место на земле, где мы можем без опаски выразить себя, где окружающие люди принимают и любят нам такими, какие мы есть, не осуждая и не критикуя нас. Многие, читающие эти строки, возможно скажут: “Ну, над этим надо трудиться годами, это так просто не дается…” Однако, в нашей власти просто выбрать любовь сегодня, сейчас, поскольку любовь — могучая, исцеляющая сила, способная преобразить этот мир светом Евангелия.

Эту главу хочется закончить прекрасными, глубокими словами Федора Михайловича Достоевского:

“Любите всю Божью тварь, весь мир и каждую песчинку в нем. Любите каждый листок, каждый луч Божьего света. Любите зверей, растения — любите все. Если вы все любите, вы увидите тайну, которая кроется везде. Заметив ее, вы с каждым днем будете понимать ее все лучше. И, в конце концов, вы полюбите весь мир всеобъемлющей любовью”.

В связи с этим вспоминается беседа с одной девушкой, которая, находясь в состоянии серьезного внутреннего кризиса, была убеждена в том, что она — ничтожество. “Как тебе кажется, Бог тебя любит?” — “Он любит всех” — “А тебя, лично тебя?” — “Ну, наверное, и меня…” — “Как ты думаешь, неужели Бог настолько неразборчив, чтобы любить всякое ничтожество?” После этой фразы девушка глубоко задумалась. Впоследствии она вышла из кризиса, взяла ответственность за свою жизнь, решила проблемы, приведшие ее к такому состоянию. Через некоторое время она сказала мне, что именно этот разговор, заставивший ее усомниться в собственном ничтожестве, был решающим, переломным в ее христианской жизни.