Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Наркомания — родное дитя гедонизма

 Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя появился новый друг, они никогда не спросят о самом главном. Никогда они не скажут: “А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он бабочек?” Они спрашивают: “Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?”

НаркоманияИ после этого воображают, что они узнали человека. Когда говоришь взрослым: “Я видел красивый дом из розового кирпича, в окнах у него герань, а на крыше голуби”, — они никак не могут представить себе этот дом. Им надо сказать: “Я видел дом, он стоит сто тысяч франков”, — и тогда они восклицают: “Какая красота!”

Антуан де Сент-Экзюпери
“Маленький Принц”

Наркомания — явление, которое уродливым наростом возникло на теле современной безбожной цивилизации, цивилизации, которая отреклась от Христа и поставила высшей целью наслаждение, стремление к достижению психологического и телесного комфорта как высших ценностей человеческого существования.

Наркомания — родное дитя гедонизма, философии современной цивилизации, основывающейся на принципе “Надо брать от жизни все”, брать без разбора средств, без смысла, без поиска высших ценностей.

Психологи отмечают, что процент наркозависимых среди подростков значительно больше в более обеспеченных слоях общества, чем в менее обеспеченных. Подобная статистика говорит о том, что накопительство, стяжательство, престижность — родительские ценности, из которых логически вытекает наркомания их детей. О чем говорят в современных семьях? “Выбиться в люди”, “иметь диплом”, “приличную работу”, “поехать за границу”, “четырехкомнатная в центре, со всеми удобствами” — в конечном итоге это ценности, ведущие к “кайфу”. Дети же просто и прямо, посредством наркотика, берут от жизни тот жизненный кайф, которого родители в силу консервативности своего мышления пытаются достичь полумерами, какими-то окольными и длинными путями. Вот что пишет по этому поводу священник Михаил (Махов), профессор РМАТ, генеральный директор Дирекции восстановительных программ РОО “Гематологи мира — детям”:

“Начинать надо с семьи. Если в ней тоже царствует “доза”, пусть она в виде денег или должности, которые достигаются безсовестными методами, то нечего ждать совести от ребенка. Среди восстанавливающих процессов выздоравливающих наркоманов на это нужно обратить особое внимание, поскольку совесть, как контролер самосознания человека, поможет ему в трудные минуты выбора, подскажет выход из тяжелого положения, если… если будет восстановлена в рамках настоящих общечеловеческих ценностей. Ценностей, опирающихся на духовную природу человека”.

По мнению современного журналиста Александра Мелихова, которого трудно заподозрить в симпатиях к Церкви и исповедуемых ею ценностям, накатившая на мир наркотическая чума является закономерным итогом гедонистических, ориентированных лишь на получение удовольствия, тенденций современной культуры. Во все времена человек служил чему-то во внешнем мире — семье, своему народу, государству, Богу… Сегодня же он служит самоуслаждению, ибо именно самоуслаждение уже давно признано верховной целью социального бытия. С той минуты всякая деятельность, направленная не на получение удовольствия, превратилась в мучение. Для эгоистически ориентированной личности никакие цели во внешнем мире не стоят ее трудов и забот, ибо в них более ценное (она сама) вынуждено служить менее ценному. Таким образом, ценности деяния оказались вытесненными ценностями переживания. Прежде путь к радости лежал через какие-то свершения во внешнем мире — для эгоиста никакие перемены во внешнем мире ничего не значат для его мира внутреннего. Поэтому путь к радости для него остается один — инъекция, доставляющая вожделенные переживания без этих несносных усилий. Победа над наркоманией, по его мнению, невозможна без возрождения ценностей деяния и служения. Тогда исчезнет и некий мрачный ореол, окружающий мир наркотиков.

Один из принципов философии гедонизма: “В жизни все надо попробовать”. Вот как прокомментировал эти слова один наркоман с большим стажем:

— Самые подлые слова, которые только я слышал. После пробы наркотиков вряд ли вы захотите (и сможете) попробовать что-то другое. Те, кто торгует наркотой, обычно и свистят: «В жизни все (т.е. наркотики) надо попробовать!.. Испытать!..» А ведь некоторые из тех, кто купился на это, уже ничего в жизни не увидят, кроме наркоты…

Практика многих миллионов людей на протяжении долгих лет позволяет сделать однозначный вывод: только ценой деградации личности, густо замешанной на ее страдании и страданиях близких, расплачивается человек за свое самоценное стремление к удовольствиям как таковым. Стремление к удовольствиям, гедонизм, декларируемый современной безбожной цивилизацией, — это ловушка, превращающая жизнь в безумную и трагическую погоню за удовольствием, подхлестываемую ужасом страданий. И если наркоману удастся остановиться в этой погоне и оглянуться на пройденный путь, выясняется, что за время, пока он “торчал”, он не приобрел ничего, кроме духовного опустошения, психического надлома и телесного обветшания.

Потребность в употреблении наркотика настолько сильна и всеохватна, что подчиняет себе эмоциональную, волевую и нравственную сферы души человека, наполняя соответствующим содержанием мысли, представления, убеждения, чувства, отношения. Все потребностные стороны личностного проявления сводятся к одному: добыть и принять наркотическое вещество. По сути дела, все прежние ценности человека в окружающем мире или утрачиваются или трансформируются под влиянием этой потребности. Вероятность удовлетворения потребности в наркотике и мера стоимости этого удовлетворения становятся для человека главным критерием, определяющим его поведение.

“Наркотическое общество формирует свои правила, где совесть не нужна. Украсть, отнять, убить за наркотик не является в среде наркопотребителей преступлениями. Там царствует понятие “доза”. Достать дозу для себя и компании возводится в ранг подвига, а как совершен этот “подвиг”, мало кого волнует. Именно это искажение формирует условия жизни, приводящие к потере совести”,

пишет священник Михаил (Махов).

Особенно хорошо прослеживается перестройка системы нравственных ориентиров. “Друг — это тот, кто последнее продаст и угостит”. Даже если последнее — это личные вещи членов семьи. “Честный — тот, кто раздает по справедливости” и т.д. Только наркоман со сформировавшимися нравственными ценностями может сохранять критичное отношение к своему положению, а таких среди современных наркоманов немного. Но в таком случае возникает душевный конфликт, порождающий или стремление к лечению, или мысли об уходе из жизни, что и происходит, если новая потребность полностью подчиняет себе психику.

Иерей Михаил (Махов). Возвращение к жизни. М., 1999 г.

Комментарий Владика: “В среде наркоманов нет таких понятий, как “друг”, “честный”. Вместо этого существуют иные понятия, такие, как ”партнер”, когда люди скидываются на наркотик. Наркоман никогда не бывает честен, он всегда старается обмануть, даже самого близкого друга. Если он раздает все по справедливости, то это значит, что у него просто не было возможности обмануть”.