Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Невыдуманные истории людей, бросивших наркоманию (2-я часть)

Скачать книгу

Невыдуманные истории людей, бросивших наркоманию

От автора

Эта книга - о наркомании. Но у нее нет ничего общего со специальной медицинской литературой. Я старалась не отягощать язык специфической терминологией. Да и повествование не замыкается на узких вопросах, связанных с лечением страшной болезни. Тема наркомании может рассматриваться только во всей сложности социальных и психологических проблем, без понимания которых невозможно преодоление зависимости. Иное не имеет смысла.

В центре повествования - характеры людей, их сложные взаимоотношения друг с другом. Его цель - рассказать правду о столь распространенном ныне зле наркомании, отыскать ее психологические и социальные причины, показать, что из, казалось бы, заколдованного круга все-таки есть выход.

Наркомания сегодня касается всех. Поэтому я смею надеяться, что книга будет интересна самому широкому кругу читателей. Тем не менее, есть у нее и вполне конкретные адресаты. Прежде всего, это - люди, попавшие в зависимость от наркотика. Надеюсь, прочитав книгу, они убедятся в том, что излечиться от наркомании можно. Об этом ярко свидетельствуют рассказы людей, преодолевших свою пагубную страсть.

Родственники тех, кто пристрастился к наркотикам, возможно, сумеют проанализировать взаимоотношения с больными детьми или супругами, осознать свою роль в их лечении, найти новый тип поведения и общения, который даст толчок к изменению образа жизни больного.

Подростки, которые едва ли не каждый день сталкиваются с наркоманами и торговцами наркотиками, получат информацию о наркомании из первых рук. Прочитав рассказы людей, долгие годы "сидевших на игле", может быть, они сумеют понять, какова истинная цена любопытства, толкающего испробовать сомнительного наслаждения, грозящего потерей близких, распадом личности и тяжелой смертью задолго до старости.

И наконец, если все, изложенное в книге, заинтересует тех, кто занимается лечением наркозависимости, я буду считать цель достигнутой.

Два письма из Зоны

Вместо предисловия

Адрес: г. Днепропетровск, ул. Мильмана, 154, областной наркологический диспансер, экспериментальное 6-е отделение, Сауте Леониду Александровичу.

День добрый, Леонид Александрович!

Думаю, Вы удивлены, что я пишу Вам. На это есть три причины. Первая: я считаю Вас (осмелился) одним из самых близких людей. Вторая: настроение у меня сейчас совсем не радужное. Сегодня я узнал, что моя бывшая жена Таня сидит на игле, а мой сын, Димка - как дорожная пыль: куда ветер... И третья: боюсь, что, кроме Вас, мне такие письма писать некому - не поймут.

Леонид Александрович! Говорю честно: может, только Вы поймете, как я устал! Не то чтобы от жизни, скорее - от разных мелочей, от мышиной возни какой-то. Хотя и отдаю себе отчет, что виноват только я сам. И хуже всего, что перепаскудил жизнь не только себе. Ведь в том, что из Тани образца 1989 года получился суррогат 1995, тоже только моя вина. От меня всем одни неприятности. Но больше всего их досталось Тане. По отношению к ней я и чувствую самую большую вину. Ведь самые лучшие мои воспоминания связаны тоже с ней, хотя она об этом, конечно, и не подозревает. Но это правда - несмотря на развод. Ведь это не мы с ней развелись! Нет, это разошлись полтора и четыре куба ширки! После развода у меня было очень много женщин. Но ни одна не была похожа на мою жену. Я думал, что они какие-то не такие, пока не понял, что ищу Таню №2.

Леонид Александрович! Не верьте тому, что о ней говорят, и даже тому, что увидите сами! Я Вас очень прошу, очень! Поймите, что это - НЕ ОНА!!! Это тот урод, тот гибрид, который мне удался! Настоящая Таня - это радуга. Ведь в радуге нет темных цветов! А то, что в ней появилось - это наносное, это оттого, что она со мной, идиотом, не пересекала, как все, белые и черные полосы жизни, а двигалась, ползла вдоль одной нескончаемой черной. И даже не со мной, а - за мной. Уверен, Вы понимаете, о чем я. Она жила со мной, по моему шаблону и под моим "чутким" руководством. И только теперь я понял: я потерял то, чего уже никогда не удастся найти, хоть и буду искать всю свою паскудную жизнь!!!

Время до того, когда я начал принимать наркотики, как будто слилось в один солнечный день. Я имею в виду - с ней. Вы поверите, что я не могу вспомнить даже календарные зиму и осень за весь тот период.

Наконец-то я понял, что ширка и водка только показывают мир в розовом свете. А за этой иллюзией прячется черная яма. Когда освобожусь, НИ ЗА ЧТО, НИКОГДА не подойду больше к Тане. Не буду мешать. Но если ей будет тяжело - Бог свидетель, что это не пустые слова - сделаю все, чтобы ей помочь. Если они с Димкой будут счастливы, значит, буду и я. Хотя, что такое счастье? Кто знает - пусть объяснит. Жизнь - большой парадокс и большое дерьмо. И самое страшное - тонуть в нем в одиночестве. Одиночество - гильотина...

У меня ЗДЕСЬ все в порядке. Вот еще один парадокс: мне здесь легче и лучше, чем на свободе. Мы когда-то говорили с Вами, что мудрость постигается собственной шкурой. Возможно, есть и другие точки зрения. У нас белый цвет - цвет радости, а в Индии - цвет траура.

Простите за этот бред и ошибки. Я должен немедленно бросить это письмо: боюсь, через полчаса я его просто порву. Большой привет всем: Андрею, Вовке, Шурику.

С искренним уважением, Саша.

P.S. Ей я писать не буду - не хочу мешать.

(обратный адрес: 320040, Днепропетровская область, Синельниковский район, пос. Шахтный, УИН-94, 22 отряд, 221 бригада, А.Г.)

Уважаемый Леонид Александрович, здравствуйте!

Пишу Вам потому, что в свое время получил от Вас много тепла и заботы. Несправедливо было бы с моей стороны все это забыть. Добро всегда остается добром, и я благодарен судьбе за то, что она нас познакомила, за то, что есть Вы, и Ваш коллектив, и все то, что Вы делаете.

Я сейчас начал мыслить трезво, потому что - наверное, благодаря Вам, беседам с Вами - "спрыгнул" "на живую", без таблеток. Не думал, что будет так тяжело. Но все уже позади, я чувствую себя человеком, хотя и нахожусь там, где человеку быть не положено. В принципе - ничего страшного: я попал в свою среду, хотя и здесь многое поменялось, только стены и фундамент - те же. Многое изменилось и в моей жизни. Умерла мама. Но я стараюсь держаться.

Жаль, что все так получилось. Я очень часто думаю и вспоминаю о Вас, потому что, как мне кажется, Вы понимали меня без слов. А то, что я не понял тогда, начинаю понимать сейчас - на чистую и незамутненную голову. Одно жаль - увидимся мы не скоро. Но ничего не поделаешь. Не знаю, принесет это письмо радость или огорчение Вам, но я пишу, и мне оно приносит облегчение, потому что в это время я мысленно с Вами. И если все будет хорошо - я обязательно к Вам приеду, когда освобожусь.

Сейчас здесь тоже очень тяжело, тем более с моим характером, но никуда не денешься. Я так жалею, что мало разговаривал с Вами тогда, потому что мне было стыдно, и я прятал глаза. Мы оба понимали, что я обманываю сам себя. А Вам просто было жалко, что я падаю в яму и не хочу ухватиться за протянутую руку помощи. Может быть, если бы я застал Вас в свой последний приезд, все сложилось бы иначе, и я не оказался бы здесь?

Вы уж меня простите за мои проступки и ошибки. Я сейчас за это расплачиваюсь и во многом каюсь.

Душой я чувствую, что должен что-то сделать, но что? Я не нашел свое место в жизни, и это меня тяотит, это так обидно. Я видел мало хорошего, больше жестокости и несправедливости, которая царит в наших советских лагерях да и в нашем обществе. Во многом мы должны винить нашу жизнь, но в первую очередь - самих себя. Просто понимаем все поздно. И потом в муках и покаянии очищается душа.

Господин случай свел меня с Вами, и, скажу откровенно, таких людей я не встречал. Наверное, благодаря Вам, я сейчас много думаю о том, что такое наркомания: временное блаженство, переходящее в постоянные муки. Наркотик не щадит никого, и результат всегда плачевный. Все находят в нем свое: кто-то снимает стресс, кто-то ищет, чем заполнить скучную жизнь, кто-то - забытьё. Но все заканчивается кумаром, а ломку просто трудно описать. В начальной стадии она терпима, но потом - это ужас, лучше не испытывать его на себе. Таблетки мало помогают. Вообще лечение забытьем ни к чему не приводит, только в уме поселяется мысль, что ломку можно преодолеть безболезненно. Но самое страшное приходит потом, когда понимаешь, что наркомания - прежде всего психическая зависимость. За нее расплачиваешься жизнью, кошмарными мучениями.

Это я сейчас все понимаю. И желаю Вашим пациентам, которые лежат в палатах в ожидании чуда, понять, что чудо - в них самих. Пусть выздоравливают, и помогают другим выздоравливать.

Желаю Вам от всего сердца, чтобы все задуманное сбылось. Большое спасибо всем, кто рядом с Вами, и пусть не помнят плохого. А нянечкам и медсестрам целую руки за их бессонные ночи и терпение. Спасибо, что Вы есть. Пусть Господь хранит Вас. Не обессудьте, если что не так.

С огромным уважением к Вам, Боря Т.

P.S. Прошу, не говорите никому, что я сижу. Я ничего не сделал, это судьба.

(обратный адрес: 320006, г. Днепропетровск, ул. Чичерина, 101-а)

Пусть читателя не пугает ни адрес получателя, ни обратный адрес. Эти письма написаны из исправительных учреждений заведующему одного из отделений Днепропетровского областного наркодиспансера. Но отделение это - особое. Оно отличается от обычных, как санаторий от тюрьмы. Чем? Об этом будет много сказано на страницах книги, которую Вы держите в руках. Суть в том, что здесь пациенты действительно выздоравливают от наркомании. Как? Вы узнаете, прочитав истории людей, которым это удалось. Но прежде я познакомлю Вас с Доктором. Потому что эта книга началась тоже с моего с ним знакомства. Его предыстория - в коротенькой вступительной главе.

Как начиналась эта книга

Я работала редактором отдела социальных проблем Днепропетровской газеты "Взгляд". Так уж получилось, что, вернувшись из Москвы, где мне посчастливилось учиться, я обнаружила, что очень плохо ориентируюсь в политической и культурной жизни родного города: имена его "отцов" и культурных деятелей ровным счетом ничего мне не говорили. И поскольку социальные проблемы одинаковы во всех больших и малых городах бывшего Союза, и чтобы писать о них, не требуется немедленного детального знакомства с особенностями региона - мне и пришлось заняться этим грустным делом - рассказывать читателям о бедах и проблемах, решение которых найдется еще не скоро. В моем "ведении" были все наболевшие темы: бедственное положение школы и медицины, студентов и пенсионеров, общественной морали и окружающей среды. И, конечно, никак нельзя было обойти наркоманию - одно из страшнейших социальных зол нашего времени. Чтобы осветить эту тему на страницах газеты, я и отправилась в экспериментальное отделение областного наркодиспансера, где, как мне объяснили, проводится государственный эксперимент по лечению и реабилитации больных наркоманией с использованием психокоррекционных и психотерапевтических методов.

Надо сказать, что заниматься проблемой наркомании мне приходилось и раньше. Собирая информацию по этой теме, я общалась и с наркологами, и с психологами, и с милицейскими чинами. Что мне было известно о наркомании? Что это болезнь социальная, что причины ее глубоки и разнообразны, что отечественная наркология, где применяется медико-биологический подход к лечению, не достигла в нем сколько-нибудь заметных успехов. Знала я и о том, что в западных странах давно и небезуспешно лечат наркоманов в специальных клиниках, где используется социо-психологический метод, включающий элементы психологии, психотерапии, социологии и философии. Но это было где-то далеко, а у нас прирост наркоманов продолжался со столь стремительной быстротой, что медики начали употреблять пугающее слово "эпидемия", а потом - еще более страшное "пандемия".

Рост наркомании обострял и криминогенную ситуацию, ведь добывать деньги на наркотики не работающие в подавляющем большинстве наркоманы могли только воровством или продажей наркотиков. Более восьмидесяти процентов квартирных краж совершается именно наркоманами, за ними же числится большинство грабежей, разбоев, кооперированное производство и сбыт наркотиков. Словом, хотя наркоман, в первую очередь, - враг себе самому, общество тоже числит его во врагах, и, надо признаться, не без основания. По возвращении в родной город я узнала еще одну малоприятную правду: треть всех наркоманов Украины проживает в Днепропетровской области, которая сегодня может претендовать на звание признанной Империи Опия, поскольку нигде в мире его употребление не достигло такого размаха. Довелось мне услышать и о том, что злокачественность местного зелья необычайно велика, и, бывало, "морфушники" с четвертьвековым стажем, перейдя на распространенную у нас "ширку", через пару лет "благополучно" отправлялись в мир иной.

С таким "багажом" знаний о наркомании я пришла в шестое отделение, предварительно договорившись об интервью с его заведующим - доктором Леонидом Александровичем Саутой, который, кстати говоря, и разработал программу лечения и реабилитации, ставшую основой государственного эксперимента. Считая себя достаточно "подкованной" для компетентного разговора, я смело перешагнула порог отделения. Но то, что я там увидела и узнала, заставило меня признать печальный факт: моя "компетенция" слишком поверхностна. Никогда прежде мне не доводилось слышать о наркомании ничего, что произвело бы на меня такое впечатление.

Но это уже выходит за рамки вступительной главы - это и есть начало книги.

Книги о зависимости