Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Подробное руководство по работе с программой 12 Шагов

Скачать книгу

Подробное руководство по работе с программой 12 Шагов

Шаг 1

"Мы признали свое бессилие перед наркоманией, признали, что наша жизнь стала неуправляемой"

У всего есть свое начало. Так и с шагами: Первый Шаг - это начало процесса выздоровления. Выздоровление начинается здесь. Мы не можем идти дальше, пока не проработаем этот шаг.

Некоторые члены Анонимных Наркоманов интуитивно чувствуют, как сделать этот Первый Шаг, другим нужно проработать его системно. Наши мотивы над Первым Шагом изменяются в зависимости от конкретного члена Анонимных Наркоманов. Может, мы новички и только что побороли в себе искушение, разбив склянку с наркотиком. Может быть, уже прошло какое-то время с той поры, когда мы отказались от наркотиков, но мы обнаружили, что наша болезнь активизировалась в какой-то другой сфере нашей жизни и дает нам понять, что мы бессильны перед ней и опять не можем контролировать свою жизнь. Не каждый шаг нашего развития обусловлен болью - иногда просто приходит время снова вернуться к Шагам, и так начинается новая стадия нашего бесконечного движения к выздоровлению.

Некоторым из нас как-то проще объяснять свое положение именно болезнью, а не ошибками морального плана. Другим все равно, что послужило причиной - мы просто хотим покончить с этим!

Как бы там ни было, настало время что-то предпринять и сделать первый шаг: заняться конкретным делом, которое поможет нам избавиться от нашей зависимости, какую бы форму она ни принимала. Мы надеемся пропустить через себя принципы Первого Шага - глубже осознать свое поражение, капитально освоить принципы признания, готовности, честности, непредубежденности.

Сначала нам необходимо остановиться на моменте признания своего поражения. Есть много способов сделать это. Для некоторых из нас тот путь, который мы прошли, приближаясь к Первому Шагу, был более чем достаточен, чтобы убедиться, что капитуляция - единственно возможный для нас вариант. Другие же начинают этот процесс, не будучи совершенно убежденными в том, что мы - наркоманы, или что мы действительно исчерпали запас своих жизненных сил. И только работая над Первым Шагом мы приходим к осознанию того, что мы действительно наркоманы, что мы подорвали свое здоровье и что пора сдаться.

Прежде чем начать работать над Первым Шагом, мы должны прекратить принимать наркотики - чего бы это ни стоило. Если мы новички в Анонимных Наркоманах, а наш Первый Шаг - это элементарная возможность увидеть, как же наркотическая зависимость повлияла на нашу жизнь, то нам просто необходимо быть чистыми. Если мы уже какое-то время живем в чистоте, а наш Первый Шаг - признание собственного бессилия перед каким-то другим состоянием, которое сделало нашу жизнь неуправляемой, то мы должны найти способ справиться с этим состоянием, чтобы “мы сдались” не означало “мы продолжаем”.

Наркомания - это болезнь

Наркоманами нас делает наша болезнь - зависимость - не наркотики, не наше поведение, а наша болезнь. Что-то внутри нас не дает нам удержать контроль над употреблением наркотиков. И это же “что-то” склоняет нас к одержимости и компульсивности при иных жизненных обстоятельствах. Как мы можем определить, когда болезнь активизируется? Когда мы становимся одержимыми навязчивой идеей, поведение становится компульсивным и эгоцентричным и мы начинаем без конца хитрить, то наступает физическое, психическое, духовное и эмоциональное расстройство.

Что для меня означает “болезнь наркомания”?

Проявлялась ли моя болезнь в последнее время? Как именно?

На что это похоже, когда я одержим какой-либо навязчивой идеей? Вписывается ли мое мышление в какой-либо шаблон? Как это можно описать?

Когда во мне зарождается какая-то мысль, то я начинаю немедленно действовать или сначала представляю себе возможные последствия? Как иначе проявляется мое компульсивное поведение?

Как эгоцентризм моего заболевания влияет на мою жизнь и на жизнь окружающих меня людей?

Как моя болезнь подействовала на меня в физическом плане? В психическом? В духовном? В эмоциональном?

Наша болезнь может заявить о себе по-разному. Когда мы первый раз придем к Анонимным Наркоманам, то, конечно, нашей проблемой будут наркотики. Позднее мы узнаем, что наша болезнь разрушает нашу жизнь во всех сферах.

Как именно проявлялась моя болезнь в последнее время?

Преследовала ли меня мысль о каком-то человеке, месте или предмете? Если да, то как это повлияло на мои отношения с другими людьми? Как еще эта навязчивая идея повлияла на меня психически, физически, духовно и эмоционально?

Отрицание

Отрицание - это часть нашей болезни, которая твердит нам, что мы не больны. Отрицание означает нашу неспособность увидеть реальность нашей болезни. Мы преуменьшаем ее влияние. Мы обвиняем других людей, ссылаясь на то, что наши семьи, наши друзья и работодатели слишком многого от нас ожидали. Мы сравниваем себя с другими наркоманами, чья зависимость кажется нам “хуже” нашей. Мы можем винить какой-то один конкретный наркотик. Если мы какое-то время воздерживались от наркотиков, то мы можем сравнивать теперешнее проявление нашей болезни с тем, какое у нас было, когда мы принимали наркотики, и уговаривать себя, что ничто из того, что мы делаем сегодня, не может быть так же плохо, как это было тогда! Правдоподобные, но в действительности ложные, объяснения нашего поведения - это самые простые доказательства нашего отрицания.

Давал ли я правдоподобные, но нечестные объяснения своим поступкам? Какие именно?

Поступал ли я компульсивно, одержимый какой-либо идеей, и не уговаривал ли я себя потом, что именно так я и планировал поступить? Когда это было?

Как именно я перекладывал вину за свои поступки на других людей?

Как я сравнивал свою наркоманию с наркоманией других людей? Достаточно ли “плоха” моя наркомания, если я не сравниваю ее ни с чьей больше?

Сравниваю ли я сегодняшнее проявление моей наркомании с той жизнью, какая у меня была еще до того, как я начал соблюдать чистоту? Не мучит ли меня мысль о том, что мне следовало бы в этом разобраться получше?

Перед тем, как мое поведение меняется в худшую сторону, не думаю ли я, что у меня достаточно информации о наркомании и о выздоровлении, чтобы контролировать мое поведение?

Я предотвращаю какие-то поступки, потому что боюсь, что мне будет стыдно, когда я увижу результаты моей наркомании? Я сдерживаюсь, потому что боюсь, а что скажут люди?

Самобичевание: отчаяние и изоляция

Наша наркомания в итоге приводит нас к такому моменту, когда мы не можем больше отрицать природу наших проблем. Вся ложь, все оправдания и иллюзии улетучиваются, когда мы перестаем бояться видеть то, во что превратилась наша жизнь. Мы видим, что жили без надежды. Мы обнаруживаем, что стали недружелюбными или совершенно замкнутыми, а наши отношения с семьей превратились в притворство, в пародию на любовь и близость. И хотя может показаться, что все потеряно, когда мы видим (находим) себя в таком состоянии, тем не менее, правда состоит в том, что мы должны пройти через это, прежде чем сможем взять курс на выздоровление.

Какой кризис подтолкнул меня к выздоровлению?

Какие ситуации подвели меня к проработке Первого Шага?

Когда я впервые осознал свою зависимость, как проблему? Я пытался что-то исправить? Если да, то как именно? Если нет, то почему?

Бессилие

Будучи наркоманами, мы по-разному реагируем на слово “бессилие”. Некоторые из нас считают, что более точного описания нашей ситуации просто невозможно подобрать, и мы признаем свое бессилие с чувством облегчения. Другие с отвращением отвергают это слово, отождествляя его со слабостью или другими недостатками характера. Понимание бессилия, а также того, насколько естественно для выздоровления признание нашего собственного бессилия, поможет нам преодолеть те негативные ощущения, которые могут у нас возникнуть в связи с принятием этой концепции.

Мы бессильны, когда наша движущая жизненная сила находится вне контроля. Наша зависимость, конечно же, квалифицируется как неподвластная контролю движущая сила. Мы не можем умерить или проконтролировать наше употребление наркотиков или другое компульсивное поведение, даже если в результате нам грозят невосполнимые потери. Мы не можем остановиться, даже если знаем наверняка, что в результате нас ждет невосстановимое физическое увечье. Мы сами видим, что делаем то, чего бы никогда не сделали, если бы не наша наркомания, то, что наполняет нас чувством стыда, когда мы задумываемся об этом. Мы даже можем решить, что мы не хотим употреблять, что мы не собираемся употреблять, но обнаруживаем, что мы просто не в состоянии остановиться, если подворачивается случай.

У нас даже могли быть попытки воздержаться от употребления наркотиков или других компульсивных поступков (возможно более или менее успешные) в течение какого-то времени и без программы, но они приводили лишь к тому, что наша зависимость при случае толкала нас обратно туда, где мы были раньше. Чтобы проработать Первый Шаг, мы должны крепко усвоить, что мы лично бессильны перед самими собой.

Перед чем конкретно я бессилен?

Под влиянием своей наркомании я совершал такие поступки, которых не было бы, если бы я вовремя решился на выздоровлении? Какие это были поступки?

Какие я совершил поступки, которые способствовали моей наркомании и полностью шли вразрез со всеми моими убеждениями и представлениями о ценностях?

Как меняется моя индивидуальность, когда я нахожусь во власти зависимости? (Например: Становлюсь ли я самонадеянным? Эгоцентричным? Подлым? Пассивным в плане самозащиты? Твердолобым?)

Манипулирую ли я другими людьми в угоду моей зависимости? Как именно?

Попытавшись прекратить употребление, я обнаружил, что не могу этого? Прекратив употребление самостоятельно, я обнаружил, что моя жизнь без наркотиков так мучительна, что мое воздержание длилось недолго? На что было похоже это время?

Как моя наркомания способствовала тому, что я мучился сам и мучил других?

Неуправляемость

Шаг Первый призывает нас признать две вещи: во-первых, что мы бессильны перед нашей наркоманией, а во-вторых, что наша жизнь стала неуправляемой. Вообще-то трудно признавать одно, отвергая другое. Наша неуправляемость - это внешнее проявление нашего бессилия. Есть два типа неуправляемости: внешняя (видимая) неуправляемость - она заметна другим людям, и внутренняя или личностная неуправляемость. Внешняя неуправляемость отождествляется с арестами, потерей работы, семейными проблемами. Кое-кто из наших товарищей побывал в тюрьме. Некоторым никогда не удавалось удержаться на одном месте дольше, чем пару месяцев. А кого-то вышвыривали из семей и велели никогда больше не появляться.

Внутренняя или личностная неуправляемость часто отождествляется с нездоровой или ложной системой представлений о самом себе, о том мире, в котором мы живем, и о людях, которые окружают нас в нашей жизни. Мы можем думать, что мы никчемные и никудышные. Мы можем верить, что мир вертится вокруг нас, и что так не только должно быть, но так и есть. Мы можем быть уверены, что это не наше дело - заботиться о себе, кто-то другой должен этим заниматься. Мы можем считать, что ответственность, которую берет на себя обычный человек, конечно же, слишком велика для нас. Мы можем слишком бурно или вообще не реагировать на события в нашей жизни. Эмоциональное непостоянство - это наиболее характерный признак личностной неуправляемости.

Что для меня означает неуправляемость?

Арестовывали ли меня когда-либо? Были ли у меня проблемы с законом из-за моей наркомании? Когда-нибудь я совершал что-то такое, за что меня могли бы арестовать, если бы поймали? Что это были за дела?

Какие проблемы у меня были на работе или в школе из-за моей наркомании?

Какие проблемы у меня были с друзьями из-за моей наркомании?

Предпочитаю ли я все делать по-своему? Каким образом мое упрямство повлияло на мои отношения с родственниками?

Считаюсь ли я с потребностями других людей? Как отсутствие внимания с моей стороны повлияло на мои отношения с родственниками?

Принимаю ли я ответственность за свою жизнь и свои поступки? В состоянии ли я выполнять мои ежедневные обязанности, не сдавая своих позиций? Как это сказывается на моей жизни?

Опускаю ли я руки, если дела идут не так, как запланировано? Как это сказывается на моей жизни?

Является ли для меня любое возражение личным оскорблением? Как это сказывается на моей жизни?

У меня все еще отсутствует здравомыслие, я в любой ситуации впадаю в панику? Как это сказывается на моей жизни?

Игнорирую ли я сигналы, предупреждающие меня о том, что что-то серьезное может случиться с моим здоровьем или с моими детьми, думая, что все как-нибудь обойдется? Описать.

Находясь в опасности, был ли я когда-либо равнодушен к этой опасности или как-то неспособен к самозащите из-за моей наркомании? Описать.

Причинил ли я кому-нибудь зло из-за моей наркомании? Описать.

У меня вспыльчивый характер или я просто иначе реагирую на свои ощущения и у меня недоразвиты чувства самоуважения и собственного достоинства? Описать

Я принимал наркотики, чтобы изменить или подавить свои чувства? Что именно я пытался изменить или подавить?

Оговорки

Оговорки - это то место в нашей программе, которое мы приберегаем для рецидива. Они образуются вокруг идеи о том, что мы можем сохранять какой-то контроль, например, “Ну ладно, я согласен, что не могу контролировать употребление наркотиков, но продавать-то их я могу?” Или мы можем думать, что можем продолжать дружить с теми людьми, с кем вместе принимали или у кого покупали наркотики. Мы можем думать, что какие-то разделы программы к нам не относятся. Мы можем думать, что в каких-то случаях мы просто не сможем удержаться, например, заболеем серьезно или любимый человек умрет, и даже планируем принять наркотик тогда. Мы можем думать, что, достигнув какой-то цели, заработав определенное количество денег или прожив сколько-то лет чистыми, мы после этого сможем контролировать наше употребление наркотиков. Обычно эти оговорки прячутся на задворках нашего сознания и мы к ним не очень серьезно относимся. Это естественно, что мы предполагаем какие-то отступления, которые мы можем себе позволить или можем запретить, прямо здесь и сейчас.

Я в полной мере осознаю степень моей болезни?

Я думаю, что я все еще могу общаться с людьми, которые так или иначе связаны с моей наркоманией? Можно ли мне посещать те места, где я обычно принимал наркотики? Разумно ли хранить наркотики или их атрибуты, просто чтобы “напоминать себе” или чтобы испытать свое выздоровление? Если да, то почему?

Есть ли что-нибудь такое, что мне не пережить без наркотиков, например, произойдет что-нибудь в высшей степени неприятное и мне придется принять наркотик, чтобы загушить боль?

Не думаю ли я, что, оставаясь какое-то время чистым, или при каких-то особых жизненных обстоятельствах я смог бы контролировать свое употребление наркотиков?

Какие отступления я до сих пор держу для себя про запас?

Признать поражение

Это большая разница - покориться и признать поражение. Покорность - это то, что мы чувствуем, когда осознаем, что мы наркоманы, но еще не признаем выздоровление как решение нашей проблемы. Многие из нас ловили себя на этом еще задолго до того, как заглянули к Анонимным Наркоманам. Мы могли думать, что нам судьбой предназначено быть наркоманами, жить и умереть с нашей наркоманией. А вот признание поражения - это именно то, что происходит с нами, когда мы воспринимаем Первый Шаг, как нечто необходимое для нас, и настраиваемся на выздоровление. Мы не хотим жить так, как жили раньше. Мы не хотим больше испытывать те же чувства, что и раньше.

Чего я боюсь в идее (концепции) поражения, если чего-то действительно боюсь?

Что убеждает меня, что я больше не могу по-прежнему принимать наркотики?

Понимаю ли я, что никогда не смогу восстановить контроль, даже после длительного воздержания?

Могу ли я начать выздоравливать, не признав полностью свое поражение?

На что будет похожа моя жизнь, если я полностью признаю свое поражение?

Могу ли я продолжать идти по пути выздоровления, не признав полного поражения?

Духовные принципы

В Первом Шаге мы (с)концентрируемся на честности, непредубежденности, готовности, смирении и признании.

Обращение к принципу честности в Первом Шаге начинается в тот момент, когда мы соглашаемся с правдой о нашей зависимости, и продолжается в наших честных поступках ежедневно. Когда мы произносим на собрании “я наркоман”, то это может быть первым честным высказыванием за долгое время. Мы учимся быть честными сами с собой и, следовательно, с другими людьми.

Если бы я задумал снова принимать наркотики, то рассказал бы об этом своему спонсору или кому-нибудь еще?

Сталкивался ли я с моей болезнью, как с чем-то реальным, вне зависимости от того, как долго я к тому времени воздерживаля от наркотиков?

Заметил ли я, что теперь, когда мне не надо скрывать мою наркоманию, мне больше нет нужды лгать, как раньше? Нравится ли мне та свобода, которую я при этом получаю? С чего я начал поступать честно, идя по пути выздоровления?

Принцип непредубежденности в Первом Шаге прежде всего предполагает готовность поверить в то, что можно жить по-другому, и захотеть это осуществить. Неважно, что мы не можем видеть все детали того, как это могло бы осуществиться, что это может быть абсолютно не похоже на то, о чем мы слышали раньше; давайте не будем ограничивать себя и свое воображение. Иногда от членов Анонимных Наркоманов мы слышим высказывания, которые звучат для нас абсолютно невероятно, например, “сдаться, чтобы победить”, или призыв молиться за того, на кого мы в обиде. Мы демонстрируем непредубежденность (восприимчивость), если не отвергаем того, что еще не попробовали сами.

Что на своем пути к выздоровлению я слышал такого, во что мне было трудно поверить? Просил ли я своего спонсора или того, кто рассказывал, разъяснить мне это?

Каким образом я демонстрирую свою непредубежденность?

Принцип готовности, заложенный в Первом Шаге, можно объяснять по-разному. Когда мы впервые задумываемся о выздоровлении, многие из нас или совсем не верят, что это возможно для нас, или просто не понимают, как это будет происходить, но мы все равно приступаем к Первому Шагу - и это наш первый опыт проявления готовности. Любое действие с нашей стороны, которое поможет нашему выздоровлению, являет собой готовность: прийти на собрание пораньше и подольше там задержаться, помочь организовать собрание, найти телефоны других членов Анонимных Наркоманов и позвонить им.

Готов ли я следовать инструкциям своего спонсора?

Готов ли я посещать собрания регулярно?

Готов ли я вложить все силы в свое выздоровление? Каким образом?

Принцип смирения, такой важный для Первого Шага, почти целиком выражается в нашем признании поражения. Смирение проще определить, как принятие себя такими, какие мы есть на самом деле - не лучше и не хуже тех, какими мы были, употребляя наркотики, - просто люди.

Верно ли, что я - чудовище, погубившее весь мир своей наркоманией? Верно ли, что моя наркомания совершенно несущественна для окружающего меня общества? Или что-то среднее между этим?

Есть ли у меня чувство относительной значимости (важности) в кругу семьи или друзей? В обществе в целом? Что это за чувство?

Как я объясняю принцип смирения в свете проработки Первого Шага?

Чтобы претворить в жизнь принцип признания, нам придется сделать гораздо больше, чем просто объявить себя наркоманами. Когда мы признаем свою зависимость, мы чувствуем глубокое внутреннее изменение, обусловленное все возрастающим осознанием надежды. И еще мы начинаем ощущать умиротворение. Мы примиряемся с нашей наркоманией, с нашим выздоровлением и с тем, что обе эти реальности будут с нами всю жизнь. Мы не испытываем благоговейного страха перед будущими собраниями, контактами со спонсором и работой по шагам; более того, мы начинаем относиться к выздоровлению, как к драгоценному дару, а работа, связанная с этим, для нас уже трудна не более, чем вся наша обычная жизнь.

Примирился ли я с тем, что я наркоман?

Примирился ли я с тем, что именно мне придется что-то предпринимать, чтобы оставаться чистым?

Почему признание моей болезни необходимо для моего выздоровления?

Идем дальше

Когда мы будем готовы перейти ко Второму Шагу, мы, наверное, спросим себя, достаточно ли хорошо мы проработали Шаг Первый? Уверены ли мы, что пора двигаться дальше? Мы на этот шаг затратили столько же времени, сколько и другие? Достигли ли мы истинного понимания этого шага? Многие из нас сочли полезным письменно изложить свое понимание каждого шага - это своеобразная подготовка к продвижению дальше.

Откуда я знаю, что пора двигаться дальше?

Как я понимаю Первый Шаг в целом?

Как мои прежние знания и опыт повлияли на мою работу над этим шагом?

Сейчас мы подошли к тому месту, откуда нам видны результаты нашего старого образа жизни; мы провозгласили курс на новую жизнь, но мы, видимо, еще не подозреваем, насколько богата своими возможностями жизнь в выздоровлении. Может быть, на данный момент достаточно просто прекратить принимать наркотики, но скоро мы поймем, что нужно чем-то заполнить то пространство, откуда мы изъяли наркотики или другое наваждение. Работа над другими шагами заполнит эту пустоту. Следующий пункт назначения на нашем пути к выздоровлению - это Второй Шаг.

Шаг 2

"Мы пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие"

Первый Шаг лишает нас иллюзий о зависимости, Шаг Второй дает нам надежду на выздоровление. Второй Шаг говорит: то, что мы узнали о нашей наркомании в Первом шаге – это еще не конец истории. Боль и безумие, сопровождавшие нашу жизнь, излишни, говорит нам Шаг Второй. Их можно преодолеть и со временем мы научимся жить без них, работая по Двенадцати Шагам в Анонимных Наркоманах.

Второй Шаг заполняет ту пустоту, которую мы ощущаем, пройдя Первый. Приступая ко Второму Шагу, мы начинаем понимать, что может быть, всего лишь может быть, существует некая Сила, превосходящая нашу – Сила, способная успокоить нашу боль, утихомирить нас и вернуть нам здравомыслие.

Впервые столкнувшись с программой, многие из нас были озадачены косвенным утверждением о нашем безумии. От признания нашего бессилия до допущения нашего “безумия”, казалось бы, очень далеко. Но, ознакомившись с программой, мы через какое-то время начинаем понимать, о чем тут речь. Мы читаем Базовый Текст и видим, что наше безумие описано там как “повторение одних и тех же ошибок и ожидание других результатов”. Определенно это о нас! Ведь сколько раз мы пытались покончить с чем-то, с чем нам никогда не удавалось покончить раньше, и каждый раз мы уговаривали себя “На этот раз все будет по-другому”. Вот оно, отсутствие здравомыслия! Если мы проживем много лет, соблюдая принципы этого шага, то мы поймем истинную глубину нашего безумия; мы часто обнаруживаем, что Базовый Текст содержит лишь краткое описание.

Некоторые из нас сопротивлялись этому Шагу, думая, что он навязывает нам религиозность. Ничуть не бывало. В программе Анонимных Наркоманов нет ничего, абсолютно ничего, что основывается на религиозности членов Сообщества. Идея о том, что “каждый может присоединиться к нам, независимо от… религиозной веры или отсутствия таковой”, горячо поддерживается нашим Сообществом. Наши товарищи соблюдают щепетильность в этом отношении и не допускают ничего такого, что могло бы нарушить безусловное право всех наркоманов на их собственное индивидуальное понимание Силы более могущественной, чем они сами. Это духовная, а не религиозная программа.

Нам открывается вся прелесть Второго Шага, когда мы начинаем задумываться, что же именно может быть Высшей Силой для нас. Нам предлагается самим определить эту Силу, которая любит нас, заботится о нас и, что самое главное, может помочь нам вновь обрести здравомыслие. Второй Шаг не утверждает “Мы поверили в силу, более могущественную, чем мы сами”. Он гласит: “Мы пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие”. Акцент делается не на то, кем или чем эта Сила является, а на то, что именно эта Сила сможет сделать для нас. Конечно же, сама группа – это Сила, более могущественная, чем наша собственная. И еще духовные принципы, содержащиеся в Двенадцати Шагах. Конечно же, аналогичное воздействие оказывает понимание того, что любой из наших членов обладает частичкой этой Высшей Силы. Если мы остаемся чистыми и продолжаем работу над этим шагом, то мы открываем для себя, что совершенно неважно, как долго продолжалась наша зависимость и как далеко мы зашли в своем безумии – нет предела возможностям Силы, более могущественной, чем наша собственная, возвращении нашего здравомыслия.

Надежда, которую мы обретаем, работая над Вторым Шагом, приходит на смену отчаянию, с которым мы начали работу по программе. Каждый раз, бросаясь туда, где нам виделся выход из наркомании – медицина, религия, психиатрия - мы оказывались в тупике. Ничто нам не помогало. Когда у нас не осталось выбора и мы исчерпали все наши ресурсы, мы начали сомневаться, есть ли вообще решение нашей проблемы, существует ли на свете что-нибудь, что может возыметь действие. Впервые придя к Анонимным Наркоманам, мы действительно сомневались – ну еще один метод, который тоже вряд ли сработает, или сработает, но не настолько, чтобы мы почувствовали разницу.

Однако на первых нескольких собраниях с нами произошло что-то из ряда вон выходящее. Там были другие наркоманы, которые так же, как и мы, когда-то принимали наркотики, но сейчас были чистыми. Мы в них поверили. Мы знали, что можем им доверять. Они знали все о нашей наркомании – не просто места или географию наших постоянных сборищ, но и тот ужас и отчаяние, которые мы испытывали каждый раз, принимая наркотики. Выздоравливающие наркоманы, которых мы встретили в Сообществе, знали обо всем так же хорошо, как это знали мы, потому что они были “там” сами.

Когда мы увидели, что другие члены Анонимных Наркоманов, такие же наркоманы, как и мы, были чистыми и свободными, то многие из нас впервые почувствовали надежду. Мы могли оставаться с кем-то после собрания. Мы могли слушать чьи-то истории, так похожие на наши. Многие из нас снова и снова переживают тот момент; даже спустя годы, он вспоминается всем нам.

Наша надежда растет по мере нашего выздоровления. Мы все время узнаем что-то новое о нашей болезни, а боль от этих открытий тонет в море надежды. Неважно, каким болезненным может быть процесс ломки нашего отрицания, его место внутри нас заполняется чем-то другим. Даже если мы не чувствуем, что мы во что-то верим, мы все равно верим в программу. Мы верим, что мы сможем вновь обрести здравомыслие, даже в самых безнадежных и тяжелых случаях.

На что я надеюсь сегодня?

Если мы хоть сколько-то сомневаемся в необходимости восстановления нашего благоразумия, то у нас будут проблемы с этим шагом. Чтобы справиться, нам нужно будет освежить в памяти Первый Шаг. А сейчас настало время серьезно поговорить о нашем безумии.

Верил ли я, что я мог контролировать прием наркотиков? И что из этого получилось, насколько безуспешны были мои попытки?

Что именно я совершил такого, во что мне сейчас с трудом верится? Попадал ли я по собственной милости в опасные ситуации, добывая наркотики? Совершал ли я поступки, за которые мне сейчас стыдно? Что за ситуации это были?

Принимал ли я безрассудные решения в результате моей наркомании? Терял ли я работу, друзей или другие контакты, отказывался ли я от достижения каких-то целей по причинам, не обусловленным моей наркоманией?

Причинял ли я когда-либо физические страдания себе или кому-то другому из-за своей наркомании?

Безумие означает для нас потерю перспектив и представлений о том, что можно и чего нельзя. Например, мы можем думать, что наши личные проблемы гораздо более важные, чем чьи-то еще; мы действительно можем вовсе не замечать потребностей других людей. Маленькие проблемы становятся для нас катастрофами. Мы теряем душевное равновесие. Наиболее яркими примерами безрассудного мышления могут быть представления о том, что мы можем оставаться чистыми сами по себе, или что употребление наркотиков было нашей единственной проблемой и что сейчас все хорошо, раз мы чистые. Анонимные Наркоманы часто описывают безумие, как представление о том, что мы можем прибегнуть к чему-то вне себя (к наркотикам, работе, пище, сексу), чтобы привести в порядок нечто внутри себя – наши ощущения.

Случалось ли мне как-то переоценить или недооценить что-нибудь?

Бывало ли такое, что моя жизнь висела на волоске?

Как именно мое безумие уговаривает меня, что что-то внешнее может помочь мне уцелеть или разрешить все мои проблемы? Что это – наркотики, азартные игры, еда, секс? Что еще?

Является ли признаком безумия мое представление о том, что симптомы моей зависимости (употребление наркотиков или какие-то другие проявления) и есть моя единственная проблема?

Если мы уже какое-то время провели чистыми, то мы можем заметить, что еще одна новая волна отрицания мешает нам разглядеть безумие в нашей жизни. Так же, как мы это делали в начале нашего выздоровления, нам нужно разобраться, какие безрассудные поступки мы совершили. Многие из нас обнаружили, что наше понимание безумия идет гораздо дальше, чем определение безумия в Базовом Тексте. Мы снова и снова делаем те же ошибки, даже если полностью осознаём возможные результаты. Может быть, наши страдания в данный момент так велики, что нас не волнуют последствия, или мы считаем, что сопротивление навязчивой идее нам обойдется дороже.

Когда мы действовали, одержимые навязчивой идеей, зная о возможных результатах, что мы заранее чувствовали и о чем думали? Что не давало нам остановиться?

Начинаем верить

Выше приведены отдельные доводы, объясняющие, почему на этом шаге у нас могут возникнуть трудности. Но могут быть и другие. Для нас важно распознать и преодолеть любые барьеры, которые могут помешать нам начать верить.

Есть ли у меня какие-то опасения насчет веры? Какие именно?

Есть ли у меня еще какие-то барьеры, которые мешают мне поверить? Какие именно?

Что для меня означает фраза “Мы пришли к убеждению…”?

Нам, наркоманам, всегда хочется, чтобы все происходило немедленно. Но стоит напомнить, что Второй Шаг – это процесс, а не событие. Большинство из нас не сможет, проснувшись однажды, сказать, что Сила более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие. Мы постепенно приходим к этому пониманию. Все же нам не стоит просто сидеть и ждать, пока наша вера придет сама по себе – в наших силах помочь ей.

Верил ли я когда-нибудь в то, о чем не имел достаточного представления? Что это было?

Какие примеры я знаю из рассказов выздоравливающих наркоманов о том, как они пришли к вере? Пытался ли я следовать какому-то из их примеров в своей жизни?

Во что я верю?

Как укрепилась моя вера с тех пор, как я начал программу выздоровления?

Сила более могущественная, чем наша собственная

В се мы пришли к выздоровлению, имея за плечами собственную жизненную историю. Эта история и определяет в большей степени наше понимание Силы, более могущественной, чем наша собственная. На этом шаге от нас не требуется иметь особые представления о природе или происхождении этой Высшей Силы. Понимание такого рода придет позже. На Втором Шаге нам важно пока представить Высшую Силу, как нечто, что может помочь нам. Мы здесь не занимаемся теологическими изысканиями или строгим соблюдением доктрин, мы просто ищем что-то, что помогает.

Насколько мощной должна быть Сила, более могущественная, чем наша собственная? Ответ прост. Наша наркомания, как отрицательная сила, несомненно была более могущественной, чем мы. Она опустила нас до безумия и заставила нас поступать так, как мы не хотели. Теперь нам нужно что-то, что помогло бы нам сражаться, и это что-то должно быть по крайней мере таким же мощным, как и наша наркомания.

Есть ли у меня проблемы с пониманием того, что есть сила или силы, более могущественные, чем я сам?

Что может быть гораздо сильнее меня?

Может ли какая-нибудь Сила, более могущественная, чем я сам, помочь мне оставаться чистым? Как?

Может ли какая-нибудь Сила, более могущественная, чем я сам, помочь мне выздоравливать? Как?

Некоторые из нас могут иметь очень четкое представление о природе Силы более могущественной, чем наша собственная, и в этом нет никакой ошибки. Но на самом деле Второй Шаг – это критическая точка, с которой многие из нас начинают формировать свое первое практическое представление о Силе, более могущественной, чем наша собственная. Многие наркоманы пришли к выводу, что прежде чем идентифицировать Силу более могущественную, чем наша собственная, весьма полезно подумать, а что же не может быть этой Силой? Кроме того, анализируя, что же именно может для нас сделать Сила более могущественная, чем наша собственная, мы постигать Ее сущность.

Мы можем изложить множество подходов к пониманию Силы более могущественной, чем наша собственная. Мы можем представить ее, как силу духовных принципов, как силу Сообщества Анонимных Наркоманов, как “Правила хорошего поведения”, как что угодно, лишь бы она любила нас, заботилась о нас и была бы сильнее нас. По сути дела, мы даже не обязаны иметь цельное представление об этой Силе, для того, чтобы использовать Ее для соблюдения чистоты и выздоровления.

Какие у меня есть очевидные доказательства тому, что в моей жизни действует Высшая Сила?

Каких именно характеристик нет у моей Высшей Силы?

Какие именно характеристики есть у моей Высшей Силы?

Обретение здравомыслия

В тексте “Это работает: Как и почему?” так разъясняется термин “обретение” – это достижение стадии, в которой наркомания и ее спутник - безумие, не управляют нашей жизнью.

Мы считаем: поскольку наше безумие проявлялось в потере нашей способности видеть и воспринимать мир в истинном свете, то увидеть наше здравомыслие в жизни мы сможем тогда, когда начнем по-настоящему оценивать свои возможности, что, в свою очередь, поможет нам принимать более правильные решения. Мы считаем: у нас есть выбор – как нам действовать. Мы становимся зрелыми и благоразумными и прежде, чем что-либо предпринять, мы останавливаемся и анализируем ситуацию.

Конечно же, наша жизнь изменится. Многим из нас уже не трудно разглядеть здравомыслие в своей жизни, сравнивая то время, когда мы употребляли наркотики, с ранним периодом выздоровления, наш ранний период выздоровления – с временными периодами чистоты, а временные периоды чистоты – с продолжительным периодом выздоровления. Все это – процесс, а наша потребность в обретении здравомыслия со временем будет все возрастать.

Если мы новички в программе, то может быть, обретение здравомыслия для нас означает “больше не употреблять наркотики”, и если это так, то какие-то проявления безумия, напрямую или косвенно связанные с нашим употреблением, прекратятся. Мы перестанем совершать преступления, добывая наркотики. Мы прекратим сами себя загонять в угол, думая лишь о том, как бы употребить.

Если мы уже какое-то время в программе, то для нас уже не трудно поверить в Силу более могущественную, чем наша собственная, которая может помочь нам оставаться чистыми, но вопрос обретения здравомыслия, кроме значения “оставаться чистым”, для нас все еще не содержит четкого понятия. Очень важно, чтобы по мере нашего выздоровления развивалось наше понимание значения слова “здравомыслия”.

Что конкретно я могу считать примерами здравомыслия?

Какие необходимы изменения в моем мышлении и поведении, чтобы я вновь обрел здравомыслие?

В каких сферах моей жизни мне сейчас необходимо благоразумие?

Можно ли сказать, что обретение – это процесс?

Каким образом моя работа над другими шагами поможет мне обрести здравомыслие?

Насколько я уже мыслю здраво в моей сегодняшней стадии выздоровления?

Некоторые из нас могут быть не очень реалистичны в вопросе обретения здравомыслия. Мы можем думать, что мы никогда больше не будем испытывать ярости, или что будем все время вести себя безупречно, потому что начали работать по шагам, что у нас больше не будет проблем с навязчивой идеей, эмоциональными расстройствами и другими ненормальностями нашей жизни. Это описание может показаться экстремистским, но если мы чувствуем себя разочарованными нашими персональными успехами в выздоровлении или тем, сколько же времени нам придется потратить на “обретение здравомыслия”, то мы должны уметь распознать некоторые из наших убеждений в этом описании. Многие из нас пришли к выводу, что мы должны сохранять максимум спокойствия, констатируя любые проявления прогресса в нашем выздоровлении.

Каковы перспективы моего благоразумия? Они реалистичны или нереалистичны?

Сбылись ли мои реалистичные ожидания относительно прогресса в моем выздоровлении? Понимаю ли я, что выздоровление наступает спустя какое-то время, а не внезапно?

Если мы хотя бы раз поступили разумно, особенно в тех ситуациях, в каких раньше у нас бы образовались проблемы, то это уже свидетельствует о нашем здравомыслие. Были ли у меня подобные моменты в период моего выздоровления? Какие именно?

Духовные принципы

На Втором Шаге мы обратим внимание на принципы непредубежденности, готовности, веры, доверия и смирения.

Принцип непредубежденности, с которым мы сталкиваемся во Втором Шаге, происходит от понимания того, что мы не можем выздоравливать в одиночку, что нам необходима какая-то помощь. Он продолжается в наших попытках поверить, что мы можем принять помощь. Неважно, представляем ли мы себе, как именно Сила, более могущественная, чем наша собственная, собирается нам помогать, важно, что мы верим – это возможно.

Почему иметь предубеждения вредно для моего выздоровления?

Как в моей сегодняшней жизни проявляется непредубежденность?

Каким образом изменилась моя жизнь с тех пор, как я начал выздоравливать? Верю ли я, что дальнейшие изменения тоже возможны?

Соблюсти принцип готовности на Втором Шаге нетрудно. Сначала мы можем просто ходить на собрания и слушать, что рассказывают другие наркоманы о своем опыте проработки этого шага. Потом мы можем применить то, что слышали, в своем собственном выздоровлении. И конечно, мы попросим нашего спонсора проинструктировать нас.

Что именно я готов сделать, чтобы вновь обрести здравомыслие?

Готов ли я сегодня сделать что-нибудь такое, на что раньше я бы не решился? Что именно?

Работая над Вторым Шагом, мы не можем просто сидеть и ждать, пока в нас появится чувство веры. Мы должны над этим работать. Один из приемов, который помог многим из нас – это “действовать так, как будто” мы верим. Это не означает, что мы должны лгать сами себе. Мы также не должны лгать ни своему спонсору, ни кому-то еще, как далеко мы продвинулись в этом шаге. Мы делаем это не для того, чтобы кому-то понравиться или хорошо выглядеть. “Действовать так, как будто” просто означает жить так, словно мы верим, что наши надежды сбудутся. Для Второго Шага это означает просто жить, словно мы уже обрели здравомыслие. Для каждого из нас это может сработать по-разному. Многие из нас считают, что мы можем начать “действовать так, как будто”, посещая регулярно собрания и получая инструкции от своего спонсора.

Какими действиями я демонстрирую свою веру?

Насколько укрепилась моя вера?

Могу ли я строить какие-либо планы, веря, что моя наркомания мне не помешает?

Следовать принципу доверия – это значит преодолеть страх перед самим процессом обретения здравомыслия. Даже если мы совсем недавно живем в чистоте, мы, наверное, уже начали ощущать некую душевную боль в связи с нашим выздоровлением. Мы можем опасаться, что дальше будет еще больше боли. В каком-то смысле мы правы: боли будет еще больше. Но не будет такой боли, какую мы не сможем вытерпеть, и не будет такой, какую придется выносить одному. Если мы сможем поверить в свое выздоровление и укрепить свое доверие к Силе более могущественной, чем наша собственная, то мы сможем пройти через все страдания на пути к своему выздоровлению. Мы узнаем, что по другую сторону нас ожидает не какое-то призрачное счастье, а наше фундаментальное перерождение, которое позволит нам получать от жизни глубокое удовлетворение.

Какие у меня есть страхи, которые мешают моему доверию?

Что мне нужно сделать, чтобы избавиться от этих страхов?

Чем я демонстрирую свою веру в выздоровление и свое доверие Силе более могущественной, чем я сам?

Принцип смирения исходит из нашего признания Силы. более могущественной, чем наша собственная. Для многих из нас стоит огромных усилий прекратить полагаться на собственное мнение и попросить помощи, но если мы сделаем это, то это будет означать наше согласие с принципом смирения, содержащимся во Втором Шаге.

Молил ли я сегодня о помощи Силу, более могущественную, чем моя собственная? О чем именно?

Просил ли я о помощи своего спонсора, придя на собрание и пообщавшись с другими наркоманами? Каковы результаты?

Идем дальше

Если мы готовы приступить к Третьему Шагу, то нам следует оглянуться на достижения Шага Второго. Письменное изложение своего понимания каждого шага, как подготовка к движению дальше, помогает нам прочувствовать соответствующие им духовные принципы.

Что я могу сделать, что поможет мне обрести веру?

Что я делаю, чтобы преодолеть какие-то нереалистичные ожидания в отношении обретения здравомыслия?

Как я понимаю Второй Шаг?

Как мои прежние знания и опыт помогли мне в работе над этим шагом?

Когда мы переходим к Третьему Шагу, внутри нас, вероятно, укрепляется чувство надежды. Даже если мы не новички в этой программе, мы все равно стали лучше понимать, что выздоровление, развитие и изменения не просто возможны, а неизбежны, если мы стараемся работать по шагам. Мы можем видеть, что есть реальная возможность избавиться от печати безумия, которой нас крепко отметила наша наркомания. Мы уже почти начали успокаиваться. Мы начали освобождаться от слепого повиновения нашему безумию. Исследовав свое безумие, мы начали просить Силу, более могущественную, чем наша собственная, защитить нас, если мы снова ступим на старую дорожку. Мы начинаем освобождаться от наших иллюзий. Нам больше не нужно испытывать ужас, скрывая нашу наркоманию или изолируя себя, чтобы скрыть наше безумие. Мы видели, как эта программа помогла другим, и поняли, что она начинает действовать и для нас. Через вновь обретенную веру мы достигаем готовности двигаться дальше и работать по Третьему Шагу.

Шаг 3

“Мы приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимаем"

Мы прошли Шаги Первый и Второй Шаги вместе с нашим спонсором – мы признали свое поражение и продемонстрировали свою готовность попытаться испробовать что-то новое. Это наполнило нас растущим чувством надежды. Но если мы не реализуем нашу надежду прямо сейчас, то она угаснет, и мы придем к тому же, с чего начали. Что делать? Работать над Третьим Шагом.

В центре внимания Третьего Шага – принятие решения. Идея принятия такого решения может раздражать нас, особенно если мы представим себе, на что именно мы должны решиться в этом шаге. Принимать решение, любое решение – это то, чем многие из нас давно уже не занимались. За нас все время кто-нибудь решал – наша наркомания зависимость, наши начальники, наша халатность в конце концов, потому что нам не нужна была ответственность за наши собственные решения. Если к этому мы добавим концепцию перепоручения нашей воли и нашей жизни чему-то, чего многие из нас в данный момент НЕ понимают, то многие из нас мы просто могут можем подумать, что все это не для нас, и начнут начнем придумывать, как бы сократить или упростить работу над программой. Такие мысли опасны, ибо если мы сокращаем программу, то этим мы осложняем процесс нашего выздоровления.

Решение Третьего Шага может оказаться слишком сложной задачей, чтобы решить ее в один присест момент. Наши страхи на в Третьем Шаге и обусловленные ими опасные мысли можно унять уменьшить, разбив этот шаг на несколько маленьких отдельных ступенек. Третий Шаг – это просто еще один отрезок нашего пути к выздоровлению. Принятие решения Третьего Шага вовсе не означает, что мы должны внезапно и совершенно изменить все, что составляет наш образ жизни. Основательные изменения в нашей жизни произойдут постепенно, по мере нашей работы над выздоровлением по программе, но все они требуют нашего участия. Мы не должны нам не нужно бояться, что этот шаг преподнесет нам что-то такое, к чему мы еще не готовы или что нам не понравится.

Следует подчеркнуть, что этот шаг предлагает нам “ препоручить нашу волю и нашу жизнь заботе Бога, доступного нашему пониманию”. как мы Его понимаем. Эти слова особенно важны. На В Третьем Шаге мы позволяем кому-то или чему-то заботиться о нас, а не контролировать нашу жизнь или управлять ею вместо нас. Этот шаг не предполагает, что мы станем бездумными роботами, не способными жить собственной жизнью, и не позволяет тем из нас, кто на такую безответственность рассчитывает, доставить себе это удовольствие. Нет, мы принимаем простое решение сменить наш курс, прекратить бунтовать против естественного и логичного хода событий в нашей жизни, прекратить мучить себя попытками заставить весь мир вертеться вокруг нас. Мы соглашаемся с тем, что Сила более могущественная, чем мы сами наша собственная, будет заботиться о нашей воле и нашей жизни лучше, чем это делаем мы. Мы продолжаем духовный процесс выздоровления, начиная исследовать, что же именно слово “Бог” означает лично для нас.

На В этом шаге каждый из нас должен будет определиться, что мы имеем в виду, думая о Боге. Наше понимание не должно может не быть абсолютным или целостным. Оно не обязано быть похожим ни на чье другое. Мы можем обнаружить, что мы точно знаем, что именно не может быть Богом для нас, и это нормально. Единственное, что обязательно – это начать наше исследование, которое по мере нашего выздоровления позволит нам углубить наше понимание. Наша концепция Бога будет развиваться по мере нашего развития роста, обусловленного нашим выздоровлением. Работа над Третьим Шагом поможет нам разобраться, что же именно действует на нас лучше всего.

Принятие решения

Как мы только что говорили, многие из нас могут лишиться покоя при одной только мысли о принятии серьезного решения. Мы можем почувствовать себя запуганными испуганными или потрясенными. Мы можем опасаться результатов или предполагаемого обязательства предполагаемых обязательств. Мы можем думать, что это должно произойти раз и навсегда, и бояться, что ошибемся или что у нас не будет возможности все переделать заново. Но именно принимать решение “препоручить нашу волю и нашу жизнь заботе Бога, доступного нашему пониманию Богу, как мы Его понимаем” – это то, что мы можем делать снова и снова, если надо – ежедневно. Действительно, лучше принимать это решение не торопясь и наверняка, иначе мы рискуем нашим выздоровлением из-за своей самоуверенности.

Естественно, что мы принимаем это решение и сердцем и душой. И хотя слово “решение” означает что-то, что происходит в основном в нашем уме, мы должны проделать определенную работу, чтобы выйти за пределы разумного понимания и сделать этот выбор душой.

Почему принятие решения – самое важное в работе над этим шагом?

Могу ли я принять такое решение только на сегодня? Есть ли у меня какие-то опасения и оговорки на этот счет? Какие именно?

Мы должны осознавать, что принимать решение и не выполнять его – это бессмыслица. Например, однажды утром мы решим пойти куда-нибудь, а потом сядем и не сойдем с места весь день. Такое поведение лишает смысла принятое нами раньше решение, и уже неважно, какая именно шальная мысль сбила нас с толку.

Что именно я предпринял, чтобы следовать своему решению?

Что именно в моей жизни мне будет трудно перепоручать? И почему все же очень важно это сделать?

Упрямство

Шаг Третий – критический Третий Шаг - следствие кризиса, ибо мы так долго упрямились, лишая себя права сделать выбор или принять решение. Итак, что же такое упрямство? Иногда это абсолютный отказ и изоляция от наркотиков. Мы порываем с нашим затянувшимся отшельничеством и эгоцентризмом. Иногда упрямство заставляет нас действовать, исходя исключительно из собственных соображений. Мы игнорируем потребности и чувства других людей. Мы избегаем всех, кто хоть как-то посягает на наше право делать то, что нам вздумается. Мы похожи на ураган, проносящийся по жизни нашей семьи, наших друзей и вовсе незнакомых людей, и нас не волнует, какие разрушения останутся после нас. Если обстоятельства не очень благоприятны для нас, мы стараемся любой ценой их изменить, чтобы получить желаемое. Любой ценой мы стараемся настоять на своем. Мы настолько охвачены нашими агрессивными импульсами, что совершенно теряем совесть и контакт с Высшей Силой. Чтобы пройти этот шаг, каждый из нас должен понять, каким образом упрямство обуславливало наши поступки.

Как именно проявлялось мое упрямство? Каковы были мои мотивы?

Как мое упрямство сказывалось на моей жизни?

Как мое упрямство сказывалось на других людях?

Признаться в упрямстве не означает отказаться от достижения целей или от изменений в нашей жизни и окружающем нас мире. Это не означает, что мы должны пассивно мириться с несправедливостью по отношению к себе или тем людям, за которых мы несем ответственность. Мы должны различать разрушительное упрямство и конструктивное действие.

Стремясь к своей цели, не могу ли я кому-нибудь навредить?

Что именно из намеченного мной будет означать, что я покончу с чем-то, что отрицательно сказывается на мне лично и на других? Объяснить.

Не придется ли мне пойти на компромисс с одним из моих принципов, чтобы достичь этой цели? (Например: Не придется ли мне лгать, предавать или быть жестоким?)

Если мы новички в программе и только-только приступили к Третьему Шагу, то наверное мы не будем спрашивать, что означает для нас воля Бога, потому что мы думаем, что именно этот шаг позволит нам самим разобраться. Пока, до Седьмого Шага, мы не концентрируем свое внимание на поисках определения воли нашей Высшей Силы, но мы начинаем процесс, который приведет нас к этой детали на в Третьем Шаге.

Воля Бога для нас – это то, что мы постепенно будем познавать по мере работы над шагами по шагам. В этом отношении мы можем прийти к очень простому заключению о воле нашей Высшей Силы, которая будет делать нам добро в настоящее время. Это Высшая Сила заставляет нас помогает нам оставаться чистыми. Это Высшая Сила велит нам испробовать хочет, чтобы мы испробовали все, что может помочь нам оставаться чистыми – посещать собрания и регулярно беседовать с нашим спонсором.

Описать моменты, когда одной моей воли было недостаточно. (Например, я не смог приказать себе оставаться чистым.)

В чем разница между моей волей и волей Бога?

На какой-то стадии выздоровления мы можем обнаружить, что мы уклоняемся от попыток поставить нашу волю в ряд с волей Высшей Силы, касаясь темы упрямства. Это происходит так медленно и тонко, что нам это трудно заметить. Такое впечатление, что мы меньше всего защищены от упрямства в тот момент, когда наши дела идут хорошо. Мы пересекаем тонкую линию, которая разделяет простое и честное достижение целей от тонкого манипулирования и форсирования результатов. Мы замечаем, что слегка увлекаемся в споре, желая убедить кого-то в своей правоте. Мы ловим себя на том, что застреваем где-то чуть дольше того, чем надо бы. До нас вдруг доходит, что мы довольно давно не виделись со спонсором. Мы ощущаем тихий, почти подсознательный дискомфорт, который предупреждает нас об опасности медленного сползания с курса выздоровления – но это если мы прислушаемся.

Бывали ли в период моего выздоровления моменты, когда я ловил себя на том, что ко мне потихоньку возвращается моя воля и моя жизнь? Что именно сигнализировало мне об этом?

Бог, доступный нашему пониманию как мы Его понимаем

Прежде чем мы углубимся в процесс препоручения нашей воли и нашей жизни заботе Бога, доступного нашему пониманию, мы должны потрудиться преодолеть как мы Его понимаем, нам необходимо потрудиться, чтобы преодолеть любые негативные убеждения или предрассудки, которые мы можем связывать со словом “Бог”.

Слово “Бог” или сама концепция заставляют меня испытывать неловкость? В чем источник моего дискомфорта?

Верил ли я когда-нибудь, что это Бог наказал меня и навлек на меня те ужасные события, которые случились? Что это были за события?

Наш Основной Базовый Текст предлагает нам самим решить, что мы будем понимать под нашей Высшей Силой, которая любит нас и заботится о нас и которая гораздо сильнее нас. Эти простые директивы могут заключать в себе столько толкований Бога, сколько есть наркоманов в нашем товариществе Сообществе. Они не исключают ни одного толкования. Если в нашем понимании слово “Бог” означает силу программы, то эти директивы уместны это вполне приемлемо. Если мы под словом “Бог” понимаем духовные принципы программы, то эти директивы это тоже уместны уместно. Если под словом “Бог” мы подразумеваем чью-то личную силу или наш контакт с ней, то и тут эти директивы уместны это подходит. Это Вполне естественно, что мы начинаем исследовать и развивать свое понимание. И в этом процессе помощь спонсора может оказаться неоценимой.

Как я сегодня понимаю Силу более могущественную, чем я сам моя собственная?

Какова роль Высшей Силы в моей жизни?

Очень важно уяснить для себя, чем именно является для нас Высшая Сила, но еще важнее установить контакт с тем, что мы понимаем под нашей этой Силой. Мы можем по-разному делать это. Во-первых, нам надо как-то связаться с нашей Высшей Силой. Некоторые называют это молитвой, но можно назвать и по-другому. Эта связь не обязательно должна быть официальной или даже словесной объяснима или выражена словами.

Во-вторых, мы должны быть открыты нужно быть открытыми для коммуникации со стороны нашей Высшей Силы. Это можно проявлять, обращая внимание на наше самочувствие, наши реакции, на происходящее внутри и вокруг нас. Или у нас может быть персональный подход в общении с Силой более могущественной, чем мы сами. Может быть, наша Высшая Сила подскажет или поможет нам увидеть, что именно и как можно сделать вместе с нашими товарищами из Анонимных Наркоманов.

В-третьих, мы должны сами себе позволить нам необходимо позволить себе иметь чувства к Богу, доступному нашему пониманию как мы Его понимаем. Мы можем сердиться. Мы можем любить. Мы можем бояться. Мы можем благодарить. Это нормально, когда мы всеми своими человеческими эмоциями делимся с нашей Высшей Силой. Это позволяет нам почувствовать себя ближе к той Силе, на которую мы можем положиться, и помогает нам развить наше доверие к ней.

Каким образом я общаюсь с моей Высшей Силой?

Как моя Высшая Сила общается со мной?

Какие чувства я испытываю к моей Высшей Силе?

Раз многие из нас уже какое-то время живут чистыми, мы можем заняться анализом нашего понимания Бога. Рост нашего понимания обусловлен нашим опытом. К нам приходит зрелое понимание того Бога, который дает нам мир и спокойствие. Мы доверяем нашей Высшей Силе и с оптимизмом смотрим на нашу жизнь. Мы начинаем чувствовать, что нашей жизни коснулось что-то, что находится выше нашего понимания, и от этого мы испытываем радость и благодарность.

Потом происходит нечто такое, что полностью изменяет наше представление о Высшей Силе, или вообще ставит под сомнение все ее Ее существование. Это может быть смерть, несправедливость, утрата. Что бы это ни было, для нас это как обухом по голове. Мы просто не можем этого понять.

В такие моменты наша Высшая Сила нужна нам, как никогда, хотя инстинктивно мы можем и сопротивляться. Наше понимание Высшей Силы может драматично измениться. Но нам необходимо продолжать тянуться к нашей Высшей Силе, моля если не о понимании, то хотя бы о признании. Мы должны умолять просим дать нам силы, чтобы идти дальше. В конце концов мы восстановим наши взаимоотношения с Высшей Силой, хотя, может быть, и на другом уровне.

Беспокоит ли меня тот факт, что мои представления о природе Высшей Силы изменяются? Опишите.

Моя согодняшняя концепция Высшей Силы еще действует? Насколько я позволю ей измениться?

По мере того, как наше понимание Высшей Силы будет расти и развиваться, мы будем замечать, что мы по-разному реагируем на события нашей жизни. Мы обнаружим, что в состоянии сами справиться с ситуациями, которые раньше вселили бы страх в наши сердца. Мы начнем справляться с нашими срывами. Мы сможем ообнаружить, что уже в состоянии остановиться и обдумать ситуацию, прежде чем начать действовать. Мы увидим, что становимся более спокойными, менее компульсивными, способными оценивать ценить не только сиюминутные моменты.

Препоручение

Порядок нашей подготовки к препоручению нашей воли и нашей жизни заботе Бога, доступного нашему пониманию Богу, как мы Его понимаем, имеет большое значение. Многие из нас согласны в общих чертах следовать тому порядку, который заложен в этом шаге: сначала мы препоручаем нашу волю, затем мы постепенно препоручаем нашу жизнь. Нам кажется, что нам проще понять деструктивную природу нашего упрямства и согласиться его признать; следовательно, это первое, что и нужно сделать. Труднее осознать необходимость препоручения нашей жизни и сам этот процесс.

Чтобы нам было удобно удобнее позволить нашей Высшей Силе курировать нашу свою жизнь, нам нужно развить некоторое доверие к ней. У нас может не быть сомнений относительно препоручения нашей наркомании, но нам не хочется оставаться под контролем до конца своей жизни. Мы можем доверить нашей Высшей Силе заботиться о том в нашей жизни, что касается наших рабочих, но не личных взаимоотношений. Мы можем доверить нашей Высшей Силе уход за нашими родителями, но не за детьми. Мы можем доверить нашей Высшей Силе нашу безопасность, но не деньги. Многие из нас не знают, где золотая середина. Мы думаем, что мы доверяем нашей Высшей Силе определенные сферы нашей своей жизни, но как только нам кажется, что дела идут не так, как должны бы, мы тут же берем контроль в свои руки. Нам необходимо проверить, насколько мы готовы препоручить себя.

Что означает для меня “заботиться о ком-то”?

Что означает для меня “препоручить мою волю и мою жизнь заботе Бога, доступного моему пониманию Богу, как я Его понимаю”?

Как может измениться моя жизнь, если я приму решение препоручить свою жизнь заботе моей Высшей Силы?

Как я позволяю моей Высшей Силе воздействовать на мою жизнь?

Как моя Высшая Сила заботится о моей воле и моей жизни?

Были ли такие моменты, когда я был не в состоянии продолжать что-то делать и доверил Богу позаботиться о ситуации в целом? Опишите.

Были ли такие моменты, когда я был в состоянии продолжать что-то делать, но доверил исход Богу? Опишите.

Для того, чтобы препоручить нашу волю и нашу жизнь заботе нашей Высшей Силы, мы должны предпринять какие-то действия. Многие из нас считают, что для нас же лучше, если мы составим нечто вроде официальной декларации постоянного действия. Мы должны Можно использовать следующую выдержку из основного Базового Текста: “Возьми мою волю и мою жизнь. Укажи мне дорогу к выздоровлению. Скажи мне, как жить Веди меня по пути выздоровления. Покажи мне как жить.” Для многих из нас кажется может показаться, что этим мы искажаем сущность Третьего Шага. Но кто нам не дает подыскать наши собственные слова или действовать менее официально. Многие из нас верят, что, воздерживаясь каждый день от употребления наркотиков или следуя советам нашего спонсора, мы тем самым практически реализуем наше решение препоручить нашу волю и нашу жизнь заботе нашей Высшей Силы.

Какими действиями я “препоручаю”? Может быть, это какие-то слова, которые я произношу регулярно? Какие именно?

Духовные принципы

Затрагивая духовные принципы, присущие Третьему Шагу, сначала мы остановимся на признании поражения и готовности. Потом мы проследим, как надежда трансформируется в веру и доверие. И наконец, мы увидим, как принцип препоручения согласуется с Третьим Шагом.

Мы думаем, соблюдать принцип признания поражения для нас просто, если все идет так, как нам хочется. Ну, а если дела идут неважно, то для нас же лучше уверовать поверить в то, что мы под покровительством, которое требует от нас не более, чем “признать поражение”. Следовать принципу признания заботы Бога, доступного нашему пониманию Бога, как мы Его понимаем и существующего в нашей душе, это естественно, даже если дела идут хорошо.

Что я делаю, чтобы укрепиться в решении позволить моей Высшей Силе заботиться о моей воле и жизни?

Каким образом Шаг Третий Шаг позволяет мне базироваться основываться на признании поражения, которое я достиг в Первом и Втором Шагах?

Обычно мы предпочитаем враз, немедленно признать поражение. Готовность же часто приходит от отчаяния или когда изо всех сил стараешься обрести контроль. Мы сумеем следовать принципу готовности, даже если это нам принесет определенные страдания.

Каким образом я до сих пор демонстрировал готовность в моем выздоровлении?

С чем я борюсь в моем выздоровлении? Что, по моему мнению, может случиться, если я буду готов допустить выздоровление и до тех всех сфер моей жизни?

Духовный прогресс Третьего Шага – это трансформация надежды в веру, а веры – в доверие. К началу Третьего Шага мы приходим с чувством надежды, которая зародилась в нас на Втором Шаге. Надежда появляется, когда мы узнаём, что наша жизнь полна возможностей – твердой уверенности еще нет, просто первые намеки, предчувствия того, что нам и правда по плечу осуществить наши сокровенные желания. Давнишние сомнения исчезают, когда на смену надежде приходит вера. Вера побуждает нас к действию, и мы выполняем ту работу, какая, по словам тех, в кого мы верим, и нужна для достижения нами желаемого. Шаг Третий и вера наделяют нас способностью принять решение и воплотить его в жизнь. Доверие вступает после того, как поработала вера. Судя по всему, у нас большой прогресс в достижении наших целей – сейчас для нас очевидно, что мы можем определять прокладывать наш жизненный курс, предпринимая позитивные действия.

Каким образом надежда, вера и доверие стали позитивными силами в моей жизни?

Какие Какими могут быть мои дальнейшие действия по пути следования принципам надежды, веры и доверия в моем выздоровлении?

Чем я могу доказать, что я умею доверять в своем выздоровлении?

Принцип препоручения – это кульминация духовного процесса Третьего Шага. Вся суть этого шага в том, что мы принимаем решение “препоручать” (вверять себя) снова и снова, даже если нам кажется, что наше решение не дает положительного эффекта. Мы можем следовать духовному принципу препоручения, вновь и вновь подтверждая свое решение и предпринимая такие действия, которые придают нашему решению суть и смысл – ну например, пройти все остальные шаги.

Что за последнее время я совершил такого, что могло бы подтвердить мое добровольное обязательство выздороветь выздоравливать и пройти всю программу? (например: Не поступил ли я на службу к Анонимным Наркоманам занялся ли я служением в Анонимных Наркоманах? Не согласился ли я быть спонсором для другого выздоравливающего наркомана? Продолжал ли я ходить на собрания, несмотря на то, что я о них думал? Продолжал ли я работать со своим спонсором даже после того, как он открыл передо мной не очень приятную правду и дал мне такие инструкции рекомендации, каким мне следовать не хотелось? Последовал ли я этим инструкциям им?)

Идем дальше

По мере нашей готовности перейти к Четвертому Шагу, давайте проанализируем, что мы усвоили из Третьего Шага. Письменное изложение нашего понимания каждого шага, как подготовка двигаться дальше, помогает нам усвоить духовные принципы, связанные с ними.

Есть ли у меня какие-то оговорки относительно моего решения препоручить мою волю и мою жизнь заботе Бога Богу?

Чувствую ли я, что сейчас я готов вверить себя Ему?

Как мое признание поражения, совершенное на Первом Шаге, помогло мне в Шаге Третьем Шаге?

Книги о зависимости