Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

«ПРИНЯТИЕ» 27 декабря

Много лет назад моя жена заболела раком молочной железы. Я был напуган и зол. Без конца просил её доктора посоветовать что-нибудь или кого-нибудь, кто мог бы ей помочь. Заботливо, сострадательно глядя на меня, он сказал: «Ваша проблема в том, что вы не приняли факт, что ваша жена умирает, и пока это так, от вас не будет никакой пользы ни для вас, ни для тех, кто полагается на вас». Его слова помогли мне окончательно принять происходящее. Я шёл домой и плакал. Но с этого момента я стал спокойнее и старался сделать её последние дни настолько комфортными и светлыми, насколько это было в моих силах. Она умерла через шесть месяцев.

А двадцать лет спустя сын признался, что уже больше года употребляет героин и не может остановиться. Я потерял дар речи, испытал шок. Мы оба плакали, обнимали друг друга. Наконец-то мне стало понятно его необъяснимое поведение. Я принял решение помочь своему сыну стать чистым и трезвым. Сейчас я улыбаюсь собственной наивности. Я прошёл через всё, его ложь и обман, звонки из тюрьмы, принудительные методы лечения, его клятвенные обещания, которые он никогда не выполнял. Мой сын не мог отказаться от употребления, а я не мог понять почему.

Друг порекомендовал мне присоединиться к семейной группе Нар-Анона. Вначале я из-за своей застенчивости оставил эту идею без внимания, но затем пошёл, потому что отчаяние стало сильнее стеснительности. Я пошёл только затем, чтобы узнать, как помочь сыну. Я слушал, как люди открыто, с любовью говорили о себе и о своих близких зависимых. Я не знал никого из тех людей в группе, но ощущал родство с ними. Я пришёл на следующее собрание и стал ходить постоянно. На одном из собраний я ощутил присутствие Бога. Никто не спрашивал и не говорил о моём сыне, но я почувствовал, как будто кто-то беззвучно и дружелюбно сказал мне: «Твоя проблема в том, что ты не принял тот факт, что твой сын наркоман.» С этого момента я успокоился и сосредоточился на собственном выздоровлении.

Размышления на Сегодня: Принятие означает признание, что я не могу исцелить химическую зависимость моего сына, ни сделать здорового человека больным. Если я это понимаю, значит могу продолжать жить дальше своей жизнью.