Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Рецидивы: Потухшие краски могут ожить

Рецидивы, срывы в состоянии алкоголизма, наркомании, курения с течением времени могут иметь буквально механический характер. Ослабление самоконтроля личности над греховными желаниями может привести к тому, что человек не успевает затормозить чисто механическую реакцию.Наркомания Так бывает, например, при возобновлении курения. Человек, совершенно не осознавая своих действий, в соответствующей обстановке может взять сигарету, зажечь спичку, сделать затяжку и лишь затем вспомнить, что, оказывается, он позавчера бросил курить.

Обычно греховное желание нередко всплывает в сознании не как таковое, а как мысль о действии, ведущем к его удовлетворению. Человек совершает его как бы по механизму короткого замыкания, так что, попросту говоря, не успевает включиться в ситуацию. Характерно, что после весьма длительного воздержания прием прежнего наркотического вещества ведет к возобновлению влечения с ошеломляющей интенсивностью и силой.
Наркотическое вещество, воздействуя на греховную страсть, ведет к возобновлению активности греховного начала в человеке. После выхода из состоянии ломки, абстиненции, желание еще раз испытать кайф остается и, подобно рыси, ждет, пока зазевается жертва.

Греховные переживание человека, который когда-то употреблял наркотики, настолько сильны, что отказ от употребления воспринимается как оскудение красок жизни, утрата прежних интересов, угасание прежних видов деятельности. Наркоман, оставивший употребление наркотика, первое время даже не знает, куда себя деть, чем заняться, испытывает мучительную скуку. Он даже не знает, как убить время.

Наркотическое отчуждение проявляется не только от реальности, но и от времени. Будущее и прошлое теряют свое значение. Наркоман живет не то что одним днем, а одним моментом, моментом активного проявления эйфории, «кайфа». Только это сохраняет в жизни для него значимость, все остальное незначимо, блекло, серо и очень буднично. От реальности действительности он старается побыстрее уйти, чтобы вновь вернуться в это состояние. Вследствие нарушения обмена веществ в организме наркомана, естественно вырабатываемые тонизирующие вещества перестают в должной мере выбрасываться в кровь. Но постольку, поскольку наркоман не получает от наркотика подкрепления веществами, ответственными за эмоциональный жизненный тонус, он испытывает состояние депрессии, эмоциональной опустошенности и снижения радости восприятия окружающего мира. Богозданный мир как бы захлопывается, не видно ни горизонта, ни перспектив. Вот как это состояние описывают сами наркоманы:

«Мир умирает, люди похожи на тлю.
Пыль на телеэкране важней того, что я смотрю.
Любовь — прокисшие щи,
Мечта — помойное ведро,
И ожидание чуда тянет меня на дно.
Здесь, в общем-то, нечего делать,
Кроме того, чтобы жрать.
Здесь страшно быть убитым,
Но страшней убивать.
И очень хочется руки
На себя наложить.
Но,— я буду жить!
Кто любит пить вино,
Первым тот раздает
И что слепой не увидит,
Зрячий тут же возьмет
Того, кто ждет состраданья,
В горле костью станет зло,
Великого желанья
Делать людям добро»

Обычно человек испытывает удовлетворение и радость в результате успешной деятельности, реализации своих способностей, возможностей, приложения своих нравственных сил в реальной жизни. Но как раз на эту деятельность находящийся в неактивной стадии абстиненции наркоман неспособен. Поэтому, пока он не встанет на ноги, пастырю необходимо найти занятие, доступное по силам, ведущее к достижению четкого, определенного, интенсивного положительного подкрепляемого результата.

Этот результат может быть достигнут в творчестве, в практической помощи другим людям, в движении к Богу, короче говоря, в том, чем человека удастся заинтересовать. В этом смысле задача священника состоит в том, чтобы включить человека в жизнь, дать импульс, зажечь интерес к этой Богозданной жизни, а не к той иллюзорной, виртуальной реальности, которую дарует наркотик.