Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Зависимость семейная болезнь

Зависимость от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомания, токсикомания) – семейная болезнь. Во-первых, она может встречаться у нескольких членов одной и той же семьи, передаваться из поколения в поколение (к примеру, поражать одновременно отца и сына, нескольких братьев и сестер, прослеживаться у более дальних родственников). Конечно, подобное не является неизбежным, поэтому в каждой такой семье наряду с больными есть и здоровые в этом отношении лица (Москаленко В.Д., Шевцов А.В., 2000).Алкоголизм

Во-вторых, даже если в семье только один алкоголик, то все остальные ее члены страдают психологически. Просто невозможно жить рядом с алкоголиком и не быть вовлеченным в его болезнь эмоционально. Психическое состояние родственников больных зависимостью обозначают термином созависимость.
Родственники больных страдают не меньше, а порой даже больше (поскольку они не пьют и переносят свою боль без алкогольного наркоза), чем сами больные. Для больных есть сеть наркологических диспансеров и больниц, частные лечебные учреждения тоже ими занимаются. А куда может обратиться родственник больного за помощью, например, жена алкоголика? Только в некоторых лечебных учреждениях есть специалисты, уделяющие внимание родственникам. Часто лечебные учреждения ограничиваются лишь краткой консультацией родственника.
Я считаю, что родственники имеют право на специальную помощь. В этой книге я предлагаю подобную программу помощи. Настоящая книга посвящена детальному описанию проявлений созависимости, а также ее преодолению, т.е. выздоровлению от созависимости.

Проблемы семей больных алкоголизмом в иллюстрациях

Семьи больных алкоголизмом страдают во многих отношениях. Главные их проблемы – психологические. Однако с ними могут быть тесно связаны и проблемы здоровья, поскольку стресс способствует возникновению болезней.
Алкоголизм разрушает взаимоотношения в семье. Эта болезнь препятствует выражению любви между супругами, между родителями и детьми. Родители любят своих детей, но они так сильно заняты проблемами алкоголизма, что не могут естественно выражать свою любовь к детям. Дети в таких семьях часто болеют как физическими, так и психическими болезнями (Москаленко В.Д., 1991).
Алкоголизм чреват большими потерями в семейном бюджете. Нередки в таких случаях столкновения с законом как самого больного, так и его родственников. Чтобы понять семейные проблемы, попробуем проанализировать ситуации из жизни некоторых семей.

Света и Саша

Когда Саша сделал Свете предложение, она не сразу дала согласие, хотя и любила его. Поставила условие – реже выпивать. В первые 2 года супружеской жизни у них не было детей, что обоих сильно огорчало, Саша выпивал часто. Судить его Света не смела, считана, что пьет от переживаний. Потом родился сын. Вышла, правда, досадная случайность. У Светы начались схватки, надо везти в роддом, а Саши нет. Отвезли соседи. В тот вечер выпивший Саша поздно пришел домой.
Затем последовало долгое и мучительное осознание горькой истины: муж – алкоголик. Но прежде чем понять это, как Света отчаянно боролась с его пьянством! Что только не делала! От окружающих его выпивки скрывала, в гостях с ним не задерживалась, приходящих в дом его друзей выпроваживала, даже с работы встречала, в кино старалась водить почаще, чтобы отвлечь. А иногда не выдерживала этой изнурительной борьбы за трезвость и сама покупала бутылку: пусть выпьет, но дома. На работе пьянство Саши уже замечали, и Свете каждый раз стоило больших усилий объяснить его прогул. Коллеги мужа догадывались, что простуда, из-за которой он не вышел на работу, – просто перепой.
А на что стала похожа ее жизнь? «Я не прожила эти годы, – горестно исповедовалась мне Света, – а простояла у окна, переводя взгляд с часов на окно. Я была в вечной тревоге: каким он придет домой – трезвым или пьяным? Я не могла заниматься не только собой, но даже детьми».
Она уволилась с работы и стала контролировать каждый шаг мужа. И все же он умудрялся выпивать. На 15-м году супружеской жизни Свете удалось уговорить его лечиться от алкоголизма. Ее нервная система к тому времени была уже подорвана.
В этой истории нужно обратить внимание на два момента. Во-первых, Света очень долго отгоняла от себя мысль о серьезности пьянства Саши, просто не впускала ее в свое сознание. Ей удавалось играть с собой в прятки много лет. И, во-вторых, сама Света очень страдала все эти годы, превратилась в комок нервов, сгусток тревоги. Ее переживания сопровождались забвением собственных интересов. Из мягкой, любящей жены она превратилась в домашнего контролера – строгого, жесткого и безрадостного. Но если бы это помогло! Ведь Саша все эти годы продолжал пить.

Николай болен алкоголизмом. Здоровы ли его жена и сын?

Этому красивому, на вид здоровому человеку 39 лет. Он шофер и машинист электровоза, но работает слесарем. У него жена и пятнадцатилетний сын Валерий, студент железнодорожного техникума. Побываешь в их уютной квартире и подумаешь: какая дружная семья! Однако раскрою их тайну: глава семьи Николай тяжело болен алкоголизмом. Началась его болезнь примерно 15 лет назад (никогда нельзя точно определить, когда возник этот ужас).
Валерочке тогда был только год. Остальные 14 лет мальчика пришлись на период активного пьянства отца. Были, правда, перерывы. Один произошел, когда Николай сидел в тюрьме за наезд на пешехода в состоянии опьянения, другой связан с его пребыванием в лечебно-трудовом профилактории. Однако сколько Валерий себя помнит, отец всегда возвращался домой пьяным.
Мать не больна алкоголизмом, но если дома кто-то пьет, то всем окружающим тоже несладко. У бедной женщины за время совместной жизни с мужем-алкоголиком появилось очаговое облысение на голове. Лечилась у косметологов, но все без толку. Направили к психотерапевту – тоже без успеха. Проплешина заросла только через год после того, как муж выписался из антиалкогольной клиники и действительно перестал пить. Вот что делает алкоголизм с близкими.
Облысение, естественно, не единственный симптом у матери Валерия. Она постоянно испытывает тревогу, плохо спит, в ее душе глубоко засело чувство стыда за поведение мужа. Даже через год после того, как он перестал пить, у женщины не прошло полностью беспокойство за него, страх перед возобновлением болезни. Это и есть влияние алкоголизма на всю семью.
Итак, отец болен алкоголизмом, мать больна психосоматическим заболеванием. А сын? Нет, он ничем не болен. Но можно ли сказать, что он не пострадал от болезни отца? Конечно, нет.

Василий Михайлович, его дед, отец и сыновья

Если спросить Василия Михайловича, болел ли кто-нибудь из родственников алкоголизмом, он ответит отрицательно. Дед по отцу умер рано, в 32 года: выпитый им самогон вызвал желудочное кровотечение, что и привело к смерти. Больше Василий ничего о нем не знает.
Отца своего Василий тоже не считает алкоголиком, хотя тот часто выпивал. Сын помнит, что пьянство отца особенно досаждало ему в 15-17 лет. Подросток всегда нуждается в руководстве, в примере того, как мужчина должен вести себя в семье. У Василия же сложились об этом далеко не идеальные представления.
Мальчик тайком выливал из бутылок самогон – это была единственная доступная для него форма протеста против пьянства отца. По-видимому, у того был сильно выражен синдром похмелья, так как наутро после выпивки он «весь трясся». Правда, отец Василия при всем при том был отличным работником, но это обстоятельство не противоречит диагнозу «алкоголизм».
Сам Василий с юношеских лет был образцовым молодым человеком: трудолюбивым, покладистым, дисциплинированным, аккуратным. В армии он служил отлично. Учился немного, окончил 8 классов, курсы киномехаников, курсы шоферов. Его везде ценили за старательность. В 21 год Василий женился. Семейная жизнь складывалась удачно. Но в 24 года он начал выпивать и спустя каких-нибудь 3-4 месяца пил уже довольно часто. Через 2 года его суточная доза достигла 2 бутылок водки.
Удивительное дело: чем больше пьешь, тем меньше веселья и больше раздражительности, злобы. Василий, прежде такой спокойный и покладистый, начал бить жену. Его подросший сын тоже стал участвовать в драках, заступаясь за мать.
Итак, история повторилась: точно так же когда-то сам Василий Михайлович защищал свою мать от побоев отца. Только в 36 лет Василий впервые обратился в больницу для лечения. Ему установили диагноз «алкоголизм II-III стадии».
У них с женой два сына: Сергею 13 лет, Алеше – 9. Учатся они неважно. В школе не знают, что их отец болен алкоголизмом: ведь эта «неприличная» болезнь является в глазах общества позором. Помимо трудностей в учебе, у мальчиков еще одна проблема – плохие отношения со сверстниками: Сергей и Алеша боятся приглашать приятелей домой, опасаясь, что ребята застанут там очередной скандал. Дети не знают иных способов решения конфликтов, кроме ссор и кулаков – ведь они часто являются свидетелями драк между отцом и матерью.
Итак, пример этой семьи позволяет сделать вывод, что алкоголизм встречается у мужчин третьего поколения в роду по вертикали и отражается на представителях четвертого. Сходство между внутрисемейными отношениями во всех поколениях заключается в том, что конфликты решаются с применением агрессии как физической (драка), так и словесной (ругань).
Агрессия при решении любых споров – это характерная особенность семей алкоголиков. Учтем, что подобное сочетание (алкоголь + агрессия) свойственно людям не только легковозбудимым, с неустойчивым характером, тем, кого с юности считали хулиганами, но и очень покладистым. Из этого не следует, что каждый больной алкоголизмом мужчина непременно бьет жену и детей. Однако подобное происходит достаточно часто в нескольких поколениях одной семьи.
Дети в описанной мною семье здоровы, но у них есть свои трудности, главные из которых – весьма посредственная успеваемость в школе и плохие отношения со сверстниками. Что касается жены Василия Михайловича, то у нее те же проблемы, которые встречаются у жен других больных.

Психология зависимости. Что происходит с вашим мужем?

В Международной классификации болезней (МКБ-10) среди зависимостей описано личностное расстройство, полностью соответствующее зависимости. Под рубрикой F 60,7 значится: «активное или пассивное перекладывание на других большей части важных решений в жизни; подчинение своих собственных потребностей потребностям других людей, от которых зависит пациент, и неадекватная податливость их желаниям; нежелание предъявлять даже разумные требования людям, от которых пациент находится в зависимости; чувство неудобства или беспомощности в одиночестве из-за чрезмерного страха и неспособности к самостоятельной жизни; страх быть покинутым лицом, с которым имеется тесная связь, и остаться предоставленным самому себе; ограниченная способность принимать повседневные решения без усиленных советов и подбадривания со стороны других лиц» (с.204).
В одной книге по психологии зависимости я встретила неожиданное определение алкоголика: «Алкоголик – это человек, объятый огнем и бегущий к морю. В море он тонет» (Woititz J.G., 1979)
Под огнем следует понимать те чувства, от которых ему некуда деться. Эти чувства болезненны, непереносимы, он бы рад их сбросить в море, но, возможно, он не умеет плавать и потому тонет. Посмотрим пристальнее на чувства алкоголика.

Зависимость
– Вы помните, какими словами ваш будущий муж объяснялся вам в любви?
– Нет, он никаких слов не говорил. Поцеловал, и я поняла, что он меня любит.
– А какими словами он сделал вам предложение?
– Он сказал, что не может жить без меня. Еще он сказал: «Ты мне нужна».
Будущий алкоголик был точен. Он действительно нуждался в такой поддерживающей его жене, он действительно не мог бы жить и пить без нее. Слова: «Не могу жить без тебя», «Ты мне нужна» выражали не столько силу его любви, сколько силу его зависимости.
«Мой муж – это мой еще один ребенок, недоразвитый. Я его подобрала ровно на том месте, на каком его оставила мамочка. До 20 лет мама за ним ходила, как за маленьким дитем, а потом это делала я», – говорит жена алкоголика 43-летняя Галина, преподаватель профессионального училища.
Больные алкоголизмом – очень зависимые люди. Они предпочитают не брать на себя ответственность. Эта черта была свойственна им и до развития алкоголизма. Если они не принимают решения, то они и не сделают ошибки. Уж так повелось в их жизни, что все решения с детства принимала мама – что есть, какую рубашку надевать. Позже подросший сын мог советоваться с мамой, какую девушку ему брать в жены. Они довольно долго, уже будучи взрослыми, живут одним домом с мамой, а после женитьбы часто звонят маме. До такой степени часто, что это отражает не просто родственные чувства, а психологическую зависимость от мамы.
Ему трудно, он играет двойную роль – и сын своей мамы и муж своей жены. Пока он не уяснил для себя, какая из этих ролей для него главная, он между двух огней. Практически он не выполняет своих ни сыновних обязательств, ни обязанностей мужа, предоставляя двум женщинам разбивать себе лбы в этих вечных конфликтах между свекровью и невесткой.
Женщина из моей психотерапевтической группы рассказывала: «Мы женаты уже 18 лет. У нас сын. Я стараюсь вкусно готовить. Но меня буквально бесит, что мой муж часто по дороге с работы заходит к своей маме, там обедает. Меня он не предупреждает об этом. И я со злостью выливаю борщ в унитаз».
Еще одна жена алкоголика рассказывала, что мать мужа любит спать на даче в их с мужем спальне, хотя на даче два этажа и есть другие комнаты. Самое интересное, что муж не возражал против такого положения вещей. Он был сильно зависим от мамы в свои 45 лет.
Другая жена алкоголика говорила, что в их совместной жизни, когда дети еще были малые и оба супруга работали, муж часто ей звонил на работу и говорил.
– Ты знаешь, я сегодня выпил немножко. Я не могу пойти в детский сад за сыном. Мне стыдно, что я пьяный. Забери сына из сада сама.
– Ладно, я сама зайду в детсад.
Удобно, не правда ли? Перекладывать на жену ответственность за заботу о детях. Так продолжалось долго, затем проблема его алкоголизма выросла до такой степени, что теперь уже взрослый сын силой принуждает отца лечиться.
Стремление избегать ответственности и принятия решений ведет к употреблению алкоголя как средству убегания от реальности. Выпивка становится способом бегства от проблем.
Алкоголь не может разрешить проблемы зависимости. Алкоголь только способствует усилению всякой психологической зависимости. В добавление возникает еще одна – зависимость от алкоголя.

Эмоциональная незрелость
Когда индивид начинает пить (употреблять наркотики), он останавливается в своем взрослении и духовном росте. Я давно уже работаю с зависимыми больными. И постоянно наблюдаю одно и то же. Внешне человек может выглядеть как 40-летний мужчина, но когда спрашиваю, как его зовут, он отвечает «Саша». Все они Гена, Васек, Юрок, независимо от возраста. Солидности ни на грош. Они хотят оставаться невзрослыми, в их поведении видна детскость.
По паспорту им может быть 30, 40, 50 лет, а по эмоциям они все как 17-летние. Когда алкоголик хочет выпить, он ведет себя как ребенок, желающий лакомства. Дайте ему желанное лакомство немедленно. Откладывать на потом удовлетворение желаний могут взрослые, но не дети. Противостоять неприятностям, боли могут взрослые, но не дети.
Жена алкоголика, врач по профессии, рассказывает: «Когда мужу требуется помощь стоматолога, я договариваюсь с врачом об общем наркозе. Только так, под общим наркозом, он может позволить что-нибудь делать с его зубом. Нет, не вырвать зуб, а просто полечить кариес. Он очень боится боли».
Точно так же больные алкоголизмом не могут выдерживать любые жизненные трудности.
В норме мы, люди, духовно растем, эмоционально взрослеем, когда преодолеваем трудности, боль, неприятности, когда решаем проблемы. Больные зависимостью избегали этого, благо рядом всегда были люди, готовые взять на себя решение их проблем. Так больные остались эмоционально незрелыми. Так они превратились в «ребенка № 1» в той семье, которую сами создали.
Счастливые времена, беззаботные времена – это не время роста и взросления. Счастливые времена питают нас чем-то важным, что потом всю жизнь будет составлять наш эмоциональный ресурс. Но беззаботное время не побуждает нас к переменам. А эмоциональный рост – это изменение.
Вспоминаю эпизод из кинофильма «В моей смерти прошу винить Клаву К.» Герой фильма, ученик 3-го класса, влюбился в Клаву из своего класса. Он не мог добиться, чтобы она обратила на него внимание. И тогда он все рассказал отцу. Между отцом и сыном состоялся очень серьезный разговор.
– Что же мне делать, отец?
– Страдать.
Так ответил любящий и заботливый отец. Через страдание достигается эмоциональная зрелость.
Недавно прочитала в одной книжке, что к жестокому обращению с ребенком относится и такое, когда родители не позволяют ему пережить боль, трудности. Интересно, не правда ли? Действительно, разве это не жестоко, не дать ребенку повзрослеть?
Больные зависимостью умеют анестезировать свою боль. Недаром их болезни относятся к области наркологии. В основе названия области медицины лежит то же слово, что и в основе обезболивания – наркоз.

Низкая толерантность к фрустрации
Толерантность – это способность переносить, терпимость. Фрустрация происходит от латинского frustratio – обман, неудача, тщетная надежда. Фрустрация – это такое психическое состояние, которое возникает в результате крушения надежд, невозможности достижения поставленных целей. Обычно фрустрация сопровождается подавленным настроением, напряжением, тревогой. Нормальная жизнь обязательно сталкивает нас с многочисленными фрустрациями. Приходится их переносить.
Алкоголик не может терпеть даже незначительные неудачи, он не может сколько-нибудь долго находиться в состоянии фрустраици. У алкоголика короткий фитиль. Он быстро зажигается, быстро взрывается. И никогда не знаешь, что его вывело из равновесия. Он может прийти в ярость, если жена не подала наглаженную рубашку, если сын не завинтил трубочку с зубной пастой. Одна женщина, дочь алкоголика, рассказала, как отец поднял скандал из-за того, что она «не по центру поставила кастрюлю на плиту».
На похоронах обычно алкоголики напиваются, даже если длительное время находились в ремиссии. Они используют это событие для оправдания возможности выпить, а также потому что не могут переносить горе без обезболивания.
Ежедневные мелкие неудобства невыносимы для алкоголика. Он либо взрывается гневом и яростью либо прибегает к выпивке. Члены семьи стараются его не раздражать, в прямом и переносном смысле ходят на цыпочках, чтобы не беспокоить своего близкого, Но он все равно найдет, к чему придраться.
Жена старается обходить острые углы, утихомирить детей: «Дети, уходите гулять, дайте отцу отдохнуть, он устал». Но ей не избежать придирок. Иногда ей кажется, что она действительно виновата.

Неумение выражать свои чувства
Есть такой термин – алекситимия. Слово составляют: а – частица, означающая отрицание; lexis – слово, речь; thymus – чувство. Алекситимия – это неспособность высказать свои чувства. Симптом неблагополучия психики.
Исследования показали, что алекситимия свойственна больным зависимостью.
«Мой муж часто бывает не в духе. Замкнется и молчит. Бесполезно спрашивать, что случилось на работе. Он просто не умеет высказывать своих чувств», – говорит жена алкоголика, давно – 5 лет назад – бросившего пить.
На вопрос: «Как вы себя чувствуете?» больные алкоголизмом (как и их взрослые дети) отвечают: «Нормально». На вопрос: «Что вы чувствуете?» они затрудняются ответить. Я должна приложить какие-то усилия, чтобы получить от алкоголика самоотчет о его чувствах. В это время я вспоминаю о растормаживающем действии алкоголя. Застенчивые, зажатые, закрепощенные люди под действием алкоголя делают то, что не могут делать в трезвом состоянии. Они могут становиться говорливыми, общительными, они могут свободнее говорить о любви и ненависти.
Правда, в состоянии опьянения выражаемые алкоголиком эмоции не относятся порой к тем обстоятельствам, в которых он сейчас находится. Скорее алкоголик выражает давно подавленные, вытесненные эмоции. Это чувства, которые он годами испытывал по отношению к самому себе. Да, его агрессия, ненависть, презрение и прочие отрицательные чувства, направляемые вовне, на других, на самом деле могут быть выражением его собственного отношения к себе.
Вне опьянения алкоголик может не выражать своих чувств, потому что он не умеет это делать. Требуется работа, навыки, усилия, чтобы выражать, проживать и разрешать свои чувства. А подавление, вытеснение чувств происходит неосознанно, автоматически. Было больно, он зажался. В качестве зажимов используется мышечное напряжение. Один алкоголик говорил, что он чувствовал себя живым трупом в трезвости и более живым, когда выпивал. Логично, ведь алкоголь снимал мышечное напряжение и давал ему возможность испытывать чувства.
Автоматически алкоголик может «выпустить пар» на окружающих в гневной манере. Он не контролирует свои давно зажатые чувства. В действительности он сердит не на окружающих, а больше всего испытывает гнев к себе самому.
Алекситимия свойственна не только алкоголикам. Многие из нас либо не умеют, либо затрудняются в выражении чувств. Много здесь зависит от культуры, от воспитания. Считается, что мальчики не должны плакать. «Не реви, ты же – мужчина». Будто бы слезы не для мужчин. Будто слезы – это признак слабости.
Кричать тоже нехорошо. Но почему-то все дети мира кричат, когда играют во дворе. Выражать свои чувства криками, звуками, слезами – это так по-человечески. Это часть человека. Помните романс:
О, если б мог выразить в звуке
Всю силу страданий моих!
В душе моей стихли бы муки
И ропот сомненья затих.
И я б отдохнул, дорогая,
Страдание высказав все.
(Г. Лишин. Музыка Л.И. Малашкина.)
А нам в детстве запрещали «выражать себя в звуке».

Низкая самооценка
Как бы ни выглядел больной зависимостью, в глубине души он ничего хорошего о себе не думает. Он не относится к себе как к достойному и ценному человеку. Алкоголь позволяет мгновенно изменить ситуацию. «Да ты знаешь, кто я!» – заявляет он хвастливо, когда выпьет. «Я могу сделать все, что захочу». Любое дело для него – семечки.
На следующий день, если он помнит о своих хвастливых заявлениях, он стыдится их, испытывает неловкость, возможно, извиняется: «Я вчера был как последняя свинья». Он сожалеет о своем поведении.
Жены хорошо знают эту склонность мужей. И используют часто для поддержания в них веры в свою низкую самоценность. Иными словами, жены часто пытаются культивировать в алкоголиках комплекс неполноценности. Здесь для жен у меня плохая новость: этим вы не помогаете больному справиться с алкогольными проблемами и еще больше ухудшаете свои супружеские взаимоотношения, а также вредите дочери, если она есть в семье. Дочь может усвоить, что все мужчины никчемные, плохие, даже и любви не стоят. В таком случае у дочери будет проблемный брак.
«А что же мне делать? Не радоваться же тому, что он пьет?» – слышу я ваше возражение. Мой ответ: «Не радоваться. Но отделите поведение от человека и болезнь от человека». Одна жена из программы выздоровления от созависимости говорила так: «Я ненавижу алкоголь. Я считаю алкоголизм ужасной болезнью. Но я люблю своего мужа». Возмущайтесь недопустимым поведением, но не клеймите человека.
Нагнетать чувство вины, чувство собственной малоценности – это значит прокладывать путь для новых выпивок. Низкая самооценка тягостна. У алкоголика возникает желание залить горькое чувство новой порцией водки. Он беспомощен перед алкоголем, равно как и его жена перед алкоголизмом.

Идеи величия
Послушаешь больного алкоголизмом в нетрезвом состоянии, подумаешь, что перед тобой самовлюбленный человек без всякого критического отношения к себе. «Да я если захочу, всех их (часто это сотрудники, начальство) в бараний рог скручу». «У меня тогда были огромные возможности. Я управлял цехом, и в моем подчинении было 600 человек». В высказываниях содержится смысл: я все могу.
Этот неуверенный в себе человек с комплексом неполноценности чем больше пьет, тем больше, как у нас говорят, хорохорится. Распускает перья, как павлин. Хвастается, переоценпшют свои возможности, показывает силу, которой он не обладает, может угрожать или с наигранно снисходительным видом смотреть на окружающих. Его способностям нет пределов. Он – царь и бог. Ему и море по колено. Он может быть очень щедрым в ресторане, а дома дети сидят без необходимых школьных принадлежностей. Может быть, он своей щедростью пытается выкупить уважение, дружбу? Ведь он одинок и себя не очень уважает. Но проходит время, приподнятое настроение спадает, воображаемые аплодисменты затихают. За все платит семья. В буквальном и переносном смысле.

Перфекционизм
Перфекционизм (от англ. perfect – совершенный, безупречный) – это такая психологическая особенность, которая толкает человека к совершенству любой ценой и во что бы то ни стало. Это жизнь без права на ошибку, это высокий стандарт требований к себе и окружающим.
Алкоголики часто бывают перфекционистами. Если алкоголик задумал что-то сделать, то проект должен быть исполнен наилучшим образом, а не как-нибудь. Если нельзя исполнить наилучшим образом, алкоголик может отказаться вообще его выполнять.
Жена алкоголика рассказывает: «Задумал мой муж сделать ремонт в квартире. Купил краски и кисти. Вынес мебель из спальни. Очистил стены от обоев. Тут выяснилось, что требуется шпатлевка, есть трещины. Он не нашел хорошей шпатлевки, которую ему друг посоветовал купить. И теперь стоит неотремонтированная спальня уже полгода».
Перфекционизм, соединенный с низкой толерантностью фрустрации, может быть использован алкоголиком как предлог для следующей выпивки. «Раз не получается сделать это наилучшим образом, то что толку стараться, все равно ничего хорошего не выходит» и т.п. Чувства алкоголика в подобных случаях накаляются несоразмерно той ситуации, которая их спровоцировала. И опять у него есть предлог, чтобы напиться.

Чувство вины
Чувство вины – одно из основополагающих чувств алкоголика. Это чувство сопровождает его всю жизнь. Еще в родительской семье задолго до того, как он начал пить, он чувствовал себя виноватым. За что? Да за что угодно. За то, что своим рождением он принес много трудностей семье. За то, что его любят, а он плохо себя ведет.
Алкоголик не хотел делать все то, что он делал вчера, будучи нетрезвым. Он не любит в себе того пьяного человека. «Я – свинья. Я недостоин называться человеком после этого. Я вчера тебя ударил. Больше это никогда не повторится». И в знак искупления своей вины тащит жене огромный букет либо моет полы во всей квартире.
Из чувства вины после запоя алкоголик может за полдня на работе сделать все, что раньше он делал за день. Он готов трудом искупить свою вину перед мастером.
После запоя чувство вины усиливается. В это время он обещает бросить пить. В это время его легче уговорить пойти к врачу-наркологу. Когда человек виноват, им легче управлять. Это хорошо знают контролирующие жены алкоголиков.
Алкоголик не может выносить боль, а чувство вины болезненное. И он снова запивает. Потом чувствует себя еще более виноватым. Замкнутый порочный круг. Жена могла нагнетать чувство вины, потом убедилась, что ничего хорошего из этого не вышло. Теперь у нее усилилось чувство вины. Это их общесемейное чувство.

Психологические особенности алкоголика, изложенные выше, могут обнаруживаться не у всех алкоголиков. Они могут быть представленными в психике алкоголика не во всей полноте, как здесь перечислено.
Жаннет Уойтити – специалист в области психологии семьи при алкоголизме одного из членов семьи. Мне посчастливилось учиться у Ж. Уойтитц. Она считает, что наряду с вышеперечисленными особенностями психики больного алкоголизмом, у него может наблюдаться также амбивалентность по отношению к фигурам власти. Когда он трезв, он может бояться фигур власти (начальника, постового дорожной службы). Но когда он пьян, никто не может указывать ему, что и как делать (Woititz J.G.,1979).
Вышеперечисленные человеческие особенности могут быть обнаружены у людей, далеких от чрезмерного употребления спиртного. Но у алкоголиков все же чаще, чем у кого бы то ни было, вышеперечисленные особенности встречаются. Они также часто встречаются у зависимых от наркотиков. Только у последних в силу рано начавшейся задержки в развитии и сильно выраженной детскости, незрелости, инфантилизма психологическая картина вырисовывается более нарушенной, чем у алкоголика.

Источник: Москаленко В.Д. — «Зависимость. Семейная болезнь».