Консультация +79250362627 (Viber, WhatsApp)

Жизнь на сломе. Что приводит людей в ряды террористов и как этого избежать

Почему студенты и дети становятся лёгкой добычей для вербовщиков в ряды террористических группировок и как уберечь своего ребёнка от подобной участи, АиФ.ru рассказала семейный психолог Светлана Меркулова.наркНаталья Кожина, АиФ.ru: Светлана, кто чаще всего попадает в руки вербовщиков?

Светлана Меркулова: Чаще всего это женщины, дети и студенты. Если говорить о последних, то, как правило, это образованные, интеллектуально развитые ребята, которые учатся в институтах. С ними можно поговорить о чём-то глубоком, философском, о смысле жизни, поисках своего предназначения в этом мире и единомышленников. Эти темы являются своеобразными «крючками», на которые их ловят вербовщики. Когда юноши и девушки заканчивают школу, то сталкиваются с ощущением того, что мир не такой идеальный, как им это представлялось в детстве, в реальной жизни много несправедливости. Они сталкиваются с одиночеством и непониманием со стороны окружающих. Достаточно рассказать молодому человеку о том, что можно преобразить общество с его помощью, стать героем, пожертвовать собой «ради лучшего мира». Это очень похоже на то, что происходило ещё до революции: вспомните бомбистов, они действовали ради идеи, готовы были убить себя, только чтобы изменить этот прогнивший мир.

Подростков «ловят» на схожих идеалах — героизм, романтика, возможность реализовать себя и почувствовать собственную значимость. Что касается женщин, то в ряды террористических группировок, как правило, попадают те, чья жизнь не удалась, они потеряли смысл своего существования, им кажется, что у них нет перспектив, поэтому они и запускают программу самоуничтожения, они готовы на многое, только чтобы не оставаться в этом мире. Ну и ещё романтичные девушки, мечтающие о прекрасных мужественных принцах, с которыми у них будут «неземные отношения».

Неустроенность, отсутствие контакта в той жизни, в которой находится человек, чувство одиночества, непонимание с ближайшим окружением — вот что приводит всех этих людей в ряды террористов.

— Но как происходит сам момент вербовки?

— Начнём с того, что этим занимаются очень хорошие психологи, они интуитивно чувствуют собеседника, проникают в смысл того, что говорит человек, нащупывают его болевые точки. Вы даже сами не заметите, как произойдёт момент сближения и вы станете мыслить иначе.

— Здесь есть какая-то доля гипнотического воздействия?

— Не совсем. В этом случае речь, скорее всего, идёт о методах НЛП (нейролингвистическое программирование), в котором есть определённые способы подстройки под человека. Например, вы разговариваете с собеседником, а он повторяет ваши мимику, жесты, позы, интонацию, дышит с вами в унисон, говорит вашими словами. В итоге появляется ощущение, что вы разговариваете с самим собой. Постепенно у вас двоих образовывается общая психическая реальность, жертва не замечает, как впитывает в себя чужие фразы, начинает мыслить иначе. Появляется ощущение, что вы понимаете друг друга с полуслова. Есть такое понятие, как интроекция, которая никогда не осознаётся — в человека вкладывают определённые установки, взгляды и мотивы, которые он сначала присваивает, а потом выдаёт за свои собственные.

— Можно вычислить, что под тебя кто-то подстраивается?

— Только если это делает непрофессионал, а в террористические группировки вербуют настоящие профи. Они делают это ненавязчиво, незаметно. Естественно, отследить подобные вещи практически невозможно, тем более если жертвой стал подросток или молодой человек.

Куда смотрели родители?

— Когда происходят ситуации, подобные той, что случилась в семье Карауловых, можно ли говорить об отсутствии контакта между ребёнком и родителями?

— Мы не знаем ситуацию изнутри, но обычно люди попадают в секту или террористическую организацию, когда они на сломе (студенты, подростки). Как правило, в такие моменты дети действительно теряют контакт с родителями, которые становятся для них не очень приятными людьми. Но взрослым тоже трудно, они не знают, как себя вести с уже изменившимся ребёнком, пытаются вернуть всё назад, сделать его таким же покладистым, как раньше, и, естественно, наталкиваются на протест. Именно в такой момент и находятся люди, которые заменяют качество этого контакта какой-то привлекательной идеологией.

Сложно обвинять родителей в том, что они не видят детей или не занимаются ими. История с Варей Карауловой очень показательна, ведь именно папа поднял информационную волну, начал поиски. Но есть один интересный момент, который вернёт нас в начало нашей беседы: исламом девочка увлеклась в тот момент, когда родители разошлись (такую информация дают нам СМИ)! Для детей развод — это всегда  трагично, в каком бы возрасте ни находился ребёнок, возникает фантазия, что можно было что-то сделать, чтобы не допустить этого. Своим поступком Варя по сути объединила всю семью, ведь папа стал звонить маме, сейчас они вернут дочь в Москву, и внимание всей семьи будет приковано именно к ней.

Могу также предположить, что Варя выросла в гиперопекающей семье и её поступок может быть протестом против родительского давления. Своим абсурдным побегом она, возможно, просто хотела показать, что является взрослым человеком, имеющим свои взгляды на жизнь. То, что она оказалась не готова быть критичной к тому, что ей говорят, тоже может быть результатом гиперопеки, когда ребёнок привыкает брать то, что дают или говорят уважаемые им люди. И ещё интересно, что она сумела всё так устроить, что родители не замечали происходящего. Это долгие годы «тренировок». Так обычно делают дети, которые учатся показывать только ту свою часть, которую одобряют родители.

— Программа самоуничтожения, о которой вы сказали в начале нашей беседы, есть в каждом человеке, никто от неё не застрахован?

— Она может включаться в тот момент, когда человеку сложно пережить стрессовую ситуацию. Не думаю, что подобная программа однозначно запускается у всех, всё зависит от обстоятельств, от того, видит человек перспективу своего дальнейшего существования в мире или нет. Если не видит, то он неосознанно выберет путь разрушения.

— Какое поведение ребёнка должно насторожить родителей?

— Проблема в том, что часто даже когда родители что-то замечают, они не знают, как реагировать, что делать. Возьмём историю Вари: ведь мама с папой видели, что она по утрам начала читать молитву. Но Варя дала своим родителям какое-то странное объяснение, зачем она это делает, и они поверили ей. Если бы взрослые позволили себе реально видеть ситуацию, то, скорее всего, им бы пришлось как-то реагировать на происходящее, но до поры до времени им было страшно. Вероятно, это было избегание конфликта, они же не предполагали, что ситуация может усугубиться.

Если вы видите, что с ребёнком происходит что-то странное, он изменился (а родители всегда это замечают!), то, конечно, не стоит скандалить, обвинять, выяснять отношения. Лучше попробовать понять, что именно так сильно привлекло его внимание, нужно искать, что может вас объединить. Кстати, СМИ сообщили, что папа Вари Карауловой начал изучать ислам, чтобы понять свою дочь, думаю, что ему это действительно поможет.

Самая главная задача — держать себя в руках, понимать, что, пока ваш ребёнок рядом, ещё можно что-то исправить. Задайте себе вопрос, что вы делаете такого, что ваша дочь или сын потеряли контакт с вами, и попробуйте честно на него ответить самому себе. Что он получает в тех отношениях, в которые стремится, и чего не даёте вы?

Главное — не перегибать палку в этом вопросе и не становиться гиперактивными и заботливыми родителями, иначе вашему чаду, безусловно, захочется сбежать. А ещё с детства в психику ребёнка должна быть заложена одна очень важная мысль: что бы ни случилось, есть мама и папа, которые никогда не подведут, на которых всегда можно положиться и которые будут любить несмотря ни на что. Не осудят и не отвергнут, а дадут поддержку и постараются понять.

Дорога возвращения

— Изучая подробности истории с Варварой Карауловой, я узнала, что её отец — атеист, о христианстве девочка услышала на втором курсе от преподавателя. Религия — мощное средство для манипуляции, может быть, имеет смысл посвящать ребёнка в эту тему, а не игнорировать её?

— В этом вопросе каждая семья делает свой собственный выбор. Традиционно, если семья религиозная, соблюдает праздники, посты, традиции, то детей и не надо этому учить, они впитают это всё с детства. Наряду с этим есть масса семей, где дети живут, ничего не зная о вере, о церкви, это не говорит о том, что они в группе риска, нет. Скорее вопрос в том, насколько в семье налажено доверие, насколько там честные и открытые отношения друг с другом, насколько все члены семьи готовы делиться друг с другом тем, что их волнует.

— Сейчас Варю пытаются привезти в Россию, но сможет ли она вернуться к нормальной жизни?

— Откровенно говоря, я думаю, что в этой семье настали непростые времена, сейчас они, безусловно, все сплотятся вокруг неё, она будет центром внимания. Не уверена, что Варя сможет вернуться на учёбу, нужно будет время на адаптацию и восстановление. История только началась, помощь нужна не только девушке, но и всей семье. С прилётом дочери домой в этой истории, к сожалению, ещё нельзя поставить точку, у них впереди очень долгая дорога возвращения.

источник